Старые заметки: Мой поезд едет в Стамбул. Это кул. | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Старые заметки: Мой поезд едет в Стамбул. Это кул.

Этот текст был опубликован мной здесь 12 февраля 2008.

Часть первая.

Если вы болеете за Ливерпуль и не хотите съездить в Стамбул - значит вы там уже были. Таких счастливчиков набралось уже порядком, и этой осенью мы решили примкнуть к их числу. После жеребьевки группового этапа ЛЧ поездка в Турцию сразу показалась мне наиболее просто организуемой, а тут еще подоспело Пулково с 50% скидкой на авиабилеты. Хостел в 100 метрах от Таксима обнаружился без проблем. Билеты на матч, как обычно, представляли, но благодаря помощи от Паты и этот вопрос был разрешен.

В качестве разминки Ливерпуль в самых что ни на есть драматичных обстоятельствах обыграл Эвертон, и полночи перед выездом я провел, выкачивая и пересматривая этот матч. Наш самолет вылетал поздним вечером воскресенья, я чувствовал себя простуженым и лечился “Джеймсоном” (кстати, помогло). В салоне мы с Ваней вспоминали историю Алекса о потерянном в самолете баннере и пришли к выводу, что бегать по этому самолету будет тяжело (поэтому баннер без проблем добрался до Турции). Вспоминаем про ставшую традиционной игру: кто первым увидит нашего болельщика. Я выигрываю вскоре по приземлении.

В аэропорту мы узнаем, что Стамбул выбран культурной столицей Европы 2010 года. Наши соотечественники устроили полный беспредел на паспортном контроле, поэтому до кофейни мы дошли только к трем, а до автобусов мы добрались только в половине четвертого ночи. Полчаса мы отбивались от таксистов, и наконец дождались водителя автобуса. Ночной Стамбул прекрасен: больше всего впечатляет вид с моста через Золотой Рог - подсвеченные купола и минареты, полоски огней на набережной. Автобус привозит нас на одну из центральных площадей европейской части Таксим. Дежурный в хостеле без вопросов открывает нам дверь, несмотря на весьма позднее время. В комнате Ваня обращает внимание на небольшую колокольню прямо напротив наших окон… и наступает долгожданный сон.

Часть вторая.

От площади Таксим отходит условно пешеходная (среди гуляющих изредка проезжает полицейская машина или туристический трамвай) улица Истикляль. Это местный бродвей с сотней кафе, ресторанов и магазинчиков. Почти на каждой боковой улице чуть меньшее разнообразие того же. Во всех остальных местах магазины кучкуются, будто на слободе. Проходишь магазин музыкальных инструментов, а за ним еще пять, сворачиваешь за угол - там еще три. Через пару кварталов начинается торговля унитазами. Чуть в стороне квартал книжных магазинов. И посреди всей этой коммерции на полуразваленных низеньких стульчиках сидят турки и пьют крепкий чай из стеклянных стопок.

По пути к Золотому Рогу мы вспоминаем наш первый вечер в Барселоне: полный восторг от теплого и влажного воздуха, практически ощущение лета и моря. В Турции почти 20 градусов тепла, солнце пробивается сквозь облака, на мосту через залив удачат рыбаки, а на набережной эту рыбу обжаривают в каком-то особо пахучем масле. В ту же гамму запахов попадают жареные каштаны: Стамбулу снится Париж.

Мы сидим у воды и смотрим на воду, разделяющую восток и запад, Азию и Европу, Бешикташ и Фенербахче. По Босфору снуют пароходики. Я пишу хвастливые смс-ки. Потом мы обходим дворец Топкапы с воды, поднимаемся в район СултанАхмет, заходим в потрясающую мощью и простором Голубую Мечеть. На выходе нас останавливает турок - крайне типичная ситуация для всей поездки. Сначала он обсуждает с нами факт нашего боления за Ливерпуль, мы уходим от прямого ответа на вопрос - действительно ли мы из Англии. Дальше следует признание в вечной дружбе, рукопожатия, но в итоге разговор сводится к тому, что у него на соседней улочке есть магазин, и самые лучшие ковры по самым низким ценам он готов показать нам прямо сейчас.

Айя-София закрыта по понедельникам. Мы перекусываем в уличном кафе большой тарелкой салата и чем-то из жареной баранины с рисом. Какой-то юный помощник официанта приносит нам чай со словами - заметно, что это предел его владения английским - Liverpool not good, Besiktas - good. После обеда продолжаем заходим в Topkapi Palace и пережидаем дождь в дворцовом парке. Потом проходим по известнейшему крытому рынку, где лично меня атмосфера мало располагает к тому, чтобы что-либо приобрести и начинаем потихоньку возвращаться к дому. Вечером проходим по пустующему Таксиму, который отдаленно узнается по фоткам 2005 года, добредаем до стадиона - с дороги действительно можно видеть часть поля. У главного входа встречаем соврешенно не говорящего по-английски фана Бешикташа. Обсуждаем с ним то, где расположены сектора, где сидят гости, а где самые ярые болельщики - Чарши. Он называет Чарши коммунистами, хотя на шарфах и флагах они пишут букву “а” в круге, как анархисты. Подумаешь, разница. Он обещает, что нам придется затыкать уши - так громко они будут болеть. Потом он достает из носка пачку с солидного размера косяком и предлагает дунуть. Мы уходим.

Со стороны ближайшей мечети слышится призыв на вечерний намаз. Мы выходим на набержную Босфора. Стилизованный под Golden Gates мост подсвечен по всей длине и меняет окраску в лучшем духе советского мультфильма про Тайну Третьей Планеты. Дождь усиливается - мы прячемся под каким-то навесом и в течение получаса я смотрю на то как капли превращаются в пар на стекле прожектора подсветки, а Ваня читает путеводитель на предмет ирландских пабов, ибо вечером Ньюкасл принимает Тоттенхем. Разочаровавшись в “библии путешественника”, мы отправляемся в свободные поиски, и тут ирландская кровь моего спутника дает о себе знать, поскольку мы совершенно случайно выходим к практически единственному пабу в многомиллионном городе. На этом наше везение заканчивается, поскольку Sky Sports 1 решает транслировать матч Hull City - Burnley. Мы решаем болеть против Халла, поскольку оба натерпелись от него в своих играх в Football Manager. В бар подтягивается несколько британцев - один из которых (живущий в Стамбуле несколько лет) сетует на невозможность достать билет. На следующий день мы узнаем, что чуть ни каждый скаузер привозит с собой по 1-2 лишних билета, но этого парня на стадионе мы не встречаем.

Часть третья

Утром вторника не лестнице хостела мы натыкаемся на парня с большим рюкзаком, останавливающего нас фразой “а, вот и русские”. Это Cyd - он только что приехал из Софии. Мы находим кафе на одной из улочек вдоль Истикляля и пьем то, что нам принесли по заказу “лучший кофе в вашем заведении” - очень недурственно. Потом мы спускаемся к воде и садимся на идущий на азиатскую сторону паром. Вспоминаем старую песню - “We’re on ferry across the Mersey”. Азиатская сторона гораздо менее ориентирована на туристов, но качественной разницы не видно - те же маленькие магазинчики, новые дома вперемешку с полуразвалившимися, старые Экарусы и новые иномарки, чистильщики обуви перед мечетями и брадобреи в обшарпанных парикмахерских дешевых районов.

На набережной стайка школьников вскакивает с парапета при нашем появлении. Сначала они показывают на нас друг другу пальцами, а потом начинают скандировать речевку поразительно напоминающую русское произношение “Бешикташ - сосать. Бешикташ - сосать”. Улыбаясь им во весь рот, мы проходим мимо. Вскоре мы переправляемся обратно в Европу, где, будучи весьма голодными, уминаем по два блюда в уютном кафе “Ванкувер” на одной из улочек в районе Истикляля. Потягивать пиво в уютных креслах было здорово, но нам надо возвращаться на Таксим, где пора искать Nige-а, который должен передать мне билеты. Время встречи и его телефон мне неизвестны, поэтому, пройдясь по пустой площади мы заруливаем в интернет-кафе. На RAWK мы узнаем о том, что матч болельщиков, который и так был под сомнением, не состоится по причине действующего траура по погибшим турецким военнослужащим, а также что до встречи с Nige-ем и его турецкими друзьями у нас еще есть полчаса.

Найджел явился вовремя и первым делом всучил нам пять заветных билетов, которые я оставшиеся 24 часа до матча носил не снимая в застегнутом кармане рубашки - как самую ценную вещь на данном отрезке времени. К нам подошел турок и, уточнив на отличном английском, что мы болеем за Ливерпуль, попросил ни в коем случае не возвращаться домой, не надрав предварительно задницу Бешикташу. Это был болельшик Галатасарая. Потом Найджел достал из пакета красно-белый шарф, который он обещал носить, дабы его могли опознать незнакомые с RAWK, но оказалось, что шарф не Ливерпуля, а Олимпиакоса, что, учитывая отношения греков с турками было не самой удачной заменой. С шарфом разобрались, дождались еще четверых бритишей и отправились сначала на стадион, где ожидали увидеть тренировку. Обойдя стадион по периметру, и не обнаружив варианта попасть внутрь, мы двинулись в сторону главного бара болельщиков Бешикташа под названием Kazan. По пути Найджел сначал предупредил, что в этом районе нас могут косо смотреть (все кроме нас с Ваней одеты в casual), а потом показал на улицу, на которой не так давно в столкновении двух фанатских группировок этого клуба был зарезан вожак одной из них. Хм.

В баре нас ждал один единственный бешикатшевец - Мурат. Они с Найджем обменялись шарфами (у него-таки был Ливерпульский шарф, но не полосатый) и оба довольные сразу повязали их себе на шею. Однако через пару минут к Мурату подошел официант и попросил его снять красный шарф - мало ли кто пьяный не разберет, а драки никому не нужны. При этом мы отлично посидели и даже более менее разбирали scouse accent наших друзей. Как мы потом узнали - Найдж еще раз встречался с гораздо большей компанией болельщиков на следующий день с гораздо большим успехом. А пока, на экране московский ЦСКА проигрывал Интеру. Затем, они отправились в другой бар, а мы, покинув их, и, встретив мотавшегося к знакомой Сида, отправились в поисках чего-нибудь сладкого на ужин. В приглянувшемся нам заведении подавали вкуснейшую пахлаву и еще нечто безумно вкусное, но не поддающееся описанию, а также показывали матч Фенербахче c ПСВ. Досматривать матч до конца мы не стали. Вечером позвонил только что прилетевший Дима. По его словам он остановился по другую сторону Таксима - ближе к стадиону и звал нас в гости. Вылезать под дождь нас ломало и мы в итоге завалились спать.

Часть четвертая

В среду - день матча - мы встретились с Димой и Костей и отправились в самую старую часть города. Посмотрели на отлично сохранившийся за 2.5 тысячи лет акведук, старые мечети, университет. Посетили Святую Софию, построенную 1.5 тысячи лет назад, как православная церковь, через тысячу лет превращенную в мечеть, а последние 70 лет являющуюся музеем. А также спустились в самое впечатлившее меня историческое сооружение Стамбула - Базилика Цистерна - подземное хранилище пресной воды примерным объемом в 100 тысяч кубометров или 100 миллионов литров. Неслабая цистерна, короче.

Потом мы прокатились на обычном трамвае по набережной Босфора, закупили подарков домой, посидели в еще одном кафе с вкусным чаем и сладостями. Я сьел такое Тирамису, которое до этого ел только в Анталии семь лет назад. Людей в черно-белых футболках и шарфах стало значительно больше, но по-прежнему все было абсолютно мирно. Мы взяли флаги и пошли на Таксим, надеясь, что может хоть перед матчем там будет тусовка. Найдж предположил, что наших будет около 500, и судя по всему тусовке под временами накрапывающем дождиков все предпочли уютные бары и рестораны. Завершая ритуальный обход площади, мы замечаем приличную толпу (от тысячи и больше) местных фанатов, с песнями шествующих к стадиону в окружении очень приличной колонны местного ОМОНа. Последнее обстоятельство нас несколько смущает и мы возвращаемся в хостел заменить Ване красную адидасовскую куртку. Я между делом пишу смс-ку Найджу с вопросами - спокойно ли на подходах к стадиону и открыт ли вход на сектор. Получил ответ состоящий из трех слов - дословно “yes and yes”. Как я понял позже, Найдж отвечал на эти вопросы из пивной и о происходящем у стадиона мог только предполагать.

Добираться до стадиона мы решили на маршрутке. Я запретил всем говорить по-английски, хотя водила не понимал русский. Высадились мы прямо напротив входа на стадион. До начала матча было не меньше 1.5 часов, но и вокруг стадиона и, судя по звукам, внутри было уже достаточно народа. Подход к гостевому сектору был огорожен решеткой, которой не было в предыдущие дни, и я точно не знал с какой стороны нужно подходить. Решил идти по кратчайшему пути - мимо музея и клубного магазина, мимо плотного скопления местных фанов и небольшой горстки полицейских. Решетка была заперта, и на мою фразу “we are liverpool fans” рослый омоновец потребовал показать ему билеты, и только потом запустил нас внутрь. Стоявший у лестницы явно британского вида дядечка (я уверен, представитель клуба) очень пристально на нас посмотрел - никто из нас не обладает типично британской внешности, а увидев черно-белую адидасовскую куртку Кости встрепенулся подозрительным “british?”. “Бритиш, бритиш” - успокоил его я и широко улыбнулся.

Официальный сайт Ливерпуля (http://www.liverpoolfc.tv/news/drilldown/N157162071001-1532.htm) пугал всех желающих поехать на этот матч опастностью возникновения давки на этой самой лестнице, портящей вид решеткой и туалетом, не отвечающим евростандарту. Лестница оказалась разгорожена в полторы ширины моих плеч, решетка портила вид только тем, кто хотел стоять в первых рядах, ну а последнее не стоит комментариев. Поверх, огораживающей сектор стальной решетки натянута сетка. Мысль о том, что в нас могли бы что-то бросать настораживает. Впрочем в мой большой полиэтиленовый пакет с двумя флагами, курткой и двумя шарфами никто на контроле даже не заглянул. До начала матча еще около полутора часов - наш сектор заполнен максимум на четверть, остальной стадион - почти наполовину. Никакого намека на создание атмосферы с нашей стороны, турки тоже по-началу сидят спокойно. Потом от них доносится что-то типа “fuck off, Liverpool”, на что десяток парней отвечает “fenerbahce, fenerbahce”. Ни одного баннера пока с нашей стороны нет, и мы ждем, чтобы это дело начал кто-то кроме нас. Сидим, молчим.

Сектор потихоньку наполняется. Вот и подходят какие-то парни с флагом. Мы идем за ними и вешаем наше творение на левый угол решетки. Какой-то дедушка сидит на втором ряду сектора - хочется надеяться, что мы не загораживаем ему обзор. Приходит Найдж со своим знаменитым баннером с Шэнкли. Места на лицевой стороне решетки уже нет, и Шэнкли обращается одной рукой к нам, а другой в сторону поля. К нашей компании пристраивается группка, кажется, айришей, которые пытаются зарядить сектор на распевки. На стадионе заканчивается музыка, и, вот, команды выходят на разминку. Наш сектор встречает этот момент на “oh when the Reds”, а весь остальной стадион, как кажется, просто ревет, и в этом реве тонет любая наша попытка быть услышанными. И так до самого конца матча мы поем преимущественно в паузах между выступлениями домашнего сектора. Я наблюдаю как Хави Валеро разминает Рейну - интереснее всего выглядит отработка реакции на случай, если после отбитого удара мяч попадает на добивание к игроку соперника. Рейна, как маятник, падает с одного бока на другой, на каждом падении успевая получить и отбросить обратно мяч.

К стартовому свистку сектор справа от нас разворачивает огромнейший флаг (метров 60 на 20), как я позже выяснил в поддержку турецкой армии. Это действие сопровождается ни с чем не сравнимым шумом всех трибун. Я записал видео ролик на фотоаппарат, но его звуковая система не в состоянии передать это адекватно. После чего происходит довольно неприятный инцидент - весь стадион слегка затихает, поскольку из динамиков доносится какое-то объявление по-турецки, и мы решаем воспользоваться этим моментом, чтобы хоть раз за матч быть услышанными с очередной песней. На середине второго куплета кто-то понимает, что на самом деле была объявлена минута молчания и успевает заставить всех замолчать. Получилось нехорошо, хотя диктор мог бы выучить пять слов по-английски.

Ливерпуль этакует travelling kop, то есть ближайшие к нам ворота. Пересказать все события мачта я не в состоянии, да и незачем. Мы старались поддерживать наших парней как могли, а турки - если перефразировать бразильскую схему игры - как хотели. А хотели они очень сильно. Мурат говорил, что все понимали, что шансов у Бешикташа практически нет, поэтому основная задача их болельщиков заключалась в том, чтобы показать, как они умеют поддерживать свою команду. И делать это при любом счете. Впрочем, меньше чем через 15 минут их задача упростилась - Карра в подкате у границы вратарской отобрал мяч у хорошо подключившегося по флангу нападающего, но умудрился выбить его прямо на ногу турецкому полузащитнику, который каким-то образом пробил мимо Рейны. Через пару дней я выяснил, что мяч настолько срикошетил от ноги Хьюпия, что был защитан гол в свои ворота. В этот момент весь стадион сходит с ума. В репродукторах звучит какая-то безумная канонада, диктор на пару с трибунами трижды выкрикивает имя наносившего победный удар, зажигаются фаера. Одним словом - все способы усиления психологического удара.

Сказать, что характер игры качественно поменялся после забитого гола нельзя. Да, моменты были, но игра напоминала гостевые матчи первого сезона Рафы в Ливерпуле - время от времени у игроков получается обострить игру, а в остальное время все силы уходят на то, чтобы самим не провалиться в обороне. Перерерыв проходит в тусклом настроении, но мы изо всех сил поддерживаем свою команду. Моментов создается не очень много, хотя запомнились только подключения Бабеля по левому флангу, и иногда кажется, что, сравняй мы счет, все пойдет как надо. Однако вместо этого Бешикташ забивает на контратаке. Ливерпуль бросается отыгрываться всеми силами, и Джеррард тут же сокращает разрыв в счете. Позже я понимаю, что Стиву уже приходилось в проходящем в Стамбуле матче, именно ударом головой, уводить команду от поражения . И что теперь я могу сказать любому бритишу, что я вживую видел “that Gerrard’s header in Istanbul”.

В реальности, это напомнило, увы, другую историю из финала Лиги Чемпионов, и чудо в виде еще одного гола в последней пятиминутке не состоялось. Расстройство сектора было подчеркнуто тем, что гимн на последних минутах матча так никто и не исполнил. Рафа и часть игроков чуть подошли в нашу сторону и похлопали нам, получив свою порцию апплодисментов, а кто-то заметил, что Крауч сразу после свистка чуть ни бегом отправился в раздевалку. Я молча сидел на секторе и думал о том, что, увидев приравненную к победе ничью с Маккаби в Киеве и великолепную победу над Барселоной на Ноу Камп, стать свидетелем поражения было довольно логично. После трех матчей счет сравнялся: 4-4.

Турки оставались на стадионе и продолжали праздновать победу. В какой-то момент в их ликовании послышалось “Ли-вер-пуль, Ли-вер-пуль”. Наш сектор быстро сориентировался с ответом: “Бе-шик-таш, Бе-шик-таш” - и несколько хлопков в ладоши. Так повторилось несколько раз, причем, если мы медлили с ответом, домашняя трибуна начинала недовольно гудеть, а если мы отвечали достаточно громко - они отвечали нам своими аплодисментами. Потом мы даже спели им You’ll Never Walk Alone, и я понял, что мы действительно расстаемся по-дружески. На выходе со стадиона я поменялся шарфами с каким-то случайным фаном - теперь у меня есть хороший шарф в тонкую черную и белую полоску, без каких-либо надписей. По доооге до Таксима развлекаем редкие группы бритишей своим исполнением ливерпульских песен. Кстати, сектор не стал петь второй куплет We Won it Five Times, видимо моментально оценив наши шансы на выход из группы. Где-то потом мы уже стали заменять короткое “Red Moscow” на сумбурное “City of Manchester Stadium”, для тех кто понимает. На той же волне в We Shall Not Be Moved звучало упоминание кубка УЕФА.

Остаток вечера мы провели в номере у Димы и Кости, пару раз выбираясь за едой и пивом на улицу. Говорили обо всем всю ночь. Вспоминали и планировали. Жалели о том, что так не надолго пересеклись, но понимали, что точно не в последний раз. Наш с Ваней самолет вылетал в 10, и мы оставили себе всего полтора часа на сон. Больше было жалко. Я не знаю, как сказать это без пафоса, но я в очередной раз был очень сильно рад тому, что встречаю новых друзей в новых городах. А эти полтора часа футбола - это просто хороший повод…

Часть пятая
Встали затемно. Выпили по маленькой чашке очень крепкого кофе в кафешке у автобусной остановки. Встретили Найджа, который летел домой транзитом через Ригу, где собирался провести почти два дня. Рассказали ему что-то. В аэропорту долго искали табло с указанием стоек регистрации. Нашли рейс на Питер, на Ригу и на Ливерпуль. Найдж сказал, что, судя по странным буквам - типа FX - в номере рейса, это вполне может быть рейс с игроками. По его словам, есть те, кому часто везет повстречать команду то в аэропорту, то в отеле, то еще где-нибудь, но это не его случай, на чем мы, пожелав друг другу удачи и расставшись до новых встреч. Мы сходили проверить стойку регистрации - там никого нет, хотя время вылета рейса всего на полчаса позже нашего. Так что может Найдж и был прав. Прождав автобус с игроками до момента, когда уже совсем было пора, мы стали проходить паспортный и таможенный контроль.

Потом мы покупали последние подарочные мелочи и тратили последние турецкие лиры, пока не пришла пора искать наш гейт. Вдруг оказалось, что наш гейт совсем не так близко, как нам казалось - а по громкой связи уже объявили окончание посадки на наш рейс. И пока мы быстрым шагом шли по коридорам аэропорта - мы обнаружили перед собой идущих в нашем же направлении парней в фирменных адидасовских костюмах с надписью Карслберг на спине. Удвоив шаг, мы сначала догнали Рейну и Хави Валено. Они о чем то тихо говорили, причем у Пепе было такое выражение лица, как будто Ливерпуль вчера продул со счетом 5-6 и все 6 голов были забиты в его ворота с чужой половины поля. Мы просто помахали им рукой и поблагодарили за игру. Тут я решил, что при всей моей нелюбви к братанию с игроками, мы будем брать автографы. Ручка у меня была, а в качестве чистого листа я решил использовать обратную сторону билета на мачт, который обнаружился в кармане рубашки. По громкой связи объявили, что лично нас с Ваней ожидают у гейта - мы ускорились. Я догнал Шаби Алонсо, и протянул ему ручку и билет. Он спокойно оставил свой росчерк и двинулся вперед, под наши благодарности и пожелания отличной игры. На эскалаторе мы догнали Дирка. Я сказал Ване, что теперь его очередь, и он сначала получил на своем билете его автограф, а потом заметил стоящего рядом Райана и сделал голландский дубль.

К этому моменту нас уже по-русски попросили срочно подойти на посадку, а нам еще предстояло пройти последний контроль, очередь на который была человек 20ть. Моя попытка воззвать к офицерам по поводу нашего опоздания и желания пройти без очереди не увенчалась успехом, и я потом понял, что будучи обвещен ливерпульской символикой, и по-английски требуя срочно пропусить меня, я показываю всем, что хочу на рейс в Ливерпуль, посадка на который еще не началась. Мы встаем в очередь, но нас еще раз вызывают на посадку. Я по-прежнему не втыкаю, что надо начать материться на родном языке, и иду ловить тетку в униформе за руку. К этому моменту у меня должно быть уже достаточно отчаянные глаза. Нас просят успокоиться и дают вклиниться в начало очереди. Уже позже мне пришла в голову мысль о том, что в наших цветах мы могли бы смешаться с командой на контороле для бизнес-класса и пройти его быстрее. За контролем мы успеваем оббежать весь зал, прежде чем нашли гейт, и за это время Ваня успел даже перекинуться парой фраз с Ворониным, упомянув в частности наш сайт.

Сев в самолет, мы согласились, что теперь мы можем точно сказать, что наше путешествие завершилось на мажорной ноте.

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)