Что для меня значит Хиллсборо? Часть 2 | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Что для меня значит Хиллсборо? Часть 2

1
Мемориал Хиллсборо (с) liverpoolfc.com

В 2011 году, перед 22-ой годовщиной трагедии на «Хиллсборо», официальный сайт «Ливерпуля» задал самым разным людям вопрос: «Что для вас значит „Хиллсборо“?». Ответы мы представляем вашему вниманию.

Мэтт Уокер, LFC TV

Тринадцатилетний я, жаждущий быть на игре, чтобы увидеть очередную победу великих «красных», с шарфом на шее, слушающий радио, смотрящий телевизор, в шоке от разворачивающейся на глазах трагедии. Плачущий почти всю ночь от мысли о болельщиках, которые погибли на футбольном матче.

20 лет спустя, сидящий в тишине в тёмной монтажной LFC TV с двумя потерявшими детей матерями, собирающийся впервые показать им наш видеоролик о 96, знающий, что в какой-то момент на экране появятся лица их детей.

Буквально добавляющий лицо к каждому имени, заново понимающий чудовищность всего произошедшего в тот день. 96 фотографий, застывших моментов во времени – улыбка на вечеринке, после ланча на свадьбе, на солнце на заднем дворе, в кресле с чашкой чая, школьный портрет, в пабе с друзьями, смех у рождественской ёлки, в новой красной ливерпульской майке, со школьной наградой – 96 человек, таких же как вы или я, почти все такие молодые.

Стихи Дэйва Кирби The Justice Bell и Impunity for the Guilty, которые заставляют сердце биться чаще каждый раз, когда я их слышу – годы гнева и стремления к правосудию, выраженные с такой красивой ясностью.

Я, едущий в машине на интервью о Хиллсборо с Премьер-министром перед двадцатилетней годовщиной, весь наполненный желанием никого не подвести и сделать так, чтобы определённые вопросы были заданы и ответы получены.

Я среди 32 тысяч человек на «Энфилде», которые в один голос требовали правосудия после 20 лет лжи и обмана. Первый раз я наблюдал своими глазами, как творилась история, и гордился тем, что я часть клуба с такими болельщиками.

Я, ближе узнающий людей, с которыми так долго обращались столь жестоко, и узнающий от них, что каждое препятствие делало их сильнее. Я уверен на сто процентов, что в один прекрасный день их желание узнать правду поднимет завесу лжи над «Хиллсборо».

Том Вернер, председатель «Ливерпуля».

Что Хиллсборо значит для меня? Это сложный вопрос, так как наши с Джоном взаимоотношения с этим клубом начались не так давно. Конечно, я слышал о этой трагедии, но только когда мы впервые приехали на «Энфилд» в сентябре 2010, я побывал возле ворот Шенкли и начал понимать боль и страдание, через которые все прошли за эти годы.

С тех пор я много общался болельщиками и с некоторыми семьями, потерявшими близких в тот трагический день. Я читал опубликованное на двадцатую годовщину письмо от жены одного из болельщиков, который не вернулся с «Хиллсборо». Оно было таким пронзительным: «Для мира мой муж – один из 96, но для меня и моих детей он навсегда останется номером 1».

Я буду среди миллионов людей, которые 15 апреля мысленно будут вместе с семьями. Вместе с другими болельщиками мы снова будем вспоминать события того дня. Надеюсь, однажды семьи получат правосудие, которого они заслуживают.

Стив Уокер, болельщик

«Хиллсборо» значит для меня всё. Мой отец должен был быть там, на этой игре, на «Леппингз Лейн». Я считаю, что мне повезло жить сегодня, потому что отца остановила от поездки на матч свадьба родственников. Я рад, что случилась эта свадьба, потому что иначе меня не было бы тут, если бы отец пошёл на игру. Давайте помнить 96 жизней, которые мы потеряли в тот день. YNWA, мы никогда вас не забудем.

Питер Миллеа, член совета Крессингтона [район Ливерпуля – прим.пер.]

Как многолетний председатель совета Hillsborough Disaster Working Party и председатель Консультативной группы по безопасности на стадионах, я всегда хотел, чтобы семьи 96 получили правосудие, и чтобы их наследием стала забота о безопасности болельщиков на наших стадионах. Картины смерти, ассоциирующиеся с «Леппингз Лейн» и 15 апреля 1989, никогда меня не покинут. Я всегда молюсь за 96 душ, когда я в церкви или прохожу мимо огня «Хиллсборо» на Энфилд-роуд, хотя я понимаю, что они сейчас в более подходящем месте, чтобы молиться за меня.

Я буду на следующей мемориальной службе, как обычно, как и все годы с момента трагедии, чтобы почтить память погибших и предложить всю возможную помощь в поиске правосудия.

Благослови Бог 96, YNWA.

Шейла Коулмен, HJC

Я хорошо помню день «Хиллсборо». Мы с сыном были на рынке на Гомер-стрит, шли в сторону дома моей матери, когда меня остановил пожилой человек и сказал: «Правда, это ужасно, то, что происходит?» Я спросила, что он имел в виду, и он ответил: «Футбол». Я тут же подумала, что «Ливерпуль» проигрывает. Но он сказал: «Нет, нет, там пострадали люди». Когда мы пришли к моей маме, я включила телевизор, и мы наблюдали, как разворачивалась трагедия. Я помню, какая тяжёлая атмосфера была в городе, потому что люди не знали, кто умер, кто пострадал.

Если бы не провал полицейского контроля, эти смерти не случились бы. Я думаю, «Хиллсборо» хорошо вписалось в контекст британского общества восьмидесятых. В это время обычный рабочий человек был угнетён. К футбольным болельщикам относились особенно плохо. Их как стадо вели до стадионов и загоняли на сектора, как животных. Даже полицейские в то время пользовались такой терминологией – они говорили «загонять на стадион» и называли отсеки секторов «загонами». Болельщики «Ливерпуля» заплатили дорогой ценой за такой менталитет.

Если бы виновные были найдены тогда, я уверена, что семьи смогли бы вернуться к нормальной жизни; но из-за лжи людям приходится бороться за справедливость, за своих близких, иначе они бы делали им плохую услугу.

Так что для меня история «Хиллсборо» – история обмана.

Кэтрин Оуэн, болельщица

Для меня «Хиллсборо» значит, что папа всё ещё со мной. Он был там. Мне было два года, и я была дома. Мама могла потерять мужа, а я – папу. Моя сестра никогда не родилась бы. Это означает боль и потерю. Ещё это значит сообщество – от «мили шарфов» от «Энфилда» до «Гудисона», до трогательной ежегодной мемориальной службы. В целом, то, что для меня значит «Хиллсборо», можно суммировать в одной короткой фразе: «Мы все скучаем по нашим 96 друзьям, и мы все хотим справедливости». Все те, кто потерял свои жизни, и те, кто потерял близких – вы никогда не будете одни.

Джон Маркис, болельщик

Разрешите по буквам объяснить мои мысли и чувства о Хиллсборо.

Hillsborough – Шеффилд, 15 апреля 1989, день, когда 96 «красных» болельщиков, мужчин, женщин и детей, поехали на полуфинал Кубка Англии и не вернулись домой…

Inspiration – Вдохновение, которое мы почерпнули от достоинства и сил, продемонстрированных семьями погибших за эти годы. Они не только потеряли своих близких в обстоятельствах, которых легко можно было бы избежать, но ещё и страдали снова и снова, и продолжают страдать из-за несправедливых обвинений.

Liverpool – Ливерпуль, город, объединившийся перед лицом горя.

Lies and myths – Ложь и вымысел, придуманные властями, чтобы защитить свои интересы, и их потворство прессе, особенно редакции…

S*n - …где ложь была напечатана как факт, и им поверила доверчивая британская публика, и память 96 была опорочена. Не покупайте S*n, никогда

Blues and Reds – «Синие» и «красные», вместе. Цепочка шарфов через Стэнли Парк.

Overcrowding – Толпа могла быть одним из обстоятельств трагедии, но никогда не забывайте, что настоящей причиной был провал в полицейском контроле. Власти были более заинтересованы в сдерживании беспорядков, чем в безопасности болельщиков. Так что это были…

Reds - …«красные», которым пришлось заботиться самим о себе.

One minute silence - Минута молчания, безупречная каждый год, минута в память о потерянных друзьях, и до скончания времён болельщики будут приходить к огню «Хиллсборо» в дни матчей, чтобы отдать дань памяти 96.

Uneducated Reds - Необразованные «красные». Целое поколение выросло с тех пор, и многие (не только молодые) до сих пор остаются в неведении о причинах трагедии, случившейся солнечным весенним днём. Так что…

Go out - …идите и рассказывайте знакомым болельщикам, почему до сих пор продолжается борьба за правосудие. И, наконец…

Hillsborough Justice Campaign - …без устали борющиеся за справедливость, помогающие семьям 96 и пережившим трагедию, которая не должна была случиться.

Так что носите факелы «Хиллсборо» на груди с гордостью.

Прошедшие годы были наполнены слезами, но с вашей помощью и поддержкой ПРАВОСУДИЕ ДЛЯ 96 СВЕРШИТСЯ.

Кенни Далглиш, бывший игрок и тренер «Ливерпуля»

«Хиллсборо» показало мне ценность жизни, на самом деле. Футбол очень, очень важен, но на две или три недели после «Хиллсборо» он перестал таким быть. Самым важным были человеческие жизни.

Как по мне, самое хорошее, что мы сделали в том году - это победа в Кубке Англии. Выразить соболезнования на «Энфилд» пришли многие эвертонцы, которые раньше никогда не были на этом стадионе. Соперничество было забыто, как и с «Манчестер Юнайтед», их болельщики тоже приезжали. Трагедия сблизила болельщиков и заставила людей осознать, что на нашем месте могла быть их команда. «Хиллсборо» расставило вещи по местам и отодвинуло футбол на задний план.

Люди были великолепны в том, как стойко они выдержали «Хиллсборо». После трагедии люди Мерсисайда и весь футбольный мир проявили фантастическую поддержку, приходя на стадион отдать дань памяти и уважения. Даже сейчас горящий огонь возле стадиона никогда не становился объектом вандализма ни в какой форме. Я думаю, это знак невероятного уважения от болельщиков, которые приезжают на «Энфилд» - мемориал находится возле выездного сектора. Все хотят отдать дань памяти тем, кто остался на Хиллсборо.

Бен Торнли, Daily Post

Слишком часто слова «трагедия» и «катастрофа» опрометчиво используются болельщиками и журналистами для описания событий в матче. Но не в «Ливерпуле». Не в клубе, который наихудшим способом узнал, что футбол не важнее жизни и смерти - через два десятилетия после шутливого утверждения Билла Шенкли.

«Хиллсборо» - это не просто день, о котором вспоминают только в годовщину, это такая же часть идентичности «красных», как все победы. Мемориальные факелы горят на гербе и в сердцах болельщиков, они придают всему перспективу, даже в худшие времена.

Падения причиняют не такую боль и запоминаются не так надолго. В каком-то смысле, это придаёт сил.

Финансовые долги и деструктивные владельцы, ошибающиеся тренеры и нелояльные игроки - ничего не сможет причинить «Ливерпулю» столько страдания, сколько ограждения трибуны «Леппингз Лейн» и полиция Южного Йоркшира.

Мне было десять в 1989. Тогда худшим моментом, который я переживал, болея за клуб — и даже, наверное, вообще в жизни — было поражение «Уимблдону» в финале Кубка Англии. Это было чертовски больно.

Год спустя, когда Майкл Томас и «Арсенал» украли титул на «Энфилде» в последний день сезона, это уже не казалось таким важным.

Не после того, как на твоих глазах 96 человек умерли, придя поддержать любимую команду. Десятилетним мальчиком я никак не мог смириться с тем, как такое вообще могли допустить. Больше двадцати лет спустя я так и не смирился.

Футбол сделал выводы из случившегося. Но хотя к болельщикам больше не относятся как к животным, они всё ещё остаются в самом низу пирамиды из правящих классов, полиции и футбольных руководящих органов.

«Хиллсборо» было трагедией всего спорта, но эта трагедия послужила и ещё большей изоляции Копа от остальной Британии.

Многие вне Мерсисайда и вне сообщества болельщиков «Ливерпуля» утверждают, что понимают важность 15 апреля для «Ливерпуля». Немногие на самом деле понимают, по моему опыту.

Немногие могут понять ощущение несправедливости или ярость в адрес тех, кто очернил имя болельщиков, пока они оплакивали своих близких в самый тяжёлый час.

Тем не менее, отклик Кенни Далглиша и его игроков в 1989 укрепила ту особенную связь между святой троицей, как её описал Шенкли - игроками, болельщиками тренерами. Футбол может не быть более важен, чем жизнь и смерть, но «Хиллсборо» напоминает и о том, что «Ливерпуль» — это больше, чем клуб.

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)