Семьи «Хиллсборо»: Что дальше? | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Семьи «Хиллсборо»: Что дальше?

3
Justice

В понедельник Ливерпуль и весь мир отметил двадцать четвёртую годовщину трагедии на «Хиллсборо». Борьба за правду и справедливость родственников 96 болельщиков, которые не вернулись с футбольного матча, продолжается и по сей день.

Значительный успех был достигнут в этом деле в 2012 году с обнародованием правды о трагедии и публикацией отчёта Независимой Комисии по «Хиллсборо», а также последовавшей за этим отменой изначального вердикта следствия о смертях в результате несчастного случая.

Многое, конечно, ещё предстоит сделать. Подводя итог двадцати четырём годам борьбы, которая, кажется, уже подходит к концу, официальный сайт «Ливерпуля» спросил у десяти семей «Хиллсборо» - что должно произойти дальше? Чего хотят они?

Брайан и Глория Бенсон, родители Дэвида Бенсона

Я абсолютно уверен, как и мы все, что ФА должна понести ответственность, что Норман Беттисон должен быть лишён рыцарского звания - и он не должен был уходить в отставку, это тоже как сокрытие правды. Стадион «Шеффилд Уэнсдей» - за отсутствие сертификата безопасности, и служба скорой помощи - за то, что не справились с ситуацией. Я думаю, всем им стоит быть людьми, чтобы выйти и сказать: «Мы ошибались, доказано, что мы ошибались, и мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы помочь и восстановить справедливость». В конце концов, всем придётся мириться с их совестью.

Кристин и Иан Бёрк, дети Генри Бёрка

В следующие 12 месяцев мы бы хотели надлежащего расследования - мы хотим фактов. В прошлый раз они только скрывали недостатки. Мы знаем, что впереди ещё долгая дорога, и, если честно, я не думаю, что кто-то из офицеров полиции будет на скамье подсудимых. Это то, что я хотел бы видеть, я хочу знать, что кто-то понёс ответственность. Я хочу, чтобы они предстали перед судом, отвечали на вопросы присяжных, и если бы обнаружилось, что они лгали при исполнении своих служебных обязанностей, я бы хотел, чтобы их наказали - потому что если бы это были вы и я, нас бы обязательно наказали. Когда они попадут наконец в зал суда, тогда я буду свободен, но до того дня я никуда не денусь. Я обещал отцу на его могиле 23 года назад, что я никогда не сдамся в борьбе за правду и ответственность - и я не сдамся.

Мэри Корриган, мама Кейта МакГрата

Всё уже тут, правда тут, и я на самом деле думала, что когда всё будет напечатано, чёрным по белому, сразу начнётся суд. Но на это нужно ещё пару лет, так что мы должны оставаться сильными, идти к своей цели и получить правосудие. Нас ждёт новое расследование, и мне хочется, чтобы на свидетельстве о смерти моего сына стояло «убийство». Наверное, не самая милая вещь, которой можно желать, но то, что случилось с моим сыном и ещё 95 людьми, плюс с теми тысячами, которые получили травмы - не несчастный случай. Мне не важно, сколько времени это займёт, семьи до конца будут вместе и будут бороться за справедливость. Если мы её получим, я буду приносить сыну цветы и знать, что он получил покой. Боль никогда не уйдёт; возможно, когда мы добьёмся правосудия, она ослабнет, и тогда я смогу сконцентрироваться на тех прекрасных воспоминаниях, которые подарил мне мой сын.

Сид и Шейла Эдвардс, родители Кристофера Эдвардса

Я всегда в глубине души знал, кто виноват в случившемся, это никогда не было проблемой. Все эти люди вместе не смогли выполнить свои обязанности и обеспечить безопасность, и как по мне, это непростительно. Хотя сейчас я уже больше примирился с ситуацией, в которой мы находимся, я с волнением ожидаю будущего - мы надеемся, что мы доживём до исхода дела, который удовлетворит все семьи, включая и нас. Это было бы чудесно. Мне бы хотелось увидеть надлежащий вердикт расследования - это очень поможет. Мы просто надеемся, что это осуществится, и мы получим всё, чего просили. Мы никогда уже не будем в «полном порядке», но единственным утешением может стать достойное завершение этого всего. Но мы всё равно никогда не сможем забыть.

Бренда Фокс, мама Томаса Стивена Фокса

Есть ещё вопросы, на которые нет ответов. Почему они это сделали? Что они надеялись получить? Есть ещё вопросы, на которые я хочу получить ответы, и тогда я буду довольна. Я просто хочу увидеть конец; я надеюсь, я доживу до этого конца, потому что кажется, что это будет длиться вечность. Я хочу, чтобы это всё закончилось, пока я ещё в силах продолжать. Мне не хочется, чтобы это тянулось долго, я не хочу, чтобы мои дети продолжали бороться, мне хотелось бы думать, что они могут нормально прожить свою жизнь. Я надеюсь, что наши юристы смогут завершить это всё - и надеюсь, что это не займёт слишком много времени.

Дженни Хикс, мама Виктории и Сары Хикс

Первый национальный позор заключается в том, что 96 человек погибли на футбольном матче. Второй позор - вся эта ложь и сокрытие истины. Третий - что семьям приходится бороться за правду и правосудие. Наша кампания - не для мести, и никогда не была. Она для того, чтобы сделать неверное верным. Она - о прочной и безусловной любви к близким людям. Мы до сих пор работаем над новым расследованием, которое станет следующей вехой нашего пути. Хочется надеяться, что итогом станет верный вердикт - что все эти 96 человек были убиты. Я с нетерпением жду дня, когда будет оглашён настоящий вердикт, и виновные понесут наказание. Тогда я буду знать, что моя работа завершена.

Эми и Клэр МакГлон, дочери Алана МакГлона

Эми:
У нас разные взгляды на результаты. Во-первых, нам не нужно было бы ждать результатов, потому что они давно должны были быть. Люди должны бы быть наказаны и отправиться в тюрьму - но этого не случится. Могло бы случиться много лет назад, но не сейчас. Мне просто хочется, чтобы мы наконец получили правильный вердикт. Тогда мы получим покой, и мы будем знать, что справедливость восторжествовала, и тогда мы сможем жить дальше. Мы не будем счастливы, и это не изменит наших чувств, просто на свидетельстве о смерти будет указана другая причина.

Клэр:
Я бы хотела, чтобы виноватые отправились в тюрьму. Если вы убиваете кого-то, за это преступление вас сажают в тюрьму; по-моему, случившееся тогда не было случайностью. Если этого не произойдёт - что ж, так тому и быть, но я не могу точно сказать, что этого не произойдёт, потому что материалы ещё изучаются. Я надеюсь, что система правосудия сыграет свою роль, и если есть свидетельства, что кто-то должен попасть за решётку - тогда, я надеюсь, так и случится. Ведь если бы я или Эми совершили такое преступление - мы бы сели в тюрьму, опеределённо.

Джон Трэйнор, брат Мартина и Кристофера Трэйнора

Изменение вердикта расследования - самая важная ступенька, потому что мы знаем, что они умерли не из-за несчастного случая. Несчастья не случаются просто так, их что-то вызывает. Мне кажется, нам предстоит ещё два с половиной года. А потом, я думаю, мы все будем в шоке - нам не за что будет бороться, все вопросы будут отвечены. Некоторые люди извинились после публикации документов - это уже опоздало на 23 года. Теперь люди должны быть привлечены к ответственности.

Джим Уафер, папа Колина Уафера

Я не хочу отправлять кого-то в тюрьму; мне хочется только, чтобы люди признались, что они скрывали правду. Тюрьма ничего не изменит, и никто из 96 не вернётся. Но хотелось бы, чтобы те, кто прятал истину, вышли и сказали: «Так нам приказали делать». Это всё, чего я хочу. Мы просто хотим правды - зачем они это делали? Кто приказал им это? Мы никогда, никогда не забудем. Но мы просто хотим полностью разобраться. Кто бы ни был ответственным - пусть поднимет руку и скажет: «Да, это была наша вина».

Стивен Райт, брат Грэма Райта

Конец ещё не настал, мы продолжим бороться, пока не получим удовлетворяющее решение. Тюрьма для этих людей для меня ничего не значит - они уже прожили жизнь с тем, что они сделали. Я не мстительный человек. Они лгали, и им пришлось прожить жизнь с их ложью, в один прекрасный день они получат расплату. Мне хочется покоя для моей семьи: покой и справедливость - вот то, что значимо для меня. Наш день обязательно придёт - но мы хотим, чтобы он пришёл на наших условиях. Я не заинтересован ни в каких слащавых речах; семьям и выжившим нужно просто справедливое решение.

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)