«Хиллсборо» и миля шарфов | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

«Хиллсборо» и миля шарфов

1
«Энфилд» (с) epltalk.com

Вашему вниманию предлагается отрывок из книги Питера Люпсона «Через парк», которая посвящена общему наследию футбольных клубов «Ливерпуль» и «Эвертон».

15 апреля 1989 года – дата, которую никогда не забудет ни один болельщик «Ливерпуля». Это был день, когда случилась одна из самых страшных трагедий в истории футбола, и воспоминания о ней навсегда останутся такими же живыми и ужасающими. Она произошла во время полуфинала Кубка Англии между «Ливерпулем» и «Ноттингем Форест» на стадионе «Хиллсборо» в Шеффилде, матча, который, как ожидалось, должен был предварять волнующий чисто мерсисайдский финал на Уэмбли. Однако все обернулось самым худшим кошмаром.

День начинался вполне обычно. И «Ливерпуль», и «Ноттингем Форест» проводили хорошие сезоны, и болельщики обоих клубов проделывали путь к стадиону под ярким солнцем, в нетерпеливом ожидании предстоящей игры. Когда болельщики «Ливерпуля» достигли «Леппингз Лейн», ничего не предвещало той ужасной трагедии, которая здесь развернется. Но за полчаса до стартового свистка скопление людей у турникетов возросло до угрожающих размеров, и болельщики начали волноваться. Чтобы ослабить давление на турникеты, полиция приняла решение открыть одни из ворот по периметру стены. Последствия оказались катастрофическими.

Спустя минуты после того, как ворота были открыты, около 2 тысяч болельщиков «Ливерпуля» направились на террасу через этот проход. То, что оба загона террасы были уже заполнены до отказа, идущие не знали. Болельщики продолжали двигаться вперед, прижимая к сетке, ограждавшей поле, тех, кому не повезло оказаться в непосредственной близости. Бежать оттуда уже не было возможности, а давление сзади все увеличивалось, многие потеряли сознание. Так погибло 96 человек.

Шок и ужас трагедии получил отклик во всей Британии и далеко за ее пределами, но больше всего – в Мерсисайде, который погрузился в скорбь. Тяжесть этого горя сложно было нести в одиночку, это была общая ноша для Ливерпуля. И непроизвольно «Энфилд» стал местом паломничества болельщиков, хотевших почтить память жертв «Хиллсборо».

«Ливерпуль» и «Эвертон» – в горе вместе

В тот же вечер ворота Шенкли были украшены цветами, но то было только начало, ведь в воскресенье к «Энфилду» начало стекаться настоящее море людей. Соперничество было позабыто, когда болельщики «Эвертона» сплотились вокруг своих ливерпульских противников, чтобы разделить их боль и скорбь. Город объединился в горе.

Стадион был открыт для посещения, и очень быстро место напротив Копа заполнилось цветами и шарфами. Они были не только красными, ливерпульскими, но и синими, цветов «Эвертона». На перекладине ворот висели связанные между собой шарфы «Ливерпуля» и «Эвертона», а в узле их был закреплен мак. На самом поле, в районе вратарской, маленькая девочка положила букет и свой сине-белый шарф с запиской «Всем ребятам, которые погибли. От Рэйчел, болельщицы «Эвертона». Были здесь и деревянные щиты с гербами обоих клубов, находившиеся бок о бок. Одно послание гласило: «Мы должны быть вместе на «Уэмбли», но сегодня мы вместе в скорби». Тренер Ливерпуля Кенни Далглиш признавался на следующий день, что плакал, когда увидел, как болельщики «Эвертона» и «Ливерпуля» отдают дань памяти погибшим вместе. Он сказал: «Это было самое печальное, но вместе с этим самое прекрасное зрелище, которое я когда-либо видел».

«Энфилд» был открыт всю следующую неделю, с 9 часов утра до 7.30 вечера, и, считается, его посетили более 2 миллионов человек, чтобы отдать дань уважения погибшим, и было очевидно, что среди приходивших почтить память было несчетное количество болельщиков «Эвертона». В той части «Энфилд Роуд», где обычно сидели болельщики «Эвертона» во время гостевых дерби, ворота были украшены сине-белыми шарфами в честь погибших.

Когда глава Лейбористской партии Нейл Киннок посетил «Энфилд», чтобы помянуть жертв «Хиллсборо», его обнял эмоциональный болельщик «Ливерпуля», который попросил: «Расскажите стране всю правду о «Ливерпуле». И болельщик «Эвертона», который находился рядом, добавил: «Синие» и «красные» вместе, Нейл, расскажи им об этом». Когда Киннок осмотрел поле, украшенное цветами, он сказал: «Вы должны лишь бросить взгляд, чтобы понять, что здесь столько же синего, сколько и красного. Это имеет большое значение». И он обещал, что будет говорить в палате общин о том, что видел на «Энфилде».

Омраченная полуфинальная победа «Эвертона»

Когда происходили трагические события на «Хиллсборо», «Эвертон» должен был встречаться в полуфинальном поединке с «Норвич Сити» на стадионе «Вилла Парк» в Бирмингеме. Они победили «канареек» со счетом 1:0, однако радость попадания на «Уэмбли» мгновенно развеялась, когда дошли ужасающие новости с «Хиллсборо». Тренер Колин Харви и его игроки были глубоко шокированы, и Пат Невин, который забил решающий гол, отказался обсуждать матч с репортерами. Его мысли были только о погибших, и он красноречиво выражал свое сочувствие им.

Болельщики «Эвертона», которые на автобусах покидали «Вилла Парк», также были в мрачном настроении. Один из них обобщил их чувства в письме Liverpool Echo три дня спустя. Письмо называлось «Просто жест от болельщика Эвертона», и приводится здесь в сокращенном виде:

«Трое из нас, все болельщики «Эвертона», собрались вместе накануне полуфинала. Мы были вместе с нашим другом, болельщиком «Ливерпуля». Чувство товарищества и праздничное настроение радовало наши души. Затем мы поехали на «Виллу», «красные» поехали на «Хиллсборо». Автобусы прибыли. «Красные» туда, «синие» сюда.

[В концовке игры против «Норвича»] раздался наш свист. Мы сделали это! Да! Невин забил им.

И когда все уже уходили со стадиона, мы услышали об этом… Новости распространялись молниеносно… Мы все знали кого-нибудь из тех, кто был там. Каждый из нас… В автобусе действительно царила подавленность. За 15 миль до дома мы увидели первый ливерпульский автобус. Я никогда не чувствовал себя таким виноватым, что ношу синий шарф, за всю свою жизнь».

Письмо было подписано: «С глубочайшими соболезнованиями, от одного «синего».

Теперь для болельщиков «Эвертона» мысли об «Уэмбли» были последним, что занимало их головы. Они думали только о своих друзьях и любимых, которые могли быть на «Хиллсборо». Многие собрались вместе с «красными» на Лайм Стрит Стейшн, с тревогой ожидая прибытия первых поездов из Шеффилда.

«Эвертон» сразу же отложил домашний матч своей резервной команды в Центральной лиге против «Дерби Каунти», а также матч первой команды с «Дерби», они оба должны были играться на следующей неделе. Они также просили отменить игру против «Тоттенхэма» в субботу, но она была гостевой, поэтому ее пришлось провести. Болельщики, которые отправились на выезд в Лондон, были в подавленном состоянии, еще не отошли от шока «Хиллсборо». Они не пели и не веселились. Единственным выражением эмоций были теплые аплодисменты, когда на стадионе объявили, что не будут исполняться музыкальные заявки для именинников, и когда были возложены цветы и прошла минута молчания в память о тех, кто погиб.

После трагедии Кенни Далглиш и его игроки, как могли, старались помочь раненным и семьям погибших, разговаривали с болельщиками, посещали больницы и присутствовали на похоронах. Это было тяжелой эмоциональной нагрузкой, и тренер «синих» Колин Харви сразу же предложил свою помощь:

«Без сомнений, мои игроки сделают все возможное, чтобы помочь. Будет ли это просто разговор с болельщиками, или присутствие на похоронах, мы будем готовы к этому, чтобы внести свой вклад».

«Красные» и «синие» в ливерпульских храмах

Несмотря на то, что «Энфилд» стал эпицентром болельщицкой скорби, два ливерпульских собора также сыграли немаловажную роль обретении утешения. Воскресным вечером после трагедии тысячи людей пришли в католический собор Ливерпуля, чтобы поучаствовать в заупокойной мессе. В самом соборе поместилось только около трех тысяч человек, остальные пять тысяч совершали службу вне храма.

Службу вел архиепископ Ливерпульский, его высокопреосвященство Дерек Уорлок, вместе с англиканским епископом Ливерпуля, его преосвященством Дэвидом Шеппардом и главой Свободной церкви, преподобным доктором Джоном Ньютоном. Дэвид Шеппард, несмотря на то, что был в прошлом известным английским игроком в крикет, очень увлекался футболом и постоянно бывал на играх «Эвертона» и «Ливерпуля». В то время, когда произошла трагедия, он был на отдыхе с семьей на Внешних Гебридах, но вернулся в Ливерпуль на вертолете к началу мессы.

Это была эмоциональная служба, апофеозом которой стали слова, сказанные архиепископом Уорлоком пастве: «Трагедия на «Хиллсборо» поставила Ливерпуль на колени – не в поражении, но в молитве». Оглядев прихожан, он отметил игроков «Ливерпуля» и «Эвертона», болельщиков обоих клубов в своих шарфах, молодежь в футболках «Ливерпуля» и «Эвертона». С улыбкой он сказал им: «Спасибо вам за то, что вы такие замечательные люди».

После службы тренер «Эвертона», Колин Харви, говорил о глубоких узах между клубами:
«Мы – не разделенный город. Болельщики «Эвертона» и «Ливерпуля» – одна семья. Всегда так было, если случалась необходимость помогать друг другу. Мы попали на «Уэмбли» в субботу, но наши чувства превратились в абсолютно противоположные, когда мы услышали о том, что случилась».

Две недели спустя, в субботу 29 апреля, в 11 часов утра, прошла специальная мемориальная служба в ливерпульском англиканском соборе. Ее вел епископ Шеппард, при поддержке архиепископа Уорлока и доктора Джона Ньютона. Англиканский архиепископ Йоркский, его высокопреосвященство Джон Хабгуд, и римско-католический архиепископ Вестминстерский, кардинал Бэзил Хьюм, также принимали участие в этой службе. Среди прихожан были британский премьер-министр Маргарет Тэтчер и лидер оппозиции Нейл Киннок.

2 тысячи мест внутри собора были заняты преимущественно семьями пострадавших, и гигантские экраны транслировали одночасовую службу для более чем восьми тысяч человек, которые находились у собора. Миллионы людей смотрели ее по телевизору.

Первыми, кто прибыл к службе, были игроки «Ливерпуля» и «Эвертона», вместе с тренерами Кенни Далглишем и Колином Харви. И снова, многочисленные ливерпульские и эвертонские шарфы в соборе показали глубокие связи между двумя клубами. Это никогда не было столь очевидно, как тогда, когда «Книга соболезнований» с тысячами выражений сочувствия была возложена на алтарь болельщиком «Эвертона» Энди Макгрори и болельщиком «Ливерпуля» Дэвидом Линаном. Доктор Ньютон поблагодарил город за «невероятное чувство единства в горе».

Миля шарфов

Узы между «Эвертоном» и «Ливерпулем» еще больше укрепились после трагедии «Хиллсборо», но не было более яркого символа единства, чем «Миля шарфов».

Это была идея двух ливерпульских таксистов, двадцативосьмилетнего Джимми Планкетта и двадцатишестилетнего Тони Аткинсона, которые хотели почтить память жертв трагедии посредством цепи из шарфов длиной в милю, которая соединила бы «Гудисон Парк» и «Энфилд». Джимми объяснял: «Мне пришла в голову эта идея, чтобы соединить два стадиона и болельщиков».

Изначально предполагалось, что для «Цепи единства» понадобятся две с половиной тысячи шарфов, но оказалось, что необходимо четыре тысячи. Прозвучал призыв к болельщикам пожертвовать свои шарфы, и специальный «шарфомобиль» курсировал по Мерсисайду, чтобы собирать их.

Идея получила широкий отклик, и вскоре необходимое количество шарфов было собрано. Первый шарф был привязан к воротам «Гудисон Парк» звездой «Эвертона» Ианом Снодином, и оттуда цепь протянулась к «Булленс Роуд», «Уолтон Роуд» через парк Стенли к мемориальным воротам Билла Шенкли и Копу. В этой церемонии участвовали тысячи людей, включая футболистов «Эвертона», «Ливерпуля» и «Транмер Роверс».

На протяжении всего пути цепи из шарфов к «Энфилду», она сопровождалась оглушительными аплодисментами, и была торжественно внесена на Коп. Ровно в 15.06, когда на «Хиллсборо» была остановлена игра, минутой молчания почтили память тех, кто погиб. В 15.07, после того, как епископ Шеппард произнес «Отче наш», футболисты «Ливерпуля» и «Эвертона» Питер Бирдсли и Иан Снодин передали Барри Девонсайду, чей восемнадцатилетний сын Крис погиб на «Хиллсборо», последний шарф, чтобы повязать его на Копе. Один болельщик «Ливерпуля» писал позднее: «Это было проявление единства, которое рождало чувство такой гордости, несмотря на все страдания».

Но не только в Ливерпуле происходили подобные акции солидарности. Во время Лондонского марафона на следующий день, после того, как бегуны из Мерсисайда пересекли финишную черту после 26 миль дистанции, они удостоились стихийных аплодисментов, когда вместе спели «You’ll Never Walk Alone». Все эти проявления любви хоть немного, но помогали пережить боль «Хиллсборо».

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)