День, изменивший футбол навсегда. Часть 2 | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

День, изменивший футбол навсегда. Часть 2

2
Цветы (с) mirror.co.uk

Вашему вниманию предлагается статья очевидца трагедии на «Хиллсборо», журналиста Брайана Рида, опубликованная The Mirror в 2012 году. Из-за её большого объёма мы разделили её на две части.

Полиция тайно пыталась укрепить дело о пьяной безбилетной толпе.

Болельщиков, включая меня, допрашивали сотрудники департамента уголовного розыска Западного Мидлендса, которым была поставлена задача выяснить причины трагедии.

Однако основной упор в своих вопросах они делали на том, сколько люди выпили перед игрой и ехали ли с ними люди, у которых не было билета. Убитые горем родители рассказывали, как 15 апреля, когда они приехали ночью в Шеффилд, их погибших детей рассматривали как подозреваемых в расследовании уголовного дела.

У всех них спрашивали, сколько их близким довелось выпить.

Позже выяснилось, что каждое тело было исследовано на наличие алкоголя, и у всех было обнаружено либо малое содержание алкоголя, либо его не было обнаружено вовсе.

Но почему вдруг стало преступлением выпить перед спортивным состязанием или приехать без билета в надежде разжиться им у перекупщика? Они намекали, что такого на Уимблдоне, Твикенхэме или на концерте Рода Стюарта [мероприятиях, которые посещает «высшее общество» — прим.ред.] никогда не бывает? Конечно же, многие болельщики пили перед игрой, а некоторые приехали, не имея билета.

Это бывало каждый год на полуфинале Кубка. Почему же именно на этой игре полиция вдруг решила, что если ты сделал что-либо из этого, то ты - потенциальный убийца? Окруженный вопросами и инсинуациями, Ливерпуль старался смириться со своим горем. На следующий день после трагедии, люди направились к «Энфилду», чтобы выразить свою скорбь.

Исполнительный директор клуба Питер Робинсон открыл стадион, и Коп с прилегающей к нему штрафной площадкой стал местом поминовения погибших.

В течение нескольких дней поклонники различных клубов укрыли треть поля цветами, шарфами всевозможных расцветок и прочувствованными посланиями поддержки со всех концов мира.

Игроки превратились в социальных работников, иногда посещая по полдюжины похорон в день. Нападающий Джон Олдридж говорил: "Всё это в высшей степени поразило меня. Настолько, что я не смог справиться с этим.

«Это оставило меня без сил – физических, эмоциональных, психологических. Я даже помыслить не мог о тренировках. Помню, как я пытался сходить на пробежку, но не смог побежать. Был период, когда я размышлял, смогу ли я вообще собраться с силами, чтобы играть дальше. Я узнавал, что на самом деле важно в жизни».

Он всё же вернулся к тренировкам и три недели спустя дважды забил «Ноттингем Форест», выбив их в полуфинале, который был перенесен.

«Ливерпуль» смог выиграть Кубок в эмоциональном финальном матче против соседей из «Эвертона». Но многие полагают, что сам факт, что соревнование в том сезоне не было отменено – ещё одно оскорбление погибших.

Лето сменило весну, но мало что могло погасить боль и гнев ливерпудлианцев. До 4 августа, когда судья-лорд Тейлор опубликовал свой предварительный отчет о трагедии и все услышали правду.

И она была полной противоположностью той лжи, которую разносили некоторые в Йоркшире и Уоппинге.

Он посчитал, что пьянство, поздний приход на трибуну и фанаты-безбилетники — это ложный след. Не было никаких свидетельств хулиганских действий, болельщики не были виновны в давке. Он даже описал их действия в попытках спасти умирающих как «блестящие».

Зато он возложил всю вину прямо на плечи полиции.

Он обратил внимание на оплошности при планировании, что привело к «угрожающей перегруженности у турникетов» и принял решение, что «непосредственной причиной несчастья стало огромное избыточное скопление людей, а именно неспособность, когда входные ворота были открыты, перекрыть проходы к центральным проходам, которые и так были переполнены».

«Они были переполнены, поскольку не была установлена максимальная безопасная пропускная способность, не было сделано попыток организовать контроль за численностью направляемых по каждому из проходов, не был установлен визуальный контроль за концентрацией толпы».

Он раскритиковал «крайне медленные действия полиции при возникновении давки» и заявил, что «общее количество болельщиков, попавших на трибуну „Леппингс Лэйн“ не превышало количество стоячих мест».

Вот и вся теория о тысячах безбилетников.

И он подверг резкой критике старшего супериндентанта Дакенфилда, который, по его словам, «оцепенел» после приказа открыть входные ворота, назвав это «халатностью высшей меры».

Доклад Тейлора не только оправдывал болельщиков, но и давал надежду на правосудие семьям, оставшимся без близких. Что люди, которым они вверили своих любимых, примут на себя ответственность за то, что они допустили трагедию, которую вполне можно было бы предотвратить. Но надеяться им пришлось недолго.

Расследование, проведенное судом присяжных в Шеффилде, и коронер, который был на зарплате у шеффилдского местного совета (который так же был виновен в невыдаче «Хиллсборо» действующего сертификата безопасности), вынесли вердикт о смерти в результате несчастного случая. Коронер определил время отсечки – 15.15 пополудни, заявив, что к этому времени у всех жертв должна была наступить смерть мозга, таким образом, исключая любые улики, относящиеся к событиям после этого времени.

Это автоматически избавляло от неприятностей службы экстренной помощи, тем самым уменьшая возможность доказательства преступной халатности. Генеральный прокурор отверг все обвинения в адрес полиции на основании недостаточности улик. Ни против одного из старших офицеров не было возбуждено дело, а дело о дисциплинарном взыскании против Дакенфилда было остановлено после его преждевременного ухода на пенсию в возрасте 46 лет по медицинским показаниям с полным пенсионным обеспечением.

Семьи получили ни юридической, ни моральной, ни финансовой компенсации. Большинство получило суммы, чуть превышающие пособия на похороны.

В отличие от них, 14 офицеров полиции, «травмированные» увиденным, получили 1,2 миллиона фунтов.

Удивительно, но их иски о возмещении убытков основывались на принятии страховщиками факта халатности руководителей этих офицеров.

Однако росла вера в то, что произошла серьезная судебная ошибка. Granada TV наняла сценариста Джимми МакГоверна, чтобы он рассказал истории семей в рамках двухчасового художественно-документального фильма.

Исследователи обнаружили новые улики, которые разрушали полицейскую версию дела, самым главным было то, что камера слежения, отвечавшая за трибуну «Леппингс Лейн», которая, по словам полиции, была в нерабочем состоянии, работала.

Инженер, обслуживающий арену, дал письменные показания под присягой, которые доказывали ложь со стороны представителей полиции Южного Йоркшира, сообщивших следствию о том, что из аппаратной они никак не могли оценить степень образовавшейся давки.

Во время расследования эти слова нельзя было подвергнуть сомнению, так как пленки с камер слежения, снятые в тот день, загадочным образом были «украдены» и так и не были найдены.

5 декабря 1996 года «Хиллсборо» вновь попал на первые полосы общенациональной газеты. В этот раз The Mirror разразилась заголовком "ПОДЛИННАЯ ПРАВДА", побуждая каждого из читателей посмотреть фильм МакГоверна.

Телефоны The Mirror заливались от звонков рассерженных читателей, требовавших правосудия – 25 695 из них поставили свою подпись под петицией, требовавшей от Генерального прокурора открыть новое расследование. Через несколько недель после прихода лейбористов к власти в 1997 году министр внутренних дел поручил лорду-судье Стюарту-Смиту изучение новых улик для выяснения, могут ли они быть основанием для нового официального расследования.

Вновь семьи поверили, что правосудие вскоре восторжествует. Но за несколько минут встречи со Стюартом-Смитом, они поняли, что дело движется в тупик.

Когда произошла задержка начала слушаний из-за отсутствия некоторых представителей семей, Стюарт-Смит повернулся к Филу Хаммонду, который сам потерял сына в этой катастрофе, и сказал: «Они что, как болельщики „Ливерпуля“, приходят в последний момент?».

Лорд-судья не стал никого подвергать перекрестному допросу и изучал улики при закрытых дверях. И, несмотря на то, что обнаружил, что 183 заявления полиции были отредактированы, чтобы исключить критику высшего руководства полиции, он постановил, что не было достаточно улик для открытия нового расследования…

К этому времени у семей погибших заканчивалась выдержка и возможности, но они продолжали бороться.

Они подали частные иски к Дакенфилду и его заместителю в тот день, суперинтендату Бернарду Маррею, которые предстали перед судом в июле 2000 года по обвинениям в непреднамеренном убийстве и умышленном пренебрежении обязанностями.

Но они опять избежали правосудия. Маррей был оправдан по всем пунктам обвинения, а когда суд не смог прийти к мнению относительно вердикта для Дакенфилда, судья остановил процесс, оправдал Дакенфилда и вынес решение о том, что дело пересмотру не подлежит.

Это был их последняя совместная попытка добиться правосудия. Она закончилась тем, что восемь вооруженных офицеров полиции вывели представителей семей погибших из зала суда под предлогом того, что они могут устроить скандал.

Через одиннадцать лет после того, как их близкие отдали жизнь из-за того, что их рассматривали как проблему, члены их семей точно по той же причине оставили юридические разбирательства. Но они отдали всех себя за какое-то слабое подобие правосудия. Потому что у них была вера, что когда ты рождаешь на свет детей, данные в их свидетельстве о рождении верны, и когда они его покидают, наименьшее, что ты можешь для них сделать – указать истинные факты в их свидетельстве о смерти.

Джимми МакГоверн сказал: «Всё, чего хотели семьи - чтобы кто-то вышел вперёд и принял на себя ответственность за смерть их близких».

«Однако никто не извинился. Это же против фундаментальных человеческих инстинктов. Если мы сталкиваемся друг с другом, мы оба говорим „простите“. Это элементарная человеческая реакция».

«Но не в случае трагедии подобных масштабов. Они не могут извиниться, это подразумевает ответственность. Вот почему семьи продолжали борьбу».

А те из нас, кто прошёл через открытые ворота «Леппингс Лэйн» и чувствовал на себе вину с тех самых пор, как вернулись домой живыми, остались им обязанными.

Поиском правды перед лицом грязной лжи и предубеждений. Борьбой за память людей, чьим единственным преступлением было быть настолько наивным, чтобы явиться на, как казалось, один из лучших стадионов страны в полной уверенности, что их безопасность первостепенна для тех, кому было поручено позаботиться о них.

Если вы футбольный болельщик, вам следует помнить о них, когда вы смотрите на сегодняшние заполненные стадионы с хорошо организованными стюардами, без решеток и стоячих мест.

Вам следует помнить о той агонии, через которую им довелось пройти во время первой трагедии «Хиллсборо» и страданиях, которые пережили их семьи во время второй.

И вам никогда не следует забывать, что ради светлого будущего английского футбола они отдали свое настоящее.

RIP the 96

Jack Alfred Anderson, 62

Colin Mark Ashcroft, 19, student

James Gary Aspinall, 18

Kester Roger Marcus Ball, 16, student

Gerard Baron Snr, 67

Simon Bell, 17

Barry Sidney Bennett, 26

David John Benson, 22

David William Birtle, 22

Tony Bland, 22

Paul David Brady, 21

Andrew Mark Brookes, 26

Carl Brown, 18

Steven Brown, 25

Henry Thomas Burke, 47

Peter Andrew Burkett , 24

Paul William Carlile, 19

Raymond Thomas Chapman , 50

Gary Christopher Church, 19

Joseph Clark, 29

Paul Clark, 18

Gary Collins, 22

Stephen Paul Copoc, 20

Tracey Elizabeth Cox, 23

James Philip Delaney, 19

Christopher Barry Devonside, 18

Christopher Edwards, 29

Vincent Michael Fitzsimmons, 34

Steve Fox, 21

Jon-Paul Gilhooley, 10

Barry Glover, 27

Ian Thomas Glover, 20

Derrick George Godwin, 24

Roy Harry Hamilton, 34

Philip Hammond, 14

Eric Hankin, 33

Gary Harrison, 27

Stephen Francis Harrison, 31

Peter Andrew Harrison, 15

David Hawley, 39

James Robert Hennessy, 29

Paul Anthony Hewitson, 26

Carl Hewitt, 17

Nick Hewitt, 16

Sarah Louise Hicks, 19

Victoria Jane Hicks, 15

Gordon Rodney Horn, 20

Arthur Horrocks, 41

Thomas Howard, 39

Tommy Anthony Howard, 14

Eric George Hughes, 42

Alan Johnston, 29

Christine Anne Jones, 27

Gary Philip Jones, 18

Richard Jones, 25

Nicholas Peter Joynes, 27

Anthony Peter Kelly, 29

Michael Kelly, 38

Carl David Lewis, 18

David William Mather, 19

Brian Christopher Matthews, 38

Francis Joseph McAllister, 27

John McBrien, 18

Marian Hazel McCabe, 21

Joe McCarthy, 21

Peter McDonnell, 21

Alan McGlone, 28

Keith McGrath, 17

Paul Brian Murray, 14

Lee Nicol, 14

Stephen Francis O'Neill, 17

Jonathon Owens, 18

William Roy Pemberton, 23

Carl Rimmer, 21

Dave Rimmer, 38

Graham John Roberts, 24

Steven Joseph Robinson, 17

Henry Charles Rogers, 17

Andrew Sefton, 23

Inger Shah, 38

Paula Ann Smith, 26

Adam Edward Spearritt, 14

Philip John Steele, 15

David Leonard Thomas, 23

Pat Thompson, 35

Peter Reuben Thompson, 30

Stuart Thompson, 17

Peter Francis Tootle, 21

Christopher James Traynor, 26

Martin Kevin Traynor, 16

Kevin Tyrrell, 15

Colin Wafer, 19

Ian David Whelan, 19

Martin Kenneth Wild, 29

Kevin Daniel Williams, 15

Graham John Wright, 17

Перевод: Светлана Стреж, Сергей Емец

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)