Герой нашего племени. Рэй Клеменс | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Герой нашего племени. Рэй Клеменс

2
Фотография Рэя Клеменса (с) Zimbio.com

Героем нашей рубрики становится, возможно, лучший голкипер в истории мерсисайдского клуба. Перед тем, как начать интервью, Рэю Клеменсу назвали количество команд, против которых он выходил во вратарском свитере «красных», и прославленный ветеран был несказанно удивлен таким большим числом.


Первый вопрос. Как обстоят дела с Вашим здоровьем, ведь недавно у вас подозревали рак простаты?

Я закончил курс реабилитации три недели назад (интервью взято 5 августа). Пока не знаю, здоров я или нет. В сентябре мне предстоит пройти обследование, которое даст ответ, всё ли у меня в порядке. Но я чувствую себя хорошо. Самое главное — оставаться оптимистом. Я ощутил невероятную поддержку фанатов «Ливерпуля» со всего света. Это были нелегкие полгода, но операция и курс радиотерапии позади. Я чувствую, что я в порядке, но пока не услышу того же от специалиста, говорить с уверенностью не могу.

Перейдем к вопросам о футболе. Почему вы стали вратарём?

А я не мог играть на другой позиции. И это несмотря на то, что я никогда не хотел быть вратарем. Я и в ворота-то впервые встал в 15-летнем возрасте. А начинал я в возрасте девяти лет центральным нападающим. Потом я играл в центре полузащиты и левым защитником. Мне нравилось и там, и там, но на позиции слева в защите, пожалуй, чуть больше. И вот однажды у нас случилась «напряжёнка» с вратарями, и школьный учитель физкультуры поставил меня в ворота. Как только я встал на ленточку, то сразу почувствовал себя на своём месте. Я по-прежнему не хотел быть голкипером, и примерно половину матчей проводил в поле, а вторую половину — в рамке. Короче говоря, тут можно говорить о стечении обстоятельств.

Школьником я провёл около 6-7 матчей за клуб Второго дивизиона «Ноттс Каунти», но они выбросили меня за ненадобностью. В футболе очень важно оказаться в нужном месте в нужное время. И думаю, что мне это удалось, я провёл 46 матчей за «Сканторп». Мне тогда было 17 лет, в следующем сезоне я, 18-летний пацан, провёл весь сезон в составе первой команды, пропустив только первые два матча сезона. В конце того сезона я перебрался в «Ливерпуль».

За моей игрой наблюдали сразу несколько скаутов «Ливерпуля», а сам Билл Шенкли был на моих матчах 3-4 раза. Позднее он сказал мне, что за мной они следили гораздо дольше, чем за кем-либо ещё. У них ушло примерно 10-12 матчей на то, чтобы принять окончательное решение на мой счёт.

А это правда, что Шенкли сказал вам, что Томми Лоуренс гораздо старше, чем это было на самом деле?

Да! Когда я переходил в «Ливерпуль», Шенкли сказал мне, что Томми уже стар и доигрывает, и что если я продолжу усердно работать, то окажусь частью «Большой команды», которую он собирался собрать в следующие полгода. Каково же было моё изумление, когда на предсезонке оказалось, что Томми Лоуренс вовсе не состарился, а наоборот находится в отличной форме. Он был на пике своей игры, и мне пришлось два с половиной года ждать своего шанса стать основным вратарем.

Мой дебют состоялся в матче Кубка лиги против «Суонси Сити». Мы победили со счетом 2:0. В тот вечер погода сошла с ума, лил дождь, а ветер был готов унести весь стадион. Я все время ошибался, выбивая мяч от ворот, казалось, что каждым своим ударом я начинаю атаки валлийцев. С трибун какая-то добрая душа всё время орала «Эй, Клеменс, вали с поля». Вряд ли он тогда мог предположить, что произойдет в следующие 14 лет.

Клеменс прибыл в «Ливерпуль» 24 июня 1967 года, а дебютировал за первую команду 25 сентября 1968 года. Однако, ему пришлось ждать февраля 1970 года, чтобы стать первым номером команды Билла Шенкли. Тогда «красные» проиграли со счетом 0:2 соперникам из «Дерби Каунти». Но Шенкли решил не сажать своего голкипера на лавку, о чем наверняка не пожалел.

Вы никогда не требовали отпустить вас из клуба?

В свои первые два сезона я только иногда выходил на поле в составе первой команды, а в английскую «молодёжку» U-23 меня вызывали из резервной команды «Ливерпуля». Для меня это было временем обучения, я многое почерпнул из своих наблюдений за тренировками первой команды, и это пригодилось мне впоследствии, когда я наконец попал в основной состав. Во второй половине второго сезона я стал задаваться вопросом, что же мне светит в этом клубе, и если бы я не стал проходить в состав, то наверняка поставил бы вопрос о своем будущем по окончании чемпионата.

У вас было много великолепных матчей, но наверное финал Кубка чемпионов 1977 года, в котором «Ливерпуль» обыграл «Боруссию», стоит особняком.

Ну, тогда «Ливерпуль» впервые вышел в финал Кубка чемпионов. То был отличный сезон, мы тогда едва не сделали требл. Мы тогда за несколько дней успели выиграть чемпионат Англии, проиграть в финале национального Кубка и выиграть Кубок чемпионов. Это был особенный сезон, фанаты не успевали радоваться нашим успехам. Последние три месяца сезона были просто феноменальными, мы выигрывали важные матчи чемпионата, после чего пробивались в следующую стадию еврокубка, а потом снова выигрывали в чемпионате, а потом в Кубке Англии и снова в чемпионате. Последние три месяца стали одним длинным матчем. Настоящим марафоном. Мы не впервые стали чемпионами, но зато впервые выиграли Кубок чемпионов. Да, проиграть финал Кубка Англии «Манчестер Юнайтед» было обидно, но зато через неделю мы обыграли немцев на глазах 26 тысяч своих фанатов. Та победа, равно как и возвращение в Ливерпуль, были особенными для игроков и фанатов команды.

Поворотным моментом того финала стал ваш сэйв после удара Ули Штилике.

Спустя годы люди спрашивают меня «В каком матче вы совершили свой самый лучший сэйв?» Они ждут, что я скажу «О, это было когда я воспарил в верхний угол ворот и перебросил мяч через крестовину». Я считаю, что сэйв тем красивее, чем он важнее с точки зрения конечного результата команды. Поэтому тот сэйв после удара Штилике стал одним из самых важных в моей карьере. Я не совершил тогда никакого выдающегося прыжка и не проявил чудеса реакции, но мы выигрывали со счетом 1:0 и отлично играли. В начале второго тайма немцы прибавили и на некоторое время перехватили инициативу. Симонсен забил классный гол и минут через пять-десять Штилике вышел со мной один на один. Только он и я. Я сделал то, что делал всегда в таких ситуациях. Я постарался максимально сократить угол обстрела и броситься на мяч. Мне повезло, и он пробил точно в меня. Спустя пять минут Томми Смит забил, и мы победили. После поражения от «Манчестера» мы были не в лучшем психологическом состоянии, и я не уверен, что мы бы смогли отыграться, если бы проигрывали 1:2.

Для меня тот сэйв стал однозначно самым важным в карьере, наряду с отбитым пенальти в первом финальном матче Кубка УЕФА с той же «Боруссией» из Мёнхенгладбаха. На своем поле мы вели со счетом 3:0, когда Томми Смит сфолил в штрафной на Юппе Хайнкесе. Я отбил удар с точки, а в ответной игре мы проиграли 0:2, но завоевали Кубок. А если бы немцы забили тот пенальти, то они бы выиграли турнир за счёт мяча на поле соперника.

По вашим стопам пошел еще один вратарь «Ливерпуля». Я говорю о Ежи Дудеке, который дважды спас «красных» после ударов Андрея Шевченко в дополнительное время финала Кубка чемпионов против «Милана».

Я думаю, что Ежи и сам не заметил, как совершил второй сэйв. Он просто выставил руку, и мяч попал в неё. Будем откровенны, его заслуга в том эпизоде состоит в том, что он быстро вскочил на ноги. Вот именно в такие минуты вратарям и нужна вся их вратарская удача. Мяч попал в него, но он пробил руку и всё равно мог влететь в ворота. Но он полетел выше ворот. То был, возможно, поворотный момент во всём матче. Я думаю, что итальянцы окончательно разуверились в том, что смогут вновь забить. Если бы я был игроком того «Ливерпуля», то поверил бы в то, что в этот вечер мы не можем проиграть.

Был ли у вас личный «неудобный» нападающий, против которого вам было бы сложно играть?

Я никогда не боялся форвардов, но всегда уважал их. Мне посчастливилось играть против некоторых великих нападающих таких как Пеле уже ближе к закату его карьеры, Марадоны, Кройфа, Неескенса, Зико и Ривелино. Я поиграл против лучших форвардов своего времени. Пеле был особенным. Он тогда уже находился на излёте карьеры и выступал в США, но мастерства не растерял. Я играл против него на турнире в Америке в 1976 году. Тогда Англия играла против Бразилии, Италии и сборной США.

Удалось ли Пеле огорчить Вас?

Нет, конечно, нет.

У него не было шансов против вас.

(Смеётся в голос).

В историю сборной Англии вошла эпическая битва двух великих британских вратарей Рэя Клеменса и Питера Шилтона за право носить свитер с первым номером национальной команды. При Доне Риви несомненным номером один был Клеменс, но когда на тренерский мостик сборной взошел Рон Гринвуд пальма первенства перешла к Шилтону. В итоге Клеменс провел всего 61 матч за сборную, в то время как на счету Шилтона значатся 125 встреч. Самым большим разочарованием в международной карьере Клеменса стал чемпионат мира 1982 года, перед которым вратарь был непререкаемым первым номером. В то время, как сборная готовилась провести два товарищеских матча, «Тоттенхэм» Клеменса ждал своего участия в финале Кубка Англии, и все мысли Рэя были связаны именно с этим турниром. Резервный вратарь сборной Питер Шилтон провёл два товарищеских матча на высшем уровне и получил место в основном составе команды, которая была близка к успеху в Испании.

Вас не утомляют постоянные сравнения с Питером?

Это продолжалось около 10 лет. Мы оба призывались в сборную, которой наше противостояние шло только на пользу. Тогда я был на коне, я играл в лучшей команде Европы, которая регулярно выступала в финалах Кубка чемпионов и Кубка УЕФА, а также в финалах национальных Кубков, я уже не говорю о её выступлениях в чемпионате Англии. Питер же познал радость успеха в еврокубках в составе «Ноттингема», но больше успехов у них не было.

Что вы можете сказать о своем наследнике в воротах «Ливерпуля» Брюсе Гроббеларе?

О, он был совершенно другим. Но Вы бы не смогли провести 13 лет в рамке «Ливерпуля», если бы не были отличным вратарём. С тех пор никому не удавалось так долго оставаться основным вратарём «красных». Моя манера игры заключалась в том, чтобы совершать как можно меньше ошибок, и делать суперсейвы только при необходимости. А Брюс был большим шоуменом. Он, конечно, более заметная личность. Возможно, он ошибался чуть чаще, но и запоминающихся сэйвов у него очень много.

Сравните пожалуйста вратарей вашего времени и вратарей современности.

Отличия налицо. Во-первых, изменились сами правила игры. Сейчас голкипер просто обязан быть более «полевым» игроком, чем тогда. Он гораздо чаще играет ногами, чем руками. Экипировка также претерпела массу изменений, сейчас вратарские перчатки изготавливаются так, чтобы максимально облегчить жизнь голкиперу. Изменились и мячи, они стали легче и более «летучими». Вратарям сложнее совладать с такими мячами, потому что на всем протяжении своего полета они следуют по одной траектории, а в последний момент резко ее меняют. Современные мячи способны на самые неожиданные сюрпризы.

Вы успели поиграть у двух великих, но очень разных тренеров.

Да, они были очень разными, но оба были настоящими победителями. Шенкс очень любил быть в центре внимания, в объективах фотокамер. Он был веселым и отличным мотиватором. Боб не любил шумихи, и я бы не сказал, что он мог как-то по-особенному настроить команду, но он был великим тактиком и безошибочно определял слабые места в игре соперников.

Фил Нил рассказывал, что называл игроков «штуками».

Да (смеётся). У него были проблемы с произношением сложных иностранных фамилий.

Вы 5 раз играли в финалах Кубка Англии. Какой из них запомнился вам больше всего?

Пожалуй, матч 1971 года против «Арсенала» я даже не запомнил. Тогда мы проиграли, и я до сих пор не понимаю, как мог пропустить первый мяч. Может козырек от кепки заслонил момент удара. После игры я сидел за обедом и думал «Много великих игроков могут только мечтать о том, чтобы сыграть в финале Кубка, а я вот сыграл, возможно, в первый и последний раз и даже ничего не помню об этом матче». Я был очень раздосадован. К счастью, в 1974 году мы вновь вышли в финал и полностью обыграли «Ньюкасл» (3:0). Могли и больше забить.

Насколько велика заслуга фанатов в победах того «Ливерпуля»?

Уму не постижимо, на какие жертвы шли эти люди ради возможности поддержать «Ливерпуль». Они «зайцами» ездили на поездах, преодолевали массу препятствий, продавали своё добро, чтобы добраться до стадиона и поддержать свою команду в важном матче.

В 1977 году люди добирались до финала на поездах через Альпы и спали в тамбурах вагонов. Им было наплевать, какие трудности им придется преодолеть. На Копе тогда помещалось свыше 20 тысяч наших фанатов.

Вы следите за результатами «Ливерпуля» сейчас?

Да, конечно. Я прилипал к экрану во время матчей Лиги чемпионов. Я провёл 12 лет в «Тоттенхэме», но когда меня спрашивают, какой клуб я бы выбрал, если бы мне надлежало выбрать только один, я отвечаю, что им был бы «Ливерпуль». У меня была отличная карьера в «Ливерпуле», клубе и городе. В Ливерпуле я познакомился со своей женой и научился массе вещей, которые пригодились мне впоследствии. Сегодня я тренирую на базе знаний, которые получил будучи игроком «Ливерпуля».

Есть ли у вас какие-то таланты помимо футбольных? Например, Фил Нил рассказывал, что он пишет маслом.

Что он делает? Я не знал об этом. Нет, я только в гольф играю (смеётся). У меня нет скрытых талантов. Я люблю гольф, вот и всё.

Давайте затронем тему вашего ухода из «Ливерпуля». Мне приходилось слышать сразу от нескольких фанатов «Ливерпуля» сумасшедшую историю о каком-то гангстере, который буквально выжил вас из города.

Это интересная история. И наверняка правдивая, только я о ней ничего не знаю (смеётся). А ушёл я вот почему… Моим последним матчем за «Ливерпуль» стал финал Кубка чемпионов против мадридского «Реала». В красивом матче мы победили со счётом 1:0. То был мой третий финал Кубка чемпионов. Я пошёл в раздевалку, которая была битком набита журналистами и фотокорреспондентами. Я сел в углу и огляделся. Вокруг всё кипело, а для меня этот особенный момент уже стал буднями. Тогда-то я и понял, что мне нужна новая мотивация. Я выиграл с «Ливерпулем» всё, что возможно, и в 32 года я принял новый вызов, который мог бы продлить мою карьеру. Я провёл ещё 7 лет в качестве основного вратаря «Тоттенхэма» и далеко не уверен, что смог бы провести эти 7 лет в основном составе «Ливерпуля». Ещё пять лет я тренировал в «Тоттенхэме», после чего перебрался в сборную Англии.

Мне было нелегко принять это решение, потому что я люблю Ливерпуль, а с клубом у меня оставалось еще два года по контракту. Короче говоря, мало похоже на ту захватывающую историю, что вы упомянули (смеётся). Я просто понял, что мне нужен был новый вызов.

В общем, теперь мы можем развеять этот слух.

Можете. Целиком и полностью.

Странно, откуда он пошёл?

Возможно, этот слух родился, потому что моё решение уйти было очень неожиданным. Люди не могли поверить, что я ухожу добровольно. Я и сам не был уверен в том, что поступаю правильно, покидая этот фантастический клуб, в котором мне так хорошо.

Как отреагировало на ваше решение руководство «красных»?

Ну, они были удивлены не меньше других. По правде сказать, я не стал сообщать им о своём решении сразу после финала. Я всё ещё раз обдумал и только спустя пару недель объявил им, что хочу уйти. Боб и руководитель клуба Питер Робинсон спросили, уверен ли я, что они не могут повлиять на моё решение. Уверен, что если бы я дал им повод думать, что мне нужны деньги, они бы предложили мне улучшенный контракт. Я же сказал им, что дело не в деньгах, а в мотивации. Я сказал, что наслаждался каждой минутой, проведённой в этом клубе, и не хочу дождаться того времени, когда стану не нужен. Я видел, как некоторые великие игроки «Ливерпуля» переходили в клубы низших лиг и не могли найти для себя стимула играть. Я не хотел ждать, пока мне придется идти в клуб низшей лиги. Я не собирался ждать, пока меня заберет хоть какой-нибудь клуб, я хотел уйти пока на меня ещё был спрос. Мой новый клуб играл в еврокубках, а я играл в этих турнирах уже 14 лет. Для меня было важно, чтобы этот опыт продолжался. Я закончил карьеру, завоевав еще один Кубок УЕФА и Кубок Англии, а также сыграв ещё в паре финалов Кубка страны. Я думаю, что правильно поступил, перейдя в «Тоттенхэм».

За пару месяцев до Вашего ухода в клуб пришёл Гроббелар. Некоторые горячие головы, возможно, скажут, что вы ушли, опасаясь конкуренции за место в основном составе команды.

Когда я только пришёл в клуб, у меня в конкурентах был сам Томми Лоуренс. Потом из «Транмира» пришёл Фрэнки Лейн, потом Макдоннел из «Олдхэма», ещё через какое-то время Огризович из «Честерфилда». У меня всегда были конкуренты, в «Ливерпуле» иначе не бывает. Хочешь не хочешь, а приходится всегда оставаться в форме. Брюс ничем не отличался от других вратарей, с которыми мне приходилось конкурировать.

Когда вы вернулись на «Энфилд», трибуны устроили вам прекрасный приём.

На такой приём я не смел даже надеяться, учитывая то, как я ушёл, и какое количество фанатов «Ливерпуля» было разочаровано моим поступком. В первом тайме я играл со стороны трибуны Anfield Road, и они всё так же скандировали «Для меня ты лучший вратарь Англии». Но я даже не помышлял о том приёме, какой мне устроил во второй тайме Коп. Люди на трибуне встали, а за ними и все фанаты на стадионе и устроили мне овацию и скандировали моё имя. Никогда я не испытывал таких эмоций на футбольном поле. У меня комок подступил к горлу. Я не смел о таком даже думать в своих самых смелых мечтах. Такие моменты бывают, наверное, раз в жизни.

Несгибаемый командный дух также был одним из секретов успеха того «Ливерпуля»?

Вся команда точно знала, что надо делать, чтобы насладиться своей игрой. Мы играли по принципу «Один за всех, и все за одного». У нас было то, что называется командным духом. Что тут скажешь, мы были лучшей командой Европы.

Оригинал: LFCHistory.net

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)