Хиллсборо: Письма (часть 1) | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Хиллсборо: Письма (часть 1)

(с) liverpoolfc.com

Трагедия на стадионе «Хиллсборо» унесла жизни 96 болельщиков, и оставила безутешными тысячи их друзей и родных.

Пять лет назад, к двадцатой годовщине трагедии, официальный сайт «Ливерпуля» попросил близких жертв трагедии написать несколько строк, обращаясь к тем, кого уже нет с ними.

Перевод присланных клубу писем мы предоставляет вам.

Письмо Киту Макграту (погиб на Хиллсборо в возрасте 17 лет) от его сестры Анны-Марии

Мой старший брат Кит,
Сегодня 20 лет с того дня, как ты ушёл. Мой любимый старший брат.
Мне было шесть тогда, но боль всё ещё такая же сильная. Все эти дни рождения и Рождество без тебя. Мы вышли с папой в магазин, а когда вернулись, мама смотрела в телевизор. Я сразу поняла, что что-то не так.
Следующие несколько дней были странными. Все плакали, и странные люди были вокруг. Расти без тебя было так сложно. Моё шестнадцатилетие, восемнадцатилетие, совершеннолетие. Столько слёз пролито. Мы искали справедливости, но на нашем пути столько препятствий.
Я всегда буду тебя любить.
Твоя маленькая сестрёнка
Анна-Мария х

Письмо Киту Макграту (погиб на Хиллсборо в возрасте 17 лет) от его мамы

Мой дорогой Кит,
Мой любимый сын.
Писать это письмо так тяжело. Сегодня двадцатая годовщина. Я вспоминаю то яркое солнечное утро, ты ушёл в десять утра, чтобы успеть на автобус, ты с таким нетерпением ждал матча.
Я думала, что это будет обычный день, ты съездишь на футбол и вернёшься к вечернему чаю. Но ты больше никогда не вернулся.
Ты был в ловушке, в металлической сетке, и никакого выхода. Это стоило тебе жизни.
Такой хорошей жизни, так напрасно оборвавшейся. Боль всё ещё здесь, Кит, и будет всегда, как и наша любовь к тебе. Мы скучаем по тебе каждый день, с утра до вечера, от рассвета и до заката.
Сегодня, Кит, весь мир будет вспоминать 96, не как число, не как статистику, а как отдельных людей. И тебя, мой сын, семнадцатилетний парень, футбольный болельщик, который с гордостью следовал за своей командой.
Я люблю тебя, Кит, и я всегда буду тебя любить, как и твоя сестра Анна-Мария и братья Даррен и Марк. Ты в моём сердце сегодня и всегда.
Спи спокойно, храни тебя Бог. Передавай привет папе.
С любовью, твоя мама с разбитым сердцем, сестра и братья
Миссис Мэри Корриган (Макграт)

Письмо Дэвиду Джону Бенсону (погиб на Хиллсборо в возрасте 22 лет) от его дочери Кирсти

Моему папочке, который ушёл жить с ангелами,
Ох, уже двадцать лет без тебя в моей жизни, но одна звезда всё так же ярко сверкает в небе. Глубоко внутри я знаю, что ты всегда наблюдаешь за мной, но иногда я раздражаюсь. Злое раздражение сидит у меня в мыслях. Почему я? Я была всего лишь двухлетним ребёнком, которому не дали даже воспоминаний о тебе. Почему ты? В свои двадцать два года ты только начинал строить наше будущее. Почему мама? Ты был её единственной любовью. Но все эти вопросы никогда не получают ответа.
В прошлом году у тебя родился внук Коди. Мне до боли хотелось, чтобы ты был с нами в этот магический момент моей жизни, мог подержать его на руках и порадоваться за нас всех. Но за слезами было другое, глубокое чувство. Хотя тебя и не видно, но ты всегда был рядом с нами, ты всегда здесь, чтобы защищать нас и вести нас по жизни.
Наш маленький Коди, которому уже год, желает спокойной ночи своему дедушке-ангелу в небе. Он всегда будет знать тебя, и ты будешь его тайным другом, каким ты был для меня, и он всегда будет знать, что нужно только позвать тебя шёпотом - и ты придёшь и поможешь ему выбрать правильный путь.
У меня нет своих воспоминаний о тебе, но благодаря фото и разговорам у меня в душе есть твой образ, который всегда будет со мной.
Ты всегда будешь с нами и с Коди.
Мой папа, который живёт с ангелами.
Ты никогда не будешь забыт.
С любовью, Кирсти xxxx

Письмо Дэвиду Джону Бенсону (погиб на Хиллсборо в возрасте 22 лет) от его жены Лесли

Дорогой Дэвид,
Прошло двадцать лет с тех пор, как я попрощалась с тобой в то яркое воскресное утро. Если бы я только знала, что вижу тебя последний раз… Я помню улыбку на твоём лице, помню, во что ты был одет и даже запах твоего лосьона после бритья.
Не могу поверить, что прошло уже 20 лет. Нашей крошке уже 22 года, у нас растёт внук, которым ты гордился бы. Я столько раз рассказывала Кирсти о тебе и говорила ей, что ты бы гордился ею.
Каждый день мне больно от мысли, что тебе не дали шанса видеть, как твоя дочь выросла в самого доброго, мудрого и чудесного человека. Коди Дэвид, наш внук, заставляет меня смеяться каждый день. Он свет моей жизни, и я знаю, что он был бы светом и твоей жизни тоже. Кирсти всегда говорит мне, что хотела бы, чтобы ты был с нами, увидел Коди и был горд за нас всех. Я всегда отвечаю, что ты с нами и ты всё видишь. Иногда было очень сложно, и мне казалось, что я больше не могу, но у меня всегда хватало сил продолжать и жить дальше, несмотря на все препятствия, и это потому, Дейв, что ты меня этому научил.
Всегда люблю тебя, Дейв,
твоя Лесли xxxxxx

Письмо Ричарду Джонсу (погиб на Хиллсборо в возрасте 25 лет) от его мамы

Рик,
Так сложно поверить, что прошло уже двадцать лет с тех пор, как я последний раз обнимала тебя или слышала, как ты шумишь в соседней комнате. Я очень скучаю по тебе, как скучала бы любая мама, обожающая своего сына.
Спасибо тебе, Рик, я была горда быть твоей мамой, спасибо за чудесные 25 лет любви, смеха и радости. Да, мне хотелось большего, чем 25 лет, много-много большего, но пока мы не встретимся снова, ты всегда в моих мыслях и всегда в моём сердце.
Столько вопросов остались без ответа. Почему он не попал в госпиталь, почему его объявили мёртвым на грязном гимназическом полу.
Почему погибли 96 человек и никто не был признан виновным.
Прошло двадцать лет, а эти вопросы, и многие другие, всё ещё без ответа.
С любовью, мама, папа, Стеф и Пит

Письма Томасу Стиву Фоксу (погиб на Хиллсборо в возрасте 21 года) от его семьи

Я лелею воспоминания о твоей улыбке и смехе. Ты навсегда в моём сердце.
Скучаю, люблю, мама

Дорогой Стиви, ты всегда в наших мыслях и в нашем золотом небе.
Мы скучаем.
Дуг, Энн, Никки и Люси xx xx

Мы никогда не забываем про тебя, и ты всегда будешь в наших сердцах.
С любовью, Шерил, Фил, Хлоя и Скотт

Время и года медленно проходят, но любовь и воспоминания никогда не умирают, ты навсегда останешься в наших сердцах.
С любовью, тётя Джоан, дядя Гарри и дядя Роб

Есть Книга жизни, которую нельзя купить за деньги, она одна настоящая.
Это особенная книга, называемая Воспоминания. Воспоминания о тебе.
С любовью, Тони, Чери, Кайл и Аарон

Несколько слов о Дэйве Хоули (погиб на Хиллсборо в возрасте 39 лет) от его жены

Дэйв был любящим мужем и отцом. Просто лучшим.
Миссис Энн Хоули

Письмо о Жераре Бэроне старшем (погиб на Хиллсборо в возрасте 67 лет) от его сына Жерара

Мой папа был огромным болельщиком «Ливерпуля», и я следовал его примеру с семи лет – сейчас мне 46. Он был так горд, когда его брат Кевин Бэрон попал в состав на финал Кубка против «Арсенала» в 1950.
Я никогда не забуду то, что увидел и испытал в тот ужасный день, который закончился смертью моего отца и ещё 95 человек. Хиллсборо полностью изменило мою жизнь. Двадцатая годовщина – важная дата для всех. Фонд HFSG заслуживает невероятного восхищения за то, чего они достигли за эти двадцать лет, перед лицом невзгод они всегда держались.
Я хотел бы поблагодарить их от всего сердца за то, что они делают.
С уважением, Жерар

Письмо о Трэйси Элизабет Кокс (погибла на Хиллсборо в возрасте 23 лет) от её родителей

Трэйси была самой младшей из наших пяти детей, её два брата и две сестры старше её на восемь-шестнадцать лет, она всегда оставалась ребёнком. В 23, когда она умерла, она собиралась сдавать финальные экзамены в университете Шеффилда, где она училась на логопеда. Утром в день смерти она ещё вычитывала свою диссертацию, чтобы сдать её на оценку. Потом за эту работу университет присудил ей степень посмертно.
Трэйси всегда хорошо училась в школе, она свободно говорила на шведском и немецком – шведский она выучила ещё ребёнком, когда мы жили в Швеции (я там работал). Немецкий она учила в школе в Суррее, а шесть месяцев после колледжа она провела в Германии.
Шесть племянников и племянниц Трэйси очень любили свою тётю, которая проводила с ними много времени.
Трэйси погибла вместе со своим бойфрендом Ричардом Джонсом, с которым они были знакомы больше семи лет, они были такой красивой парой и так счастливы вместе - это такая трагедия. По ним ужасно скучают обе семьи, мы не знаем, поженились бы они или нет, были бы у нас правнуки, которых мы бы любили…
Джун и Джефф Кокс

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)