Крэйг Джонстон: В конце пути вас ждет награда | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Крэйг Джонстон: В конце пути вас ждет награда

5
Фотография Крэйга Джонстона

Для большинства известных футболистов окончание карьеры игрока автоматически означает начало карьеры футбольного функционера или тренера, однако наш герой совершенно уникален.

После окончания своей блестящей карьеры он успел стать сиделкой при больной сестре, записать рэп-альбом, разработать новую модель футбольных бутс, изобрести программное обеспечение для компьютеризированного контроля за мини-барами в отелях, разработать новейшую методику работы с юными футболистами, изобрести компьютерную программу, с помощью которой можно было бы анализировать данные футбольной статистики, а теперь он перевоплотился в фотографа, чья выставка недавно открылась в столице Англии.

«Нет, я бы не сказал, что „перевоплотился“ в фотографа», — говорит Крэйг Джонстон, австралиец, который был любимцем публики в пору наивысшего расцвета «красных».

Несмотря на то, что 49-летний Джонстон лишь недавно стал всерьёз заниматься фотографией, у меня сложилось ощущение, что он готовил себя к этой профессии 35 лет, сохранив фотоснимки ещё с тех пор, как он сам выходил на поле.

«Правильнее сказать, что мой талант фотографа наконец вышел из тени»,— говорит Крэйг Джонстон. Австралиец ещё в 70-х годах XX века, будучи игроком «Мидлсбро», увлекался фотографией.

Первые шаги австралийца в Англии были не очень удачными. После первого же матча тренер «Боро» Джек Чарльтон, разочарованный игрой новичка, подошёл к нему и спросил, откуда тот приехал. Услышав ответ, Джек потерял дар речи.

«Он сказал „Парень, валил бы ты обратно в свою Австралию, потому что тебе и за миллион лет не стать футболистом“,— рассказывает Джонстон.

«Но я не мог уехать. Мои родители продали дом, чтобы отправить меня в Англию. К счастью, некоторые „старички“ команды, в частности Грэм Сунесс, помогли мне тогда. Я месяцами мыл их машины на территории тренировочной базы, прячась каждый раз, как появлялся Чарльтон».

Однажды, прогуливаясь по улицам, Крэйг, который вконец устал бороться за место под солнцем, увидел в витрине магазина фотокамеру.

«В тот момент я не мог ни о чём думать, кроме этой камеры,— говорит Джонстон.— Я копил, копил и наконец купил её. Я посылал домой фотографии своей жизни в Англии. Не могу передать словами, что я переживал тогда. Но со мной была моя камера. И вместе мы выдюжили. На протяжении всей моей карьеры люди могли видеть меня с неизменной камерой».

В 1981 году, когда Джонстон перебрался в «Ливерпуль», его камера стала свидетелем того, как «красные» находились в зените славы. Вместе с ними Крэйг пять раз становился чемпионом страны, выиграл Кубок чемпионов, два Кубка лиги и Кубок Англии.

«Довольно забавно, что я несколько раз фотографировал свои медали»,— говорит Крэйг. «Я сфотографировал их вблизи под светом лампы накаливания, используя макрообъектив, и они получились невероятно красивыми».

Однако, выставка Крэйга Джонстона посвящена не футболу. Откровенно говоря, довольно сложно описать его уникальный стиль.

«Да,— говорит австралиец.— В основном я фотографирую манекены в витринах. Может это звучит довольно странно, но зимой в Англии не так много естественного света, и витрины магазинов выгодно выделяются на общем фоне. К тому же в витринах обычно выставляются красочно разодетые манекены. Когда я фотографирую их, то слышу самые разные реплики. Таксисты кричат мне „Парень, они не настоящие“, а когда я фотографирую манекены, на которых недостаточно одежды, люди принимают меня за извращенца».

«Пару раз меня даже выставляли из некоторых торговых центров, когда сотрудники принимали меня за промышленного шпиона, который фотографирует одежду с тем, чтобы потом производить её в Азии. Но несмотря на это, за много лет у меня накопилось около полумиллиона таких фотографий».

Увлечение манекенами пришло к нему несколько лет назад, когда его дела пребывали в плачевном состоянии.

«Тогда я был признан банкротом и целыми днями общался с юристами, администраторами и прочими людьми, общение с которыми не доставляло мне удовольствия. Я был в глубочайшей депрессии»,— говорит Крэйг.

«Я развёлся с женой, дети вернулись в Австралию, у меня не было жилья, машины, да ничего не было. В такой ситуации легко начать пить. Но у меня была моя старая-добрая камера. Я пошел прогуляться, а надо сказать, что моросил дождь, но я не замечал этого, потому что для меня фотография сродни медитации».

«Неожиданно я увидел манекен, он был одет очень красиво и выставлен в витрине магазина. Я стал фотографировать его, и в этот момент ко мне подошёл какой-то забулдыга и начал ругаться на чём свет стоит. Он попал в объектив моей камеры и тогда я подумал, что кадр получился довольно забавный, там были и те, у кого есть всё, и те, у кого ничего нет. Его отражение расположилось рядом с этим веселым манекеном, и кадр получился просто отменный. Это по-настоящему подняло мне настроение. Оно помогло мне выкарабкаться».

Так и зародился новый стиль — фотографии выставленных в витринах манекенов, вместе с отражением улицы и всего, что там происходит. На фотографиях Крэйга изображено отражение улиц Нью-Йорка, Лондона, Парижа и Сиднея.

«Когда фотографируешь живого человека, обычно он быстро устаёт и начинает проявлять нетерпение,— говорит Джонстон.— Манекены не торопят вас, они никуда не спешат и, что лучше всего, им не надо платить. Это очень важно, когда вы на нуле».

Как же он сумел удержаться на плаву? Ведь речь идёт о человеке, который умудрился изобрести бутсы Adidas Predator, которые стали самыми успешными за всю историю компании. Как же получилось, что он не стал мультимиллионером?

«Идея создания таких бутс пришла ко мне, когда я тренировал детей в Австралии, в тот момент, когда я пытался научить их принимать мяч. Я хотел, чтобы они максимально чувствовали его. Дождь лил как из ведра, и один из малышей сказал: „Я совершенно не чувствую мяч, это же кожаные бутсы, а не ракетки для пинг-понга“. Смешно, но в тот момент у меня в голове зазвенел колокольчик. Я пришёл домой, отодрал от ракеток для пинг-понга их покрытие и приклеил его к своим бутсам. Эффект был обалденный.

«Я потратил уйму времени и денег, на эксперименты, а потом и на получение патента. Потом я отправился со своими разработками в Nike, Reebok и Puma, однако отовсюду меня выставляли. Тогда я решил нанести визит звёздам немецкого футбола, к которым прислушаются в Adidas — Руменигге, Беккенбауэру и Брайтнеру. Они надевали мои прототипы и работали с мячом, в то время как я снимал всё это на пленку. Когда я принёс запись в Adidas, они были в шоке. „Никуда не уходите, мы предлагаем вам сделку“,— засуетились они».

«Не знаю, что они там себе надумали, но их предложение было настолько щедрым, что впоследствии, когда в компании произошла смена владельцев, их аудиторы поставили перед новым руководством первоочередную задачу, избавиться от контракта с Джонстоном. И тогда они предложили выкупить у меня патент».

«Ну я и продал его. С тех пор они продали миллионы пар „моих“ бутс по сотне фунтов за пару. Я же получал 2% с каждой продажи, так что сами считайте, сколько там набегало».

Великий новатор, который обогатил Adidas, придумал систему подготовки самых юных футболистов. Несмотря на то, что методика Джонстона получила одобрение ФИФА, Футбольная ассоциация не обратила не нее внимания, и замечательная идея так и осталась только лишь идеей. И однажды Джонстон обнаружил, что у него вообще нет средств.

Задолго до этого он научился держать удар. В возрасте 27 лет, Крэйг был вынужден закончить карьеру игрока, чтобы вернуться в Австралию и заботиться о неизлечимо больной сестре. Однако, банкротство по-настоящему выбило его из колеи.

«Я задумался, что же я сделал не так. Как я мог потерять все свои деньги? Как я мог оставить без средств к существованию своих родителей, своих партнёров? Но на пути большого успеха я не раз сталкивался с провалами, так что я был знаком с обеими сторонами медали под названием „жизнь“»,— говорит австралиец.

«Значило ли это, что, играя в футбол, я не смог подготовить себя к жизни вне его? Нет, думаю, что футбол каждому воздаёт по заслугам. Ведь вдумайтесь, раздевалка — это уменьшенная модель мира. Там есть всё: и политика, и зависть и ещё много всего. Помню „Энфилд“, тогда я заставлял себя думать как бизнесмен, стараясь вникнуть во все нюансы, чтобы понять, как компания ФК „Ливерпуль“ может быть такой успешной».

«Какое это было неподражаемое место для обучения, таких же парней как и я сам. Там играло 15 замечательных парней: Сунесс, Хансен, Лоуренсон, Беглин, Далглиш, может и я тоже был таким. Сплошь лидеры и капитаны, которые соперничали и состязались друг с другом. Да и сама философия Bootroom была очень продуманной. Самое обидное, что всё, что происходило, не подвергалось научному анализу, а потому позднее бесследно исчезло».

За свою жизнь Крэйг Джонстон повидал немало, что же запомнилось ему больше всего?

«Забитые мячи. Это невероятное ощущение после того, как ты зашлёшь „пятнистого“ в сетку ворот соперника,— говорит Джонстон.— Я полагаю, что, когда ты к чему-то стремишься, то в конце пути тебя неизменно ждёт награда. Моё искусство — и есть моя награда. Я не собирался становится профессиональным фотографом, но, когда я оказался „на мели“, я встретил одного издателя по имени Грэм Кларк из компании Mckenzie Clark. Он напечатал пару моих работ и, когда он их увидел, то сказал „Парень, ты просто обязан выставляться“».

«И вот я думаю, а что же я хочу сказать своей выставкой? Наверное следующее: „Ребята, я через многое прошёл, но я всё ещё здесь, я не сгинул“».

Блиц
Элвис или Брюс?*
Альбом Born to Run был единственным, который я привез с собой в Англию из Австралии, и он стал моей визитной карточкой. В футболе я лучше всего умел бегать.

Пеле или Марадона? 
Гленн Ходдл. Я понимаю, что такого ответа вы не ожидали, но если бы я мог выбирать кем мне быть, я бы стал Гленном в период его расцвета. Для тех из нас, кто не мог играть в эстетичный футбол, его игра была верхом элегантности.

Лига или Союз?**
Места, откуда я приехал, славятся своими игроками и командами регби-лиг. Героем моего детства был Уолли Льюис. Я люблю эту игру.

«Гражданин Кейн» или «Крёстный отец»?***
В данный момент мой любимый фильм — «Мальчишник в Вегасе». Все, кто когда-либо бывал в Вегасе, понимают, что больше всего запоминается похмелье.


* — Крэйгу предлагается выбрать одного из музыкантов — легенду рок-н-ролла Элвиса Пресли или фолк-рок-исполнителя Брюса Спрингстина. Альбом Born to Run выпущен Спрингстином в 1975 году.
** — Имеются в виду Rugby League и Rugby Union — две разновидности регби, отличающиеся, в частности, количеством игроков на поле (13 в лиге против 15 у юниона). Регби-юнион (у нас известна под названием регби-15) — более популярная и известная в мире разновидность. Регби-лиг (у нас обычно называемая регби-13) — более скоростная игра. В странах бывшего СССР, в основном, распространена именно регби-13. Уолли Льюис — австралийский регбист (регби-13), считается лучшим игроком всех времён.
*** — «Гражданин Кейн» — знаменитая кинодрама Орсона Уэллса (с ним же в главной роли), выпущенная в 1941 году. «Крёстный отец» — знаменитая гангстерская драма в трёх частях (1972, 1974, 1990) режиссёра Фрэнсиса Форда Копполы. «Мальчишник в Вегасе» — комедия 2009 года.

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)