Рэй Клеменс о днях в «Ливерпуле» | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Рэй Клеменс о днях в «Ливерпуле»

1
Фотография Рэя Клеменса

Представляем вниманию читателей интервью с прославленным вратарем «Ливерпуля» Рэем Клеменсом, который провел за клуб 665 матчей, пять раз становился чемпионом Англии и трижды выигрывал Лигу чемпионов.

Здравствуйте, Рэй. Расскажите, почему вы стали именно вратарем?

- Я просто не мог играть на другой позиции. Сначала я не хотел стоять на воротах и лет до 15-ти не появлялся в раме. С 9-ти лет я играл центрфорварда, в отрочестве пробовал себя в центре полузащиты и на левом фланге. Мне нравились обе эти позиции, особенно слева. Но в один день всё переменилось: у нас не хватало вратарей в команде, и тренер поставил меня в ворота. И я вполне естественным образом вписался в новую позицию, хотя я не могу сказать, что я хотел быть вратарем. В молодежке я сыграл 50% матчей на левом фланге, а 50% - в воротах, но так уж сложилась судьба...

Я сыграл шесть или семь игр за «Ноттс Каунти» во Втором дивизионе еще когда был школьником, но они отчислили меня, ибо посчитали недостаточно хорошим. В футболе нужно оказываться в нужном месте в нужное время, и в итоге я оказался. Я попал в «Сканторп» и отыграл там 46 матчей, причем, я начал играть там в 17 лет. В следующем сезоне я пропустил две первые игры в основном составе, но потом играл там весь оставшийся сезон, и это в 18 лет. А по окончании сезона я перешел в «Ливерпуль».

Меня просматривали скауты «красных», а также кое-кто из их управляющих. И сам Билл Шенкли был на моих матчах три или четыре раза. Шенкли потом говорил мне, что они наблюдали за мной больше, чем за кем бы то ни было еще. После 10-12 игр они приняли решение.

А правда, что Шенкли сказал тебе, что Томми Лоуренс был намного старше, чем на самом деле?

- Да! Когда я подписал контракт с «Ливерпулем», Шенкс сказал, что Лоуренс уже прошел пик своей карьеры, и если я продолжу развиваться, я буду в основе [в «большой команде», как он её называл] уже через шесть месяцев. Когда я приехал в «Ливерпуль» на предсезонную подготовку, я увидел, что Томми вовсе не казался потухшим и готовым уступить своё место в воротах - наоборот, он был в своей лучшей форме, и мне пришлось ждать два с половиной года, чтобы пробиться в основу.

Мой дебют в «Ливерпуле» состоялся в домашнем матче против «Суонси» в Кубке лиги. Мы победили 2:0, и это был ужасный вечер, хлестал дождь и дул сносящий всё на своём пути ветер. Я всё не мог нормально выбить мяч от ворот, и какой-то чёрт с трибуны, видя, что каждый мой ввод мяча в игру приводит к атакам «Суонси», кричал: «Клеменс, отправляйся уже в душ!» Он не знал, кем я стану в следующие 14 лет.

Справка: Клеменс приехал в «Ливерпуль» 24 июня 1967 года и дебютировал 25 сентября 1968-го, однако, потом последовал большой перерыв до февраля 1970 года, когда он был поставлен Шенксом на ворота в игре против «Дерби» (0:2) в лиге. Несмотря на поражение в том матче, Шенкли отныне доверял Рэю, и тот уже не сомневался в своём месте.

Вы никогда не задумывались об уходе из клуба?

- Первые два года я играл от случая к случаю и еще играл за сборную Англии до 23 лет, выступая за резервы «Ливерпуля». Я многому научился за то время, наблюдая за первой командой. К концу второго сезона я начал немного грустить, ибо не получал шансов выходить на поле, и если бы меня наконец не вызвали, я бы задал вопрос о том, как же мне развиваться без игры за основу.

Вы провели много великих матчей, на наиболее запоминающимся является финал Кубка чемпионов 1977 года против «Мёнхенгладбаха».

- Да, ведь это был первый финал Кубка чемпионов для «Ливерпуля». Это был особенный сезон для нас, ведь мы почти сделали требл: выиграли чемпионат в субботу, проиграли финал Кубка Англии в следующую субботу, и через четыре дня выиграли Кубок чемпионов. Это было великое время в истории «Ливерпуля», особенное для болельщиков - ведь сезон был просто невероятным. На протяжении всего сезона у нас были важнейшие игры, особенно в последние три месяца. Да, мы выиграли чемпионат, но мы делали это и раньше. Проиграть МЮ в финале Кубка было просто отстойно, зато выиграть европейский кубок в тех обстоятельствах... это был поистине особенный вечер. Все 26 тысяч наших болельщиков сделали всё возможное, чтобы попасть на матч и поддержать нас - они продавали последние штаны, чтобы купить билет на финал. Мы выиграли в своем стиле, и возвращение домой было невероятным. Каждый игрок той команды и каждый болельщик помнят то время, потому что оно было совершенно особенным.

Для многих поворотным моментом того финала стал сэйв, который вы сделали после удара Ули Штилике...

- Люди часто спрашивают меня: «Какие свои сэйвы ты считаешь лучшими?» Люди думают, что я скажу: «Это был сэйв, когда я взлетел к верхнему углу и кончиками пальцев направил мяч в штангу...» Но я всегда вспоминаю те сэйвы, которые были наиболее важны для команды. Поэтому сэйв от Штилике - один из самых важных для меня. Он не был эффектным, но пришелся как раз на важнейший момент игры. Мы вели 1:0 и играли совсем неплохо, но потом «Гладбах» воспрял, и Симонсен сравнял счёт. И через 5-10 минут после этого случился тот проход Штилике. Только я и он. Я сделал всё, как я всегда делал - постарался расшириться в разные стороны, бросился ему в ноги, и на моё счастье он попал мячом в меня. Уже через некоторое время Томми Смит головой вывел нас вперед, и мы помчались к победе. Не уверен, что мы справились бы, если бы счет стал 1:2, особенно держа в уме недавнее поражение от МЮ в Кубке Англии. Отыгрываться было бы сложнее.

Предлагаем читателям взглянуть на события того финала и тот самый сэйв Клеменса:

Поэтому для меня этот сэйв стал самым важным в карьере, наряду с вытащенным пенальти в финале Кубка УЕФА на «Энфилде» - первом еврокубковом финале, в котором я играл. Тогда это не казалось таким важным: мы выигрывали 3:0 в первом матче, но Стив Хайуэй «привез» пенальти. Юпп Хайнкесс подошел к точке, и я взял его удар, это было уже под конец игры. Потом мы отправились в Германию [тогда финал также игрался в двух матчах - дома и на выезде - прим. ред.] и получили два гола в первые 20 минут, но отстояли этот счёт до конца игры. А если бы пропустили на «Энфилде» - они бы взяли Кубок благодаря голу на выезде.

Вот голы и тот самый пенальти финала Кубка УЕФА 1973 года:

Эти сэйвы можно сравнить с чудом, которое проделал Ежи Дудек, вытащив удар Шевченко в офертайме стамбульского финала?

- Ежи и сам скажет, что он вправду не знает, как он совершил тот, второй сэйв. Он поднял руку, и мяч попал в нее! Надо отдать ему должное, он мнговенно вскочил на ноги, но там был такой случай, в котором голкиперу нужна вся удача, которая у него есть. Это была очередная поворотная точка матча, и «Милан», должно быть, подумал: «Мы точно не сможем забить». И я бы на месте каждого игрока «Ливерпуля» подумал бы тогда: «Это точно наш вечер!»

Против какого нападающего вам было сложнее всего играть?

- Я никогда не боялся атакующих игроков, но всегда их уважал. Мне повезло играть против величайших нападающих мира. Я играл против Пеле на закате его карьеры, играл против Марадоны, Кройффа, Неескенса, Зико, Ривелиньо... Пеле был особенным, ведь даже к концу карьеры его исключительное мастерство никуда не делось. Я играл против него на турнире в Америке в 1976, где сборная Англии встречалась с Бразилией, Италией и сборной Америки.

Пеле забил вам?

- Нет, нет, он не забил! (Рэй смеётся)

Он был беспомощен?

(Рэй смеется еще сильнее)

Клеменс сражался с Питером Шилтоном за право стоять в воротах сборной Англии. Он был первым номером у тренера Дона Реви, но пришедший на смену Реви Рон Гринвуд предпочитал ротацию Шитлона и Клеменса. В итоге Рэй сыграл 61 матч, а Питер - 125. Самым большим разочарованием Клеменса стало непопадание в состав сборной на чемпионате мира 1982 года. Клеменс был первым номером в сборной, и Англии предстояло сыграть два товарищеских матча, в которых прекрасно сыграл Шилтон, тогда как Клеменс был занят финалом Кубка Англии, куда вышел его «Тоттенхэм» (Рэй перешел туда в 1981 году).

Бесконечное соперничество с Шилтоном набило оскомину?

- Это продолжалось 10 лет. Один играл за сборную Англии, а второй играл за сборную Англии - так это можно назвать. Для сборной это хорошо - иметь двух вратарей примерно одного уровня. Мне вроде бы везло: я играл за лучший клуб в Европе и выиграл много трофеев, тогда как Питер выступал за «Ноттингем Форрест», и их достижения были поскромнее, но он, черт побери, обставлял меня.

Что вы думаете о Брюсе Гроббеларе, который стал вашим преемником в воротах «Ливерпуля»?

- Он был совершенно особенным. Невозможно играть на протяжении 13 лет в «Ливерпуле», если ты не великолепный вратарь. С тех времен никто так надолго на воротах клуба не задерживался. Я всегда старался играть так, чтобы свести любой риск к минимуму, исключать малейшие ошибки и делать сэйвы, когда это было нужно. Брюс больше играл на публику, проявлял свой характер, и наряду с ошибками делал потрясающие сэйвы.

81.47 КБ

Можно ли сравнить защиту ворот в ваши времена и сейчас?

- Сегодня всё по-другому, правила изменились. Вратарь должен быть более развитым футболистом, хорошо обращаться с мячом, как ногами, так и руками. Даже технологии изготовления перчаток изменились, чтобы позволить вратарям лучше ловить мяч, да и сами мячи совсем другие - они легче и летают быстрее. Сейчас труднее стоять в раме.

Расскажите про двух таких разных тренеров, с которыми вы работали.

- Это были два разных характера, но у них обоих была потрясающая воля к победе. Шенкс любил говорить с прессой, был весел и здорово мотивировал игроков. Боб [Пэйсли] не любил давать интервью. Я бы не сказал, что он был величайшим мотиватором мира, но как никто умел точно объяснить нам тактические слабости и преимущества соперника.

Фил Нил однажды рассказывал, что Пэйсли обращался к игрокам «чувак».

- Да, он мог такое ляпнуть, потому что имел большие проблемы с произношением иностранных имен (Рэй смеётся).

Вы сыграли в пяти финалах Кубка Англии. Какой из них запомнился вам больше всего?

- Один из них - в 1971 году против «Арсенала» - пролетел одной минутой, я даже не заметил. Собственно, мы проиграли. Я видел много голов за свою жизнь, но ума не приложу, как мы могли пропустить такой гол, как на первых минутах тогда. У меня просто перед глазами что-то промелькнуло - и всё. Потом я сидел за ужином и думал: множество великих игроков никогда и не играли в финале Кубка Англии, а я играл, и не могу толком ничего вспомнить. Это было ужасно разочаровывающим. К счастью, мы вновь играли в финале в 1974-м и победили. Это был особенный момент, мы играли против «Ньюкасла» и выиграли 3:0, а могли забить и больше.

Когда играешь за спинами таких парней как защитники «Ливерпуля» - у тебя не так уж много работы. Иногда нужно было лишь сделать всего пару сэйвов за матч. Это часть бытия вратаря «красных».

Болельщики действительно были одним из слагаемых побед в то время?

- Год за годом поражает то, что болельщики «красных» могут сделать, чтобы попасть на игру и поболеть за своих. Они поедут в поезде без билета, придумают что-нибудь, чтобы избежать проблем и добраться до стадиона. Они готовы продать телик, плиту, чайник - все, что угодно, чтобы достать деньги на игру.

В 1977 году люди ехали на поезде и спали на крышах, да и во всех других местах. Их не волновало, насколько это неудобно, они просто хотели попасть на матч. Эх, вот было времечко. Коп был 20-ю тысячами человек, всегда стоявшими за воротами.

Сейчас вы следите за выступлениями «Ливерпуля»?

- Конечно! От их матчей в Лиге чемпионов меня от телика за уши не оттащишь. Я провел мои последние 12 лет карьеры в «Тоттенхэме», но если меня попросят выбрать «свой» клуб, я выберу «Ливерпуль». Я провел лучшее время в «Ливерпуле» с болельщиками этой команды. Я здесь женился и узнал всё, что мог, о футболе тоже здесь. Сейчас в тренерской работе мне помогает опыт, полученный в «Ливерпуле» - это касается и мотивации и тактики.

А в вас есть скрытые таланты? Фил Нил говорил, что он иногда пишет картины маслом...

- Он пишет что??? Ничего себе, а я и не знал. Ну, я всего лишь иногда играю в гольф (смеётся). Особых талантов у меня нет, я как открытая книга. Ну вот только если гольф мне нравится.

Расскажите об уходе из «Ливерпуля». Был сумасшедший слух, что вы связались с каким-то бандитом, и он чем-то вас напугал, да так, что вам пришлось уехать из города.

- Знатная история, надо сказать. Честно говоря, ни с одним бандитом я до сих пор не знаком (смеётся). А причина, по которой я ушел... Последнюю игру за «Ливерпуль» я сыграл в финале Кубка чемпионов против «Реала». Мы выиграли 1:0, и сложно представить себе более захватывающую игру. Это был мой третий финал КЧ, когда я уходил с поля, везде было шампанское, телекамеры, в общем, все те вещи, которые окружают тебя, когда ты выиграл финал Кубка чемпионов. Я сел в углу раздевалки и посмотрел вокруг: для меня это был просто очередной день на работе. Я привык ко всему, и нужно было что-то поменять. Я выиграл всё, что только можно с «Ливерпулем», мне было уже 32, и чтобы продолжать играть, нужен был новый вызов. И я ушел к «шпорам», отыграв еще 7 лет - а в «Ливерпуле» я вряд ли смог бы это сделать. Потом я провел пять лет в тренерском штабе «Тоттенхэма», где набрался опыта для работы в сборных Англии.

Это было действительно сложным решением для меня, ибо я люблю «Ливерпуль», и тогда мне оставалось еще два года по контракту. Но такова уж была ситуация.

Значит, слух про бандита мы с негодованием отметаем?

- Да, можете его закопать поглубже.

Но люди не перестанут болтать подобные вещи...

- Ну потому что это удивляет людей. Мало кто мог поверить, что я уйду. Я и сам много думал после своего решения: чёрт, а правильно ли я поступаю? Ведь я покидал величайший в мире клуб, вот и переспрашивал себя по сто раз.

Тренерский штаб был удивлен?

- Не меньше всех остальных. Я не стал им говорить сразу после финала КЧ, а подождал пару недель. Боб и один из директоров, Питер Робинсон, сказали мне: «Ты уверен, что хочешь поступить именно так? Может, мы что-нибудь можем сделать?» Уверен, они без проблем предложили бы новый контракт, если б я захотел. Но я ответил: «Не в том дело, просто мне нужны перемены. Я наслаждался каждой минутой здесь, но не хочу, чтобы это стало рутиной». Я помню и других игроков «Ливерпуля», которые засиделись здесь и потом не могли найти мотивации, если переходили в другие клубы. Я так не хотел. Я хотел найти достойный клуб, чтобы играть дальше - а «Тоттенхэм» играл в Европе, а я уже не мог без Европы после 14-ти лет матчей в еврокубках. Я закончил карьеру, выиграв еще один Кубок УЕФА, Кубок Англии и сыграв в двух финалах КА. Поэтому считаю, что мой переход был правильным решением.

За два месяца до этого приехал Гроббелар. Люди скажут: он уехал, испугавшись Брюса...

- На протяжении всей моей карьеры я находился под давлением со стороны конкурентов за место в воротах. Сначала это был Томми Лоуренс, потом из «Транмира» пришел Фрэнки Лэйн, Макдоннел пришел из «Олдхэма», Огризович из «Честерфилда». Это часть бытия в «Ливерпуле», когда несколько игроков бьются за позицию, поэтому ты всегда должен играть на своей лучшем уровне. Брюс пугал меня не меньше всех других вратарей, с которыми мне приходилось конкурировать.

Вас тепло встречали при возвращении на «Энфилд»?

- Это была лучшая встреча за всю мою жизнь, даже несмотря на то, что я покинул клуб, и были болельщики, этим разочарованные. Когда я играл на «Энфилде» уже за другой клуб, болельщики распевали «Первый номер сборной Англии», и это было прекрасно. Не описать чувств, когда я в перерыве подошел к Копу: весь стадион встал, и они устроили мне овацию, скандируя моё имя. Это самый трогательный момент, какой я испытывал на футбольных полях. У меня ком подкатил к горлу, ведь я не ожидал такого душевного приёма. Это был один из лучших моментов в жизни, о лучшем и мечтать нельзя.

Оригинал интервью Рэя Клеменса вы можете найти на сайте LFChistory.net

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)