Герой нашего племени. Алан Кеннеди | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Герой нашего племени. Алан Кеннеди

3
Фотография Алана Кеннеди (с) Zimbio.com

Очередным героем нашей новой рубрики стал герой финала Кубка чемпионов, обладатель двух титулов победителя этого турнира и пятикратный чемпион Англии. Не плохо, не правда ли? Итак, встречайте легендарного игрока «красных» Алана Кеннеди.

Я всегда хотел быть футболистом. Помню, как мы гоняли мяч в школе, и я всегда был среди лучших. Тогда мы понятия не имели о тактике и каждый раз играли по другой схеме, но я всегда выступал на фланге. Эдакий маленький юркий вингер, который, кстати, немало забивал. Тогда мой старший брат играл за «Ньюкасл», и я смог многому научиться, наблюдая за его выступлениями. Он был сильнее и крупнее меня, и я с детства научился играть против парней, которые превосходят меня по своим физическим данным.

Как долго «Ливерпуль» следил за вами прежде, чем пригласить к себе?

В 1974 году «Ливерпуль» играл в финале Кубка Англии против «Ньюкасла». Они подписали Терри Макдермотта. Я думал, что они должны подписать меня, когда узнал, что они пригласили Терри. Я был уверен, что если они испытывают проблемы с левым флангом защиты, то должны были обратиться ко мне.

А тогда они серьезно занимались поисками игрока на левый фланг. Там играл Джои Джонс, а потом и Эмлин Хьюз. Короче говоря, они кое-как заполнили эту позицию. Но на протяжении 2-3 месяцев они упорно искали нового игрока. Джои не играл в финале Кубка чемпионов-78, а Алан Хансен, который вышел на этой позиции, провел не лучший матч. Он слишком нервничал. Поэтому я думаю, что когда они рассматривали мою кандидатуру, то не слишком долго думали. Джефф Твентимэн, который был тогда главой скаутской службы, приехал на наш матч против «Халла» и немедленно согласился уплатить за мой совсем не дешёвый трансфер.

Когда Вы перешли в «Ливерпуль», то уже были сложившимся игроком, футболистом второй сборной Англии и самым дорогим защитником страны.

Да, тогда я играл за вторую сборную Англии. На заре карьеры мне не удалось избежать травм. У меня была пара травм левого колена, из-за которых я пропустил довольно много времени, а потому не смог пробиться в первую сборную. Также я успел поиграть за Англию U-23. Да, я стоил кучу денег, но не получил ни пенни (смеётся). Конечно, Боб Пэйсли «взорвал» трансферный рынок, но меня влекли не деньги, а перспектива выступать за европейских чемпионов.

Сам наставник «Ливерпуля» был очень рад, что успел пригласить Кеннеди, когда до закрытия трансферного окна оставалось всего два дня:

Цитата:
«Он нам идеально подходит. Он очень быстр и вынослив, и сможет играть по всему флангу. Теперь у нас есть семь человек, которые будут бороться за четыре места в защите – Хьюз, Томпсон, Хансен, Нил, Джонс, Кеннеди и Ирвин. Я хотел пригласить Кеннеди, потому что мне нужно было обострить борьбу за место в составе.

Вы чуть было не опоздали на подписание контракта с «Ливерпулем», так ли это?

О, это было похоже на ночной кошмар. Моя машина сломалась, и погода была под стать ситуации – шёл дождь и дул сильный ветер. На моей машине сломались «дворники», так что я ничего не видел. Это был совершенно новый автомобиль, но недалеко от Лидса случилась эта поломка. Итак, «дворники» не работают, и мне не остаётся ничего иного, как просто ждать. Тогда не существовало мобильных телефонов, а потому я не мог никого предупредить. Несмотря на опоздание, я успел подписать контракт в присутствии Боба и Питера Робинсона, который был секретарем клуба. Мы пофотографировались в отеле, а потом я отправился на медобследование. Сегодня это довольно сложный и длительный процесс, а тогда он занял всего минуту. Доктор уложил меня на кушетку, измерил температуру, пощупал пульс и сказал, что я точно здоров. Я поверить не мог, что на этом медобследование окончено.

Да уж, чемпионы Европы доверяли своему врачу. Кстати, у меня было замедленное сердцебиение. Это довольно распространенное явление и не означает, что у вас есть проблемы со здоровьем. Доктор просто сказал «Он здоров, как бык, мистер Пэйсли, и может бегать до скончания веков». В кабинете присутствовала моя девушка, и мы очень смеялись. Пэйсли подлил масла в огонь, сказав: «Если этот парень не будет играть за Англию, то я брошусь в воды Мерси…», а потом тихонько добавил: «…во время отлива». Боб был уверен, что я буду долго играть за Англию, однако, Кенни Сэмсон вытеснил меня из состава команды «трёх львов». Он никогда не травмировался, а потому у меня набралось не так много матчей, проведённых в составе сборной.

В «Ливерпуле», новичком которого вы стали, играло много разнохарактерных игроков.

Я был всего лишь молодым новичком из Ньюкасла. Тогда я не слишком много знал о футболе. Это стало проблемой. Футбол того «Ливерпуля» основывался на быстрой игре в пас и тотальном контроле мяча, в то время как в «Ньюкасле» я играл в «длинный пас». Мне было очень сложно адаптироваться в «Ливерпуле». Да уж, в команде было несколько парней с тем ещё характером. Рэй Кеннеди, Грэм Сунесс и Джимми Кейс. Эти парни были «сборниками», а значит находились на более высоком уровне. Я быстро смекнул, что с ними соревноваться не стоит. Если бы я «затупил», то не видать мне места в первой команде «красных». Мои первые матчи за «Ливерпуль» были похожи на один сплошной спринтерский забег. Необходимо было всё время быть настороже. Рэй Клеменс не любил выбивать мяч, предпочитая разыгрывать его с защитниками. Мне крупно повезло, что рядом со мной играли такие защитники, как Фил Томпсон, Алан Хансен и, конечно же, Эмлин Хьюз, который мог сыграть как слева, так и в центре.

Вы когда-нибудь встречались с Биллом Шенкли, прежде чем перешли в «Ливерпуль»?

Когда я готовился впервые выйти на поле «Энфилда» в составе «Ливерпуля», Билл Шенкли ходил по коридорам стадиона. Он посмотрел на меня и сказал: «Здорово, сынок. Как делищи?» Я опешил, ведь это был сам великий Билл Шенкли. «Всё в порядке, мистер Шенкли. Нервничаю чуток». Он достал из кармана пару таблеток не знаю чего и дал мне. Помню, я только успел подумать «Чего это он мне суёт?», но это был Шенкли, и что бы он ни сказал это было правильно. Я сразу подумал о чемпионате мира-1978, когда какой-то шотландский игрок попался на употреблении таблеток. Вилли Джонстон, кажется. Я решил не спешить глотать таблетки. В конце концов, оказалось, что это была лишь пара карамелек. Мне сразу стало легче. Не то, чтобы я успокоился, но немного расслабился.

Судя по вашим словам же словам, сказанным ранее, в те времена подход к игре существенно отличался от современного.

Цитата:
В то время мы конкретно выпивали. Выпивка была нормальным времяпрепровождением между тренировками и играми. В клубе знали об этом, но предпочитали, чтобы мы пили, а не получали бытовые травмы или попадали в разные неприятные истории. Пока мы вовремя приходили на тренировки, Боб был доволен. К нам относились, как к игрокам «Ливерпуля», в то время как в других клубах к игрокам относились, как к детям. Я не знаю, как мы умудрялись быть столь успешными, вливая в себя такое количество алкоголя. Бывало, что мы и на матчи выходили пьяными. Иногда нам становилось скучно сидеть в пабе по 5-6 часов, а то и больше, но нам больше нечем было заняться.

Да, в то время было принято пить. Мы до сих пор любим пропустить по рюмашке. Я и сегодня не могу представить себе игрока, который бы пришел к своим одноклубникам и предложил «опрокинуть по кружке колы или воды». Когда мы говорим, что неплохо бы выпить, это значит, что мы собираемся отлично провести время. Да, мы все были не прочь залить в себя кружку-другую пива. Это объединяло нас, таким уж был «Ливерпуль» тех времен. После каждой игры мы шли пить пиво, и это было нормально. Да все так делали. Это сегодня спортсмены постоянно сдают какие-то тесты, а тогда в Британии было принято пить. Вот футболисты с континента этого не делали, и в конце концов мы у них этому научились. Что ж, это правильно. Попойки не мешали нам побеждать, а раз так, то мы и не заморачивались. В те времена мы даже не знали о существовании диет. Сегодня почти все игроки соблюдают диеты, например, сейчас перед матчем футболисты не съедают по куску жареного мяса. Это же не успеет перевариться. Надо есть что-то полегче, пасту, курицу или что-то такое. Мы, в свое время об этом даже не догадывались.

Но у вас неплохо получалось…

Да уж. В «Ливерпуле» была такая красная книга, в которую записывалось почти всё. Мы смотрели в неё «ага, вот в прошлом сезоне в это время мы делали так-то и так-то, и в итоге победили», и в следующий раз мы делали всё в точности, как в книге.

Вы уже тысячу раз рассказывали об этом, но мы не можем пройти мимо финала Кубка чемпионов 1984 года.

Перед началом того сезона мы провели контрольный матч, который закончился серией пенальти. Мы плохо били с «точки». По правде сказать, мы просто отвратительно били. Я, Хансен и ещё один из наших промахнулись. [это был товарищеский матч против «Фейеноорда», который состоялся 7 августа 1983 года – прим.ред.]. Джо Фэган не слишком задумывался о серии пенальти, потому что мы были уверены, что победим в игровое время. Фил открыл счет, и мы контролировали ход встречи. И тут, неожиданно, забивает Пруццо. В перерыве мало кто из нас думал о серии пенальти, ведь впереди было ещё 45 минут. Джо сказал: «Нужен гол. Вперёд». Однако, нам не удалось захватить инициативу, и они отвечали своим моментом на каждый наш. Матч был очень напряжённым и, по правде сказать, не слишком зрелищным. Сперва истекли 90 минут, потом 120, и вот уже Джо выходит на поле и думает о том, кого же отправить бить пенальти. Я до сих пор не пойму, почему он доверил право удара мне. Возможно, он просто запаниковал. Он же мог выбрать Ронни Уилана или Майкла Робинсона. Вместо этого он спросил: «Алан, ты как?», я ответил, что в порядке, потому что я ещё не знал, что он меня выберет. Он кивнул и прошел мимо. Потом он подошёл в Грэму Сунессу и Иану Рашу. Фил Нил всегда бил пенальти, поэтому его имя даже не обсуждалось. Но неожиданно Джо выбрал двумя оставшимися меня и Стива Никола. Он выбрал самого молодого игрока команды Стива, и... меня?! Я не сразу понял, что он выбрал меня. А потом у меня душа ушла в пятки, и я запаниковал. Я был в ужасе от того, что оказался в такой ситуации. Я не хотел в это верить.

Грациани и Конти не реализовали пенальти. Стив Никол смазал первый удар. Это сняло напряжение с остальных, потому что мы знали «обязательно надо забить». Но я этого не чувствовал, когда шёл бить. Гроббелар заставил ошибиться Конти, но мы не видели, как. Это очень смешно смотрится на записи. Но нам было не видно, что именно он сделал. Я видел только фотокорреспондентов, которые расположились за воротами. Они беспрерывно щелками затворами своих фотоаппаратов. Я не хотел идти бить пенальти. Я хотел оказаться далеко далеко оттуда. Я ужасно нервничал. Я провёл не самые плохие 120 минут, но теперь у меня не было права на ошибку. Все смотрели на меня, и мне казалось, что все уверены, что я промахнусь. Никто не верил в меня. Мне казалось, что парни думают: «Хорошо, сейчас он промажет. Кто будет бить следом?» Эта мысль не добавляла мне уверенности в себе. Когда я ставил мяч на точку, то думал о семье, о своей девушке, и вдруг я понял, что просто не могу подвести этих людей. За неделю до этого мы были так плохи, что нам пришлось прервать занятие. Какие-то пацаны обыграли нас в серии пенальти. Говорят, что надо оставаться хладнокровным, сосредоточенным и не колебаться. Ничего такого у меня не было. Я просто расслабился. Не знаю, почему я так сделал. Танкреди (вратарь) прыгнул влево, а мяч полетел вправо.

Вы не представляете, какое облегчение я испытал в это мгновение. Я захотел оказаться в кругу семьи, друзей, одноклубников. Это было нечто. Парни бежали ко мне и кричали: «Невероятно! Ты забил!» Я сказал, что знал, что они сомневались во мне, но всё получилось. Мы отлично гульнули в тот вечер, выпивка лилась рекой. Мы уснули только под утро. Отличная была вечеринка. Потом кто-то сказал, что было бы здорово мне сфотографироваться с утра. Помню, Джо Фэгана сидящего на шезлонге с Кубком чемпионов. Потом мы много фотографировались, а когда мы вернулись домой, «красные» и «синие» ливерпудлианцы поздравляли нас с победой. Это было отлично.

Спустя полтора года Вы покинули команду, а своим последним касанием по мячу в форме «Ливерпуля» забили автогол.

Да, и снова «Оксфорд Юнайтед». Смешно, ведь именно им я забил в своем первом матче. Тогда «Ливерпуль» играл контрольный матч, который был посвящен Джоку Стину. По иронии судьбы я забил в своем последнем матче. В то время у «Оксфорда» было несколько классных футболистов. В конце матча я получил мяч из середины поля, и меня сразу начал прессинговать Джон Олдридж. Вместо того, чтобы выбить мяч, я послал его назад и попал точно в ворота. Брюс решил, что я буду выбивать мяч, а потому немного вышел из ворот, а потом был бессилен помешать мячу закатиться в сетку. До конца матча оставалась минута, и у нас не было шанса отыграться. Тренером был Кенни Далглиш. Он вошёл в раздевалку не в лучшем расположении духа. Он «наехал» на меня и, как всегда, на Пола Уэлша. Таким был мой последний матч за «Ливерпуль». Мне был 31 год, и я понимал, что настало время уходить. Так уж это устроено, что молодые всегда приходят на смену старшим. Конечно, мало приятного, когда тебе говорят, что ты уже не тот. На моём месте заиграл Джим Беглин, но, к сожалению, полтора года спустя он сломал ногу. Если бы к тому времени я ещё был в команде, то получил бы ещё один шанс вернуться в основной состав.

Я ушёл заканчивать в «Сандерленд». Я должен был перейти в «Ньюкасл», но в итоге в 1985 году оказался в «Сандерленде». Я пошёл в команду к Лори Макменеми, который тоже только перешёл в «Сандерленд» из «Саутгемптона». Он был призван поднять «Сандерленд» из низов, но у него ничего не получилось. Зря я туда пошёл.

«Хартлпул», шведскую «Хускварну», бельгийский «Беерсхот», датский «Клуб 1903», «Норвич Викторию», «Грантхэм», «Уиган», «Колн Динамос», «Рэксем», «Моркам», «Недерфилд», «Рэдклифф Боро», «Барроу»… Вы серьёзно поколесили.

Я ездил на недельные просмотры. Две недели здесь, три там. Я был готов играть где угодно и за что угодно, потому что не хотел заканчивать. Но не получилось. Потом я около 6 с половиной лет играл в любительской лиге. Я играл до 42 лет, это много по меркам футбола, и я до сих пор играю за ветеранскую команду «Ливерпуля».

Назовите Ваши сильнейшие качества как игрока?

Скорость и целеустремленность. Я никогда не сдавался и всегда играл на пределе своих сил. Я уверен, что перейдя в «Ливерпуль» доказал всем, что был отличным футболистом, в противном случае меня бы не пригласили в тот «Ливерпуль». Они были очень сильным, а я прекрасно себя чувствовал в той команде. Пару раз другие игроки пытались вытеснить меня из состава, но я был лучше и не позволял им этого.

Оригинал: http://www.lfchistory.net/Articles/Article/2998

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)