С днём рождения, «Ливерпуль»! | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

С днём рождения, «Ливерпуль»!

12
Сертификат о смене имени (с)

Каждый год весной и в начале лета в фанатском сообществе «Ливерпуля» бурлят споры по поводу того, когда отмечать официальный день рождения любимого клуба. Ломаются копья за 15 марта и 3 июня, приводятся аргументы и яркие аналогии. Сам клуб поздравляет себя с днём рождения в июне.

Вместе с авторами сайта lfchistory.net мы предлагаем вам познакомиться с событиями, происходившими в 1891-1892 годах в славном городе Ливерпуле, и самим решить, какой из дней стал определяющим в создании нашего клуба =)

In the year of our Lord eighteen ninety and two
John Houlding evicted the blues
From their Anfield abode on the Walton Breck Road
He was tired of seeing them lose
Year's behind in rent all their money was spent
A bank that held nothing but zeros
But Houlding instead built a team dressed in red
Liverpool his Anfield heroes
Песня в честь Джона Хоулдинга (на мотив Irish Rover)

На могиле Бена Свифта Чемберса написано: «В память о преподнобном Бене Свифте Чемберсе, который положил начало рождению футбольных клубов „Эвертон“ и „Ливерпуль“». Девять лет преподобный Чемберс был священником в методистской церкви святого Доминго в районе Эвертон города Ливерпуля. Один из органистов церкви, Джордж Мэхон, старший партнёр в бухгалтерской конторе «Руз, Мэхон и Говард», был ярым футбольным болельщиком и на пару с Чемберсом в 1878 году основал футбольную команду, чтобы церковная крикетная команда имела занятие на зиму. Изначально названная «Сент Домингос», команда переименовалась в футбольный клуб «Эвертон» в ноябре 1879, так как многие игроки были не из этого церковного прихода. Пивовар Джон Хоулдинг, живший в Стэнли Хаус возле Стэнли Парка, где проводил матчи «Эвертон», всегда активно интересовался спортом, и был назначен президентом клуба в 1881 году.

Джон Хоулдинг
Джон Хоулдинг

Хоулдинг родился в 1833 году в Ливерпуле. В детстве он жил на Тентерден Стрит 15 вместе с родителями, держателем коров Томасом Хоулдингом и Алисой Хоулдинг, и с братьями Томасом (старшим) и Уильямом (младшим). Джон неплохо проявил себя в колледже, однако бросил школу в возрасте 11 лет, чтобы пойти работать посыльным к судовым брокерам «Майнерс и Рэй». Когда коровы отца стали болеть чумой, Томас-старший нашёл работу в местной пивоварне, чтобы сводить концы с концами, а Джону пришлось бросить работу и следить за коровами.

В возрасте 20 лет Джон начал работать извозчиком на пивоварне «Грин и Кларксон» на улице Сохо, развозя пиво по трактирам [англ. public house, сокращаемое до pub - прим. переводчика]. Будучи усердным работником, Джон сделал карьеру и в конце концов был назначен главном пивоваром, с выполнением функций инженера и бухгалтера. Накопив некоторую сумму, в 1864 году Джон взял кредит и купил трактир. Пять лет спустя - ещё один.

В 1871 году Джон Хоулдинг открыл собственную пивоварню на улице Тайнмаус, «Пивоварню Хоулдинга», и быстро сколотил состояние, продавая свой Beacon Ale и Amber Ale. Компанией Джон управлял вплоть до своей смерти в 1902 году. Когда в 1939 году пивоварня Хоулдинга была куплена компанией «Айнд Куп и Оллсоп», у неё во владении был 21 паб!

«Король Джон Эвертона», как он был известен в прессе, начал свою публичную карьеру в 1872 году, когда он стал председателем эвертонского отделения Ассоциации Консерваторов. Он был советником партии от Эвертона и Киркдейла с 1884, а с расширением границ города в 1895 году стал одним из старейшин. Хоулдинг также был членом правления Госпиталя Стэнли, вторым президентом Энфилдского клуба велосипедистов, президентом Английской бейсбольной ассоциации. Кроме этого, Хоулдинг был оранжистом и масоном, а в 1897-1898 годах был мэром Ливерпуля - «работая так, что был выше критики и заслужил много уважения» [источник цитаты не указан - прим. переводчика].

Что до футбола, то Хоулдинг сыграл значительную роль в раннем расцвете «Эвертона». Клуб переехал из Стэнли парка на поле на углу Прайори стрит и Арклс лейн в 1883, но играл там всего три года - владельцу земли мистеру Круитту не нравилась шумная атмосфера на матчах. Хоулдинг поспособствовал аренде нового участка между Энфилд Роуд и Уолтон Брейк Роуд, где «Эвертон» дебютировал 28 сентября 1884 года. Новый дом «Эвертона» быстро стал известен как просто «Энфилд» - по району, где располагалось поле.

Джозеф Оррел-младший, который унаследовал землю от своего отца в 1883 году, в 1885 выставил участок на продажу. Хоулдинг незамедлительно купил его за 5228 фунтов, 11 шиллингов и 11 пенсов, если быть точными, плюс оплатил юридические издержки, и в итоге сумма составила около £6000. Хоулдинг использовал £2000 собственных денег и £4000 взял в залог под 3% годовых. Контракт оговаривал, что Хоулдинг должен ежегодно делать пожертвование в Госпиталь Стэнли от имени Оррела, и что земля по периметру поля, которой владел дядя Джозефа пивовар Джон Оррел, должна быть оставлена пустой для будущей вероятной постройки дороги, в которой Хоулдинг должен будет принять участие. Именно этот пункт стал одним из ключевых в дальнейшем конфликте с «Эвертоном».

Имелись спекуляции, что истинные причины разрыва крылись в том, что против консерватора Хоулдинга выступали либералы в составе Совета клуба, которые хотели более демократичной структуры управления вместо автократии Джона. Другая версия предполагает, что оппоненты Хоулдинга были участниками Общества трезвости и были настроены против роли Джона в торговле алкоголем. Авторы сайта lfchistory.net рекомендуют к прочтению книги Дэвида Кеннеди и Майкла Коллинза «Community Politics in Liverpool and the Governance of Professional Football in the Late Nineteenth Century» и Дэвида Кеннеди «1892: The Split of Everton FC», а мы вместе с ними сконцентрируемся на финансовой стороне конфликта.

Изначально «Эвертон» арендовал «Энфилд» у Хоулдинга за £100 в год. Ситуация стала накаляться летом 1888 года, когда Джон попросил увеличить плату до 4% от изначальных £6000, которые он заплатил за землю, то есть до £240 в год. Некоторым членам Cовета директоров казалось, что Джон более заинтересован в получении выгоды от клуба, нежели в его спонсировании.

Были ли требования Хоулдинга безосновательными? Он просил Совет учесть, что он выплачивал £120 в год за кредит, и £100 ренты даже не покрывали эту сумму. Популярность клуба значительно выросла за эти годы, выручка от продажи билетов стремительно росла от £60 в сезоне 1883/1884 до £1456 в 1886/1887 и до £2111 в следующем сезоне. Хоулдинг также потратил собственные £370 на покупку новых трибун, турникетов и в общем на улучшение условий на стадионе к сезону 1888/1889.

Почему бы Хоулдингу не хотеть прибыли от вложенных средств? Ещё одной возможной причиной поднятия аренды именно в этот момент могло быть апрельское решение Совета «Эвертона» присоединиться к свежесформированной Футбольной Лиге. Несомненно, Джон ожидал значительного увеличения посещаемости, когда «Эвертон» начнёт играть в первом сезоне Лиги с 11 другими командами. Сезон начался в сентябре 1888, и счета клуба наглядно демонстрируют правомерность таких ожиданий - выручка от билетов удвоилась в первый же сезон Лиги до £4328, поднялась до £5188 в сезоне 1889/1890, снова поднялась до £6268 в 1890/1891.

На общем собрании Совета в июле 1888 Хоулдинг заявил, что не хочет финансово калечить клуб, и в итоге согласился на увеличение аренды до £150 в год (2,5% от изначальных £6000), а также на потенциальное увеличение оплаты ещё на £90 в случае, если доходы клуба в конце сезона это позволят.

Команда была крайне успешна под президентством Хоулдинга. «Эвертон» финишировал восьмым в дебютном сезоне Лиги, а спустя год стал вторым. «Энфилд», который вмещал около 18-20 тысяч зрителей, был достойным стадионом Лиги:
«Поле теперь напоминает огромную цирковую арену, с двумя громадными галереями, поднимающимися ярус за ярусом, и с крытыми трибунами, тянущимися по всей длине поля с одной стороны, и почти по всей длине со второй стороны. Каждый дюйм доступного места использован с толком, и зрелище в итоге получается очень внушительным» (цитата из Football Field, декабрь 1888).

«Эвертон» прервал эру доминирования «Престона», выиграв Лигу в 1890/1891.

Летом 1891 года стало очевидно, что Джон Оррел, которому всё ещё принадлежала земля вокруг стадиона, хочет проложить дорогу аккурат по той части территории, на которой «Эвертон» построил свою главную трибуну. Остаётся загадкой, почему «Эвертон» не знал об истинном владельце этого участка земли, гадать можно долго, но факт остаётся фактом - «Эвертон» не мог снести трибуны, и вопрос нужно было решать в срочнейшем порядке.

Специальное общее собрание Совета было созвано 15 сентября 1891 года, чтобы обсудить предложение Хоулдинга преобразовать клуб в акционерное общество с 12 тысячами акций по одному фунту, чтобы клуб смог позволить выкупить у него весь стадион и всю землю Оррела за £4875 наличными и £6000 кредита под 4% годовых. Джордж Мэхон и Уильям Роберт Клейтон, который стал членом Совета в 1898, яро выступали против этой схемы. Клейтон проконсультировался с земельным агентом и выяснил, что земля стоит в лучшем случае 4 шиллинга 3 пенса за ярд, а оценка Хоулдинга в 7 шиллингов 6 пенсов - «нелепа». По реакции зала на речь Клейтона уже было ясно, кто «в фаворе» у аудитории.

Совет обсудил проблему и с Оррелом, и с Хоулдингом. Оррел заявил, что готов отказаться от строительства дороги, если «Эвертон» заплатит ему £100 за аренду земли в этом сезоне, и далее за плату в £120 в год клуб мог бы пользоваться этой территорией для тренировок следующие десять лет. Хоулдинг, интервьюированный 21 сентября, был не против того, чтобы клуб и дальше играл на его стадионе при сохранении арендной платы в £250 в год. Мэхону и его сторонникам не казалось финансово резонным платить итоговые £370 в год за игры на «Энфилде» и тренировки на территории Оррела. Сторонники Мэхона и сторонники Хоулдинга двигались с серьёзному столкновению.

Джордж Мэхон
Джордж Мэхон

На собрании Совета 12 октября 1891 в лекционном зале колледжа на Шоу стрит аудитории было зачитано письмо Джона Хоулдинга:
«Мистер Джон Оррел уведомил меня, что он намерен воспользоваться своим правом построить дорогу на северной стороне футбольного поля, половина из которой, а именно 18 футов ширины, должна быть построена на моей земле, и половина на его земле. Ограждение и трибуна, построенные из милости, по закрытой подписке, расположены на 18 футах, предоставляемых мной, и мистер Оррел требует от меня, чтобы они были удалены немедленно. При таких обстоятельствах, с огромным сожалением я вынужден уведомить вас, что я и делаю, что вы должны отказаться от владения участком земли между Энфилд Роуд и Уолтон Брейк Роуд, использующимся в качестве футбольного поля, и всеми подходами к нему, после завершения нынешнего сезона, а именно 30 апреля 1892 года».

Письмо Джона Хоулдинга Совету директоров «Эвертона»

Мэхон объявил, что у него есть приемлемое предложение насчёт более подходящего участка земли, Мер Грин Филд на Гудисон Роуд, с арендной платой в £50 в год. Он также распорядился о создании «специального комитета, чтобы расследовать всё дело о стадионе, условия, на которых может быть арендован или куплен нынешний участок [принадлежащий Хоудингу] и прилегающие территории [принадлежащие Оррелу], а также условия, на которых может быть приобретён новый участок [Гудисон Роуд]».

Протоколы с заседаний Совета директоров «Эвертона» в следующие несколько месяцев показывают, что было несколько попыток прийти к компромиссу. Хоулдинг аргументировал свою сумму арендной платы в £250. Клейтон убеждал, что если взять в расчёт £5400, заплаченные Хоулдингом за «Энфилд», то 4% от этой суммы составят £216. Он считал, что несправедливо платить годовые проценты за землю, которую клуб не использует. Таким образом, оставались £4500, заплаченные Хоулдингом непосредственно за поле, 4% от которых составляли £180 в год. Соответственно, он сделал вывод: «... предложить мистеру Хоулдингу £180 в год за поле, использующееся клубом „Эвертон“, в аренду на 10 лет с начислением платы вперёд и поквартально. Арендаторам иметь право выкупить землю по цене в 7 шиллингов 6 пенсов за ярд, с согласованием сделки до апреля 1894».

Джон Маккена
Джон Маккена

Представитель Хоулдинга Джон Маккена вновь и вновь раз за разом повторял Совету, что Хоулдинг не примет предложение в £180, и не изменит свои условия «ни на йоту». Маккена чувствовал, что личная неприязнь к Хоулдингу стояла за отношением к этому предложению (встреченному криками «Нет, нет» и «Отказать!» в зале). Клейтон назвал Маккену «безответственным работником».

На заседании 25 января 1892 года в колледже на Шоу стрит Мэхон выдвинул предложение, что «Эвертон» должен арендовать участок на Гудисон Роуд за £50 в год, раз Хоулдинг не готов идти на компромисс. Оно было поддержано большинством, и Хоулдингу дали семь дней на снижение арендной платы до £180. Клейтон предложил создать акционерное общество, чтобы в дальнейшем избежать потерь для всех членов Совета. Заместитель председателя Уильям Барклай, который председательствовал на этой встрече, был крайне расстроен итогами и подал заявление об отставке четыре дня спустя.

Совет «Эвертона» незамедлительно подал заявку на регистрацию собственной компании с уставным капиталом в £500. Тем не менее, к всеобщему удивлению, регистрация была временно отклонена, так как Хоулдинг только что, на следующий день после заседания совета, 26 января, тоже зарегистрировал собственную компанию под названием «The Everton Football Club and Athletics Grounds Company Limited», очень похожим на «The Everton Football Club Limited». Разумеется, две компании не могли делить одно и то же имя. Перчатка, брошенная в лицо Совету!

Регистрационная форма
Регистрационная форма «The Everton Football Club and Athletics Grounds Company Limited»

В описании компании, приложенном к регистрационной форме, Хоулдинг написал:
«Эта компания образована для целей управления Футбольным и спортивным клубом и всеми его филиалами, а также для приобретения ценного права собственности на недвижимость, известную как стадион клуба „Эвертон“, содержащую около 13600 квадратных ярдов земли, а также для приобретения около 9700 квадратных ярдов прилегающей с севера и запада территории, принадлежащей мистеру Джону Оррелу. Вместе данные территории составят одно из лучших футбольных полей в Соединенном Королевстве.

Добавление территории мистера Оррела позволит компании добавить велосипедные и беговые дорожки, так что этот участок сможет быть использован для легкой атлетики круглый год. Продавцы мистер Джон Холдинг и мистер Джон Оррел согласились продать свои земли, около 13600 ярдов первый и около 9700 ярдов второй, итого 23300 ярдов по цене 7 шиллингов 6 пенсов за ярд - итого £8737 и 10 шиллингов».

Аноним Х писал в Field Sports 15 февраля 1892 в защиту Хоулдинга:
«Разрозненные члены Совета, костяк клуба в темные дни, которые знали его как человека честности, чести и щедрости, остаются с ним и полны решимости поддержать его в нынешнем кризисе. Но, к сожалению, основная масса членов Совета, кажется, были введены в заблуждение высокопарностью нескольких безответственных лиц, которые присоединились к клубу задолго после того, как мистер Хоулдинг приобрел землю, когда финансовый успех уже был обеспечен - это люди, которые ни разу не вложили ни пенни в фонды клуба, кроме их вступительного взноса и годовой подписки».

На знаковом собрании Совета директоров «Эвертона» во вторник, 15 марта 1892, в пресвитерианской школе на Ройял стрит, председательствовал Джордж Мэхон. Газета Liverpool Echo даёт репортаж с места событий:

«Незадолго до начала заседания мистер Джон Хоулдинг, президент Совета, вошёл в комнату, и был громогласно приветствован частью членов Совета. Председатель, видя, что президент присутствует на заседании, решил, что он должен занять место обычного члена Совета и предложить кресло председателя президенту.
Мистер Хоулдинг: - “Я не расслышал”.
Председатель: - “Я попросил Вас, как президента клуба, занять кресло председателя”. [аплодисменты]
Мистер Хоулдинг: - “Я здесь на суде, обвиняемый никогда не сидит в кресле, он остаётся у скамьи подсудимых”. [серии вздохов, крик “Там ему и место!”] [прим. переводчика: ирония многозначительности - последняя фраза Джона по-английски звучит как “he stops in the dock”]
Мэхон отметил, что раз мистер Хоулдинг отказался занять место председателя, то его обязанностью было занять эту позицию».

Джон Маккена пытался обратиться к присутствующим с речью от имени Хоулдинга, но был встречен криками «Уйди, Маккена!» и «Предатель!».

Мэхон подтвердил, что совет Футбольной Ассоциации запретил Хоулдингу использовать слово «Эвертон» в названии новой компании, что фактически её убивало. За этим объявлением последовали громкие аплодисменты. Решение совета Ассоциации, полученное в феврале, гласило: «Данный Совет, в соответствии со своими предыдущими решениями, не может признать или принять членство клуба, носящего название, подобное с уже принятыми в Ассоциацию клубами».

Совет также хотел обсудить попытку захвата Хоулдингом клуба, объявленную им в описании компании от 26 января:
«Компания предлагает, в случае согласия футбольного клуба „Эвертон“ объединиться с компанией 15 марта 1892 года или ранее, каждому члену названного клуба [в общем количестве не более 500 человек] по заявке право на получение одной полностью оплаченной акции компании бесплатно».

Мэхон осмеял обещание Хоулдинга и заявил, что «члены совета достойны как минимум семи или восьми акций». Заявление было встречено аплодисментами и криками «Слышите, слышите!».

Ещё одной целью заседания Совета было избавиться от тех членов, которые были участниками создания новой компании Хоулдинга. Клейтон выступил с речью и сделал предложение, что «господа Джон Хоулдинг, Александер Нисбет и Томас С. Говарс, потеряв доверие членов Совета, должны быть отстранены от, соответственно, президентства и членства в Совете». Он утверждал, что это делается не «из зависти или злости», а только «из интересов бизнеса». Под громкие аплодисменты и выкрики он добавил, что Хоулдинг «не достоин занимать пост президента этого клуба».

Мистер Мартин был потрясён и сказал, что без Хоулдинга не было бы футбольного клуба «Эвертон» (аплодисменты). Нисбет заявил, что он не согласен с происходящим и уходит в отставку.

Председатель: - «Вы не в праве так заявлять». (аплодисменты)
Мистер Нисбет: - «Я не принимаю ваше руководство. Я ухожу в отставку». (смех и аплодисменты)

Далее к собравшимся обратился сам Джон Хоулдинг. Он чувствовал несправедливое к себе отношение и объяснил аудитории, что когда он получил уведомление от мистера Оррела об освобождении занятого трибунами участка, он предложил Совету вариант с акционерным обществом и внёс на рассмотрение проект регистрационного описания и предложение выкупить всю землю, чтобы не покупать новые 10000 ярдов на замену «Энфилду». Он заявил, что предложение было благосклонно принято Советом, однако на общем собрании многие из ранее согласных проголосовали против.

Хоулдинг также ответил на обвинения, что он на самом деле не платил за поле для «Эвертона», предоставив документ, подтверждающий оплату 5228 фунтов, 11 шиллингов и 11 пенсов, в точности, за «Энфилд» (что интересно, не £5400, как он утверждал ранее).

Голосование подвело черту под 11 годами пребывания Хоулдинга в «Эвертоне» - из 400 (по другим источникам 500) присутствующих за него проголосовали всего 18 человек. Так было принято решение отделиться от Хоулдинга и «Энфилда» и переехать на Гудисон Роуд.

Все эти дела активно обсуждали в местой прессе, в частности, в газете Liverpool Echo от 19 марта 1892 года. Автор, явно не симпатизирующий Хоулдингу, хвалил Мэхона и его соратников за избавление от «единоличного правления» в клубе:
«Такой нелюбезный и невеликодушный приём мистеру Хоулдингу на открытом заседании может показаться оскорблением некоторым людям, но если беспристрастно оценить обе стороны этого дела, то стоит задать вопрос, не вызвал ли мистер Холдинг отношение к себе своим догматическим и не слишком вежливым поведением по отношению к клубу и Совету?!
Факт в том, что мистер Хоулдинг взирал на „Эвертон“ как на свою собственность, поступал с ним так, как ему вздумается, и в течение нескольких лет он возглавлял Совет, который всё время смотрел через им же созданные очки, и он, конечно, „правил бал“».

Другие считали, что «Эвертон» жестоко обошёлся с Хоулдингом, учитывая, что именно его финансовые вливания обеспечили клубу успех. The Athletic and Dramatic News от 5 апреля 1892 года писали:
«Лично нам хотелось бы видеть, что несмотря на суровое обращение от коллег по „Эвертону“, любящая футбол публика Ливерпуля не забудет его заслуг в их времяпрепровождении».

Так весной 1892 года мистер Джон Хоулдинг остался с прекрасным стадионом, но совсем без команды, и он решил создать новый клуб, чтобы соперничать с «Эвертоном». 30 марта 1892 на встрече в отеле «Нептун» на площади Клейтон были приняты правила нового клуба, где правило 1 гласило: «Клубу называться футбольный клуб „Ливерпуль“ и играть по правилам Футбольной Ассоциации».

Хоулдинг снова был президентом, Эдвин Берри - председателем правления, Уильям Барклай - секретарём. Из-за решения Ассоциации Хоулдинг был вынужден сменить имя своей компании и клуба, и он выбрал «Liverpool Football Club and Athletic Grounds Company, Limited». Сертификат о смене имени был получен 3 июня 1892 года.

Сертификат о смене имени
Сертификат о смене имени

Хоулдинг доверил Джону Маккене нелёгкое дело подбора достойной команды для дебютного сезона «Ливерпуля». Джоны познакомились в Ордене оранжистов, и с годами очень тесно подружились. Маккена был известен помощью беднякам Ливерпуля, и всегда был заинтересован в благосостоянии игроков, что выражалось и в его последующей работе председателем Футбольной Лиги с 1910 до 1936 года.

Уильям Барклай, который в «Эвертоне» был заместителем Хоулдинга, не покинул своего босса, и стал работать вместе с Маккеной, занимаясь административными вопросами и тренировками. Так Уильяма описывали современники:
«Большой энтузиаст футбольного управления. Самый успешный организатор, превосходный судья великой игры и знает буквально всех в футбольном мире. Мало кто столь же много путешествовал по стране на футбольные матчи. Один из самых ярых последователей мистера Джона Хоулдинга. Успешный директор Индустриальной школы в Эвертоне и, более того, широко известен и везде почитаем. Всесторонне способный человек».

Маккена обратил взор на Шотландию и занимался поиском недорогих талантов в основном именно там. Ему удалось подписать нескольких действительно качественных игроков. Двое шотландцев, Дункан Маклин и Том Уилли последовали за Хоулдингом и перешли в «Ливерпуль» из «Эвертона». Эндрю Ханна из «Рентона», игравший в чемпионском составе «Эвертона» 1891 года, был настоящей находкой и сразу же был назначен капитаном.

Прогресс в построении команды не был не замечен прессой. Liverpool Mercury пишет 6 июня 1892:
«„Ливерпуль“ отнюдь не бездействовал, и в своём стремлении собрать достойную команду, которая продолжит славные традиции стадиона „Энфилд“, они достигли больших успехов. Главной целью клуба будет заметно показать себя в соревновании на Английский кубок, а также Ланкаширский кубок, где они сыграют с „Сауспорт Централ“ на „Энфилде“ 17 сентября. Команда будет играть в Лиге Ланкашира, и встретится с несколькими командами Лиги, в том числе „Блэкбёрном“, „Бёрнли“, „Ноттс Каунти“ и другими».

Заявка «Ливерпуля» на приём в Футбольную Лигу была отклонена, что стало ударом по амбициям молодого клуба. Field Sports утверждали, что кто-то в клубе допустил жуткий ляп:
«Заявителей просили, согласно распространяемой Лигой форме, оставлять возможность для выбора команды во Второй дивизион в случае неудачи заявки в Первый. В форме „Ливерпуля“ этот пункт был вычеркнут, таким образом, делая заявку пригодной только для Первого дивизиона. Лига не приняла их в элиту, и так как в заявке не было указания на согласие с игрой во Втором дивизионе, команда вообще осталась за бортом Лиги».

Первая игра новой команды на «Энфилде» состоялась 1 сентября 1892 года - это был товарищеский матч против «Ротерем Таун». Хоулдинга восхваляли в программке на игру:
«Знать его - уже любить его, хотя и есть те, кто враждебно к нему настроен, но только потому, что они не потрудились узнать его ближе. Он человек энергичный, целеустремлённый, честный в своих целях, и под его президентством „Ливерпуль“ непременно будет процветать, как процветал „Эвертон“».

Как покажут следующие 124 года, автор текста из программки на первый матч «Ливерпуля» предсказал будущее верно...

По материалам сайта lfchistory.net и книги Liverpool: The complete Record

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)