Рик Пэрри: Мы договорились о продаже клуба Дубаю - но это тоже была бы катастрофа | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Рик Пэрри: Мы договорились о продаже клуба Дубаю - но это тоже была бы катастрофа

1
Хикс, Жиллет и Пэрри (с) irishexaminer.com

Спустя пять лет после изгнания Джорджа Жиллета и Тома Хикса с «Энфилда» бывший исполнительный директор «Ливерпуля» Рик Пэрри в интервью The Anfield Wrap рассказывает, как они вообще оказались во главе клуба.

Пэрри, который был генеральным директором клуба с 1998 до 2009 года, в деталях описывает, как нерешительность Дубая позволила Хиксу и Жиллету начать своё катастрофическое управление «Ливерпулем», которое закончилось три года спустя в суде продажей американской Fenway Sports Group, и как тогдашний главный акционер клуба Дэвид Мурс согласовал сделку с Dubai International Capital (DIC), но в итоге был вынужден от неё отказаться.

Приход Романа Абрамовича в «Челси» и желание построить новый стадион, который генерировал бы лучшие доходы, убедили Дэвида Мурса в необходимости внешних инвестиций в «Ливерпуль».

Сам Пэрри всегда был уверен, что искать эти инвестиции стоит в Дубае.

Он рассказывает:

«Я всегда был заинтересован в идее инвестиций из Дубая на основании того, что я часто там бывал, знал многих людей, и многие высокопоставленные люди там, например, в группе Jumeirah Hotels, были болельщиками „Ливерпуля“».

«При каждом посещении Дубая замечаешь, что он изменился, они успели построить новых пол-города, и ты считаешь, что эти люди способны добиваться поставленных целей».

«У нас было несколько фальстартов, когда нам обещали встречи с высокопоставленными шейхами, но каждый раз это оказывалось неправдой».

«Мы могли поехать туда на два дня и в итоге вообще ни с кем не встретиться. Мы слишком долго гонялись за миражами и потеряли много времени».

Мы впервые встретились с DIC в Стамбуле

Знаменитый триумф «Ливерпуля» в Лиге чемпионов 2005 года наконец позволил клубу привлечь серьёзный интерес с Ближнего Востока.

«Один из моих друзей собирался приехать на финал Лиги чемпионов 2005, но не смог привезти своего сына, и спросил у меня: „Могу ли я отдать билет парню, который руководит DIC?“»

«Я сказал да, конечно, он выглядит как раз человеком, с которым мы должны встретиться. Я познакомился с ним в Стамбуле. В общении с DIC всё время был повод для беспокойства - и это не размышления задним числом, я и тогда об этом думал - потому что в Дубае всё происходит с невероятной скоростью».

«Учитывая, что первый разговор был в Стамбуле, представьте, что мы всё ещё вели с ними переговоры в феврале 2007. Но если у топ-менеджмента есть реальный интерес, то дела не будут делаться так долго. Они приходили, потом уходили, потом возвращались со слегка изменённым предложением, а потом уходили опять».

«Когда к декабрю 2006 они снова вернулись с готовым предложением, и Дэвид сказал, что оно приемлемо, мы работали с ними уже 18 месяцев».

Необходимость действий на трансферном рынке в январе 2007 и работы по стадиону означали, что «Ливерпуль» очень надеялся на ускорение переговоров и совершения сделки.

Нам нужна была сталь для стадиона и деньги на игроков - но DIC всё ещё колебались

«Мы приняли их предложение в начале декабря (2006) и сказали, что приближается трансферное окно, и нам нужно заказывать сталь для стадиона, так что нужно всё решить и подписать до 31 декабря».

«Вряд ли вам нужно много времени на юридическую экспертизу, вы тусуетесь тут уже полтора года, у вас все финансовые модели на руках».

«Они сказали - окей. Как мы теперь знаем, всё это затянулось до февраля, мы пропустили трансферное окно и сильно задержали заказ стали».

Исполнительный директор DIC Самир эль-Ансари на «Энфилде» в апреле 2008

Совет директоров «Ливерпуля» был разочарован и встревожен недостатком движения в переговорах с DIC.

Пэрри вспоминает:

«У нас была встреча совета в конце января 2007 и - сейчас это звучит сумасшедше - мы хотели иметь новенький с иголочки стадион в 2009 году, и сроки поджимали со всех сторон».

«И если мы хотели успеть к межсезонью, нам сказали, что нужно заказать сталь, стоимостью около 10 миллионов фунтов, в январе. Но DIC всё ещё не завершали сделку».

«Мы говорили с их вторым человеком в попытке немного ускорить ход дела. Мы сказали: „У нас встреча совета, нам нужно обсудить заказ стали, что совету с этим делать?“»

«Он ответил: „Мы всё подпишем, не волнуйтесь, работайте, заказывайте сталь и скажите совету, что DIC всё подпишет“».

Мурс фактически одалживал нам деньги

«Затем буквально на следующий день босс DIC говорит, что тот не имел права так сказать. Сразу думаешь - „эй, подождите, должно же быть какое-то доверие, что вообще происходит?“».

«Мы разместили заказ, мы и так его задержали, а вы говорите, что мы не имели права так делать, и сделка всё ещё не завершена».

«Зная дубайские скорости, рост, размер инвестиций, когда они действительно хотя чего-то, казалось, что они не из Дубая. И я начал думать - если так всё идёт до подписания сделки, то что будет после?»

Вопросы по соглашению с DIC всё накапливались, и Мурс был вынужден из своего кармана оплачивать трансферы игроков.

«Мы пропускали окно, и Дэвид фактически одалживал нам деньги на Дирка Кёйта. Все начинали думать, что с этими переговорами что-то не так».

«Очередная встреча совета была во время выездного матча с „Вест Хэмом“. Главной темой стало „с нас достаточно“. Мы говорили о дедлайне 31 декабря, мы его пропустили, мы пропустили и 31 января».

Изначально совет клуба отверг предложение Джорджа Жиллета в пользу финансовой мощи Дубая, но он вернулся с улучшенным предложением.

Совет считал, что у DIC было достаточно времени

Предложение это было рассмотрено советом в составе самого Мурса как председателя, Рика Пэрри и Леса Уитли как директоров, Терри Смита (представителя акционеров - Granada) и директора Кита Клейтона, а также юристов и финансовых советников клуба.

Пэрри рассказывает:

«Джордж Жиллет, которому мы отказали в декабре, не отступился. Он принял во внимание нашу озабоченность насчёт его одного против богатства Дубая».

«Так что он вернулся с более сильным и состоятельным партнёром - мы все знаем его имя - и как будто бы с большими деньгами на игроков и с желанием строить стадион».

«И в совете было сильное мнение, что там нужно работать с ним, а у DIC было достаточно времени на решение».

Тем не менее, даже тогда Дэвид Мурс не хотел отказываться от «дубайской мечты», говорит Пэрри.

«Отколовшимся от этого мнения был как раз Дэвид, потому что он считал, что раз уж он договорился о чём-то, то он должен быть этому предан и не отпускать так легко. И он был главным акционером».

«Нам всем, не руководству, профессионалам, казалось, что в сделке с DIC что-то определённо не так. Но Дэвид считал так: „Я же уже договорился, не торопите меня, мне нужно время на обдумывание“».

Вы не будете шантажировать «Ливерпуль»

«На следующее утро я поехал к Дэвиду с Китом Клейтоном, и он сказал, что мы должны дать знать DIC, что происходит. Он позвонил Самиру эль-Ансари, председателю DIC, и сказал: „Послушай, Самир, происходит какая-то ерунда, всё в беспорядке, вы пропустили все дедлайны, и многие в совете считают, что нам нужно идти в другую сторону“».

«Если бы я был Самиром, я бы ответил: „Дэвид, я вылетаю на первом же самолёте, и мы всё уладим“. Он же сказал: „Если вы не определитесь в нашу пользу к пяти часам сегодня, мы уходим“. Дэвид сказал ему: „Вы не будете шантажировать футбольный клуб «Ливерпуль». Никому не позволено так с нами общаться“».

«Именно это оттолкнуло Дэвида в противоположном направлении».

«Другой проблемой с DIC была статья в Telegraph, вышедшая за пару месяцев до этого, в которой рассказывалось, что они болтают о нашей сделке в лондонском Сити как о выкупе акций за счёт кредита. Это очень напугало Дэвида, так как это вообще не соответствовало тому, чего мы ожидали».

Проблемы в переговорах с DIC подтолкнули «Ливерпуль» к рассмотрению предложения Жиллета и его партнёра Тома Хикса.

«Жиллета мы мы знали много месяцев, мы даже были в Монреале и провели с ним три-четыре дня».

«Интересным в его поведении, когда мы приехали, было то, что он фактически сказал нам: „Вот ключи, идите, походите вокруг, говорите с кем захочется“. Мы общались со спонсорами „Монреаль Канадиенс“, большой пивоварней, ещё он привёл на одну из игр какого-то хоккейного комиссара, и оставил нас с ним на полчаса, чтобы мы могли его обсудить».

Мысль, что мы не гуглили Тома Хикса - это бред

«У нас не было никаких препятствий, всё было очень убедительно. Мысль (некоторых фанатов), что мы не гуглили историю Тома Хикса - это полный бред. Конечно, мы всё изучали, и были в курсе всей его истории с „Коринтианс“ в Бразилии, где он если и сделал ошибку, то в инвестировании слишком больших денег, что само по себе - хороший знак».

«И имейте в виду, что у нас были финансовые советники и юристы, которые проводили экспертизу, у нас были их финансисты и юристы, у нас были их заявления в официальном виде, которые шли акционерам, и гарантии, что они не будут основывать сделку на кредитах, что это будут семейные деньги».

«В конце концов, если вам не говорят правду, то вы ограничены в своих действиях. Легко смотреть в прошлое и говорить „Нам не сказали правды“, но легко и принимать всё за чистую монету, особенно когда всё подтверждается профессиональными командами, финансовыми аналитиками, которые дают гарантии и предоставляют данные обо всех активах».

Пэрри отвергает предположения, что «Ливерпуль» просто устал вести переговоры с новыми и новыми вариантами, которые появлялись и исчезали - например, тайский премьер-министр Таксин Чиннават или основатель компании Redrow Стив Морган.

Ливерпульский предприниматель Стив Морган

«Нам понадобилось всего две встречи, чтобы понять, что Чиннават - это нереально. Что до Моргана, то в 2004 году Дэвид с большой грустью и нежеланием согласовал сделку, и мы начали юридическую экспертизу. Дэвид был готов уходить, но после экспертизы Стив попытался уменьшить своё предложение, на что Дэвид не согласился - сказал „мы всё согласовали, и я не приму меньшего предложения“’, так что и эта история закончилась».

«Мы провели полгода, изучая Джорджа Жиллета, наша команда исследовала его. Да, нам нужно было решать быстро, мы хотели получить средства на стадион, и их обязательства по поддержке проекта звучали хорошо».

«И это был внимательный анализ, ему изначально отказали тоже не просто так. Он был заслуживающим доверия человеком, но нам казалось, что суверенный фонд с глубокими карманами - это сделка получше, чем один человек».

«Уважаемые бизнесмены, с которыми мы работали, говорили нам, что мы не можем работать с безлики организациями, лучше работать с предпринимателями, это (Хикс и Жиллет) будет лучше для клуба».

Сделка с Хиксом и Жиллетом была согласована, но Пэрри говорит, что звоночки стали появляться ещё даже до публичного объявления на «Энфилде» 6 февраля 2007.

«Это быстро стало проявляться - проблемы. Это был вообще день минус первый, когда мы планировали пресс-конференцию. Мы проверяли порядок выступлений при объявлении о сделке».

«Мы думали, что сначала будет говорит Джордж. Но Том сказал: „Я буду первым, иначе до меня вообще дело не дойдёт“. Интересно, да? А потом, очень скоро, Хикс говорит, что мы не будем строить этот стадион, мы начнём всё сначала, несмотря на заверения про лопаты в земле».

«Так что очень скоро стало понятно, что двое владельцев не едины. А когда у вас двое владельцев 50/50 и они не соглашаются друг с другом - это не рецепт гармонии и успеха».

«Мы могли бы решить не проводить сделку ни с кем, но это сильно отбросило бы нас назад, в самое начало».

Пара также использовала заемные деньги, чтобы профинансировать сделку - фактически используя будущие прибыли клуба, чтобы потом расплатиться с кредитом.

И Пэрри считает, что готовность банков финансировать такие кредиты частично виновата в беспорядке, в котором оказался «Ливерпуль».

«Без вопросов, банки одалживают деньги слишком легко. Помню, как в Ливерпуль приехал Стивен Хестер, исполнительный директор банка RBS. Это было уже несколько лет спустя, и он сказал блестящую фразу - „если посмотреть назад, некоторые наши заёмщики занимали слишком много“. Да, конечно - вы им давали слишком много. Почему бы им не занимать побольше, если вы достаточно безответственны, чтобы позволить это?»

Я хотел бы, чтобы мы этого не сделали

«Хикс и Жиллет для меня - классический пример этого. В конце концов, никто не покупает футбольные клубы в кредит, где это видано? Это вам не печеньку купить, что бы ни говорил Хикс».

«Легче всего в мире сказать, что мы не должны были этого делать - и я хотел бы этого не сделать - но решения принимаются исходя из имеющейся информации, а не исходя из того, что происходит потом».

Хотя Пэрри сожалеет о продаже клуба Хиксу и Жиллету, он уверен, что правление DIC было бы не менее катастрофичным.

«Я горячо желал, чтобы в дубайских верхах были бы заинтересованы в нашем проекте. Но - мы ездили в Дубай встретиться с кем-то из семьи Мактум, но так ни с кем и не встретились».

«Говорить, что мы должны были довести до конца сделку с DIC - это полная ерунда, это была бы такая же катастрофа».

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)