Стивен Джеррард: Моя история. Глава VIII: Как я поскользнулся | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Стивен Джеррард: Моя история. Глава VIII: Как я поскользнулся

5
Фото к записи в блоге пользователя mertzan

Предлагаю вниманию читателей восьмую главы автобиографии экс-капитана «Ливерпуля» Стивена Джеррарда. Как следует из названия, посвящена она ключевому эпизоду сезона Премьер лиги 2013/14. Болельщик «Ливерпуля» наверняка обратит внимание, какие эпитеты от Стиви достались в этой главе португальскому тренеру Жозе Моуриньо, ныне возглавляющему «Манчестер Юнайтед». В остальном это эмоциональный рассказ о двадцать седьмом апреля.

Формби, Мерсисайд, пятница, 25 апреля 2014 года.

Было уже за полночь, и дом наполняла тишина. Алекс и девочки уже спали. Сорок часов отделяли меня от самого важного матча моей карьеры в лиге, и я чувствовал, как мой головной и спинной мозг разжижаются. Я валялся на диване в полумраке и под очередным болеутоляющим втыкал в экран мобильного.

Мы, профессиональные футболисты, может и выглядим как атлеты, но нередко что-то внутри может сломаться. Спина болит, колени ноют, лодыжки вообще ломит. Мы ломаем кости, растягиваем мышцы, надрываем сухожилия и - в моём случае - рискуем даже здоровьем собственного члена. Перевалив за тридцатник, я могу по пальцам пересчитать те матчи, на которые я выходил в полном здравии и без боли. Мы часто играем, стиснув зубы. Но сейчас дело обстояло куда хуже.

Если бы впереди меня ждала игра с «Олдхэмом» в Кубке Англии, а не с «Челси» за титул, я бы откосил от этого матча. Последние три дня я страдал от воспаления в спине, и сейчас боль стала такой, что я не мог повернуться. Через пару часов я толком не мог подняться с кровати. Надо было лучше следить за своей спиной в течение прошлых лет, а теперь мне не оставалось ничего другого, как ехать в Милтон Кейнс, чтобы специальный доктор поставил мне пару терапевтических уколов. Я неплохо играл и был так увлечён чемпионской гонкой, что на протяжении нескольких месяцев я совершенно запустил ситуацию со спиной. Но тело такого не прощает: хребет раскалывался от боли.

Я страдал на тренировках в среду и четверг, но в пятницу, во время интенсивной работы перед грядущим матчем, боль перешла мыслимые границы. Медики колдовали надо мной всё утро: наш добрый доктор Заф Икбаль накачал меня максимально допустимыми дозами болеутоляющих и посоветовал дома как можно больше отдыхать. Но ничего не помогало: ибупрофен больше не действовал, вольтарол казался детскими конфетками, и даже диазепам - транквилизатор для снятия мышечных спазмов - был бесполезен. Боль усиливалась.

Я думал только о «Челси», и о нашем с ними противостоянии последних лет. В какой-то период мы постоянно играли против них в Лиге чемпионов, а уж матчей лиги и кубков и не перечесть. Когда-то мы побеждали, когда-то проигрывали. В 2005-м я чуть не перешёл в «Челси», но Ливерпуль значил для меня намного больше, чем Лондон. Я никогда не хотел играть за «Челси», единственное, что могло меня прельстить - играть у Жозе Моуриньо. Я был уверен, что с Жозе смогу выигрывать трофеи. Он великолепный тренер, великий тактик и отличный мотиватор. Он покупает нужных игроков, и прекрасно тренирует их. Он помогает игрокам развиваться, и богатенький владелец «синих» всегда поддерживал его своими деньгами. Так что, меня манил Моуриньо, а не «Челси». Я считаю, он мог выжать из меня большее и привести к успеху. Но, если бы я в 2005-м свалил на «Стэмфорд Бридж», сложно сказать, как бы потом развивалась моя карьера. Моуриньо сбежал в «Интер», а потом в «Реал», но все были уверены, что однажды он таки вернётся в Лондон.

За десять лет с 2005 по 2015 «Челси» выиграли Лигу чемпионов, два титула Премьер лиги, четыре Кубка Англии, Лигу Европы и два Кубка лиги - десять важных трофеев. За это же время в «Ливерпуле» я выиграл Кубок Англии и Кубок лиги. Десять-два. Поэтому борьба за титул в 2014-м была важнейшим фактором для меня. Я хотел взять этот титул - в том числе и для того, чтобы доказать всем, что тогда я сделал правильный выбор.

Выбор был простым: трофеи с «Челси» или верность «Ливерпулю». Выиграть столько всего было бы, конечно, здорово, а играть у Моуриньо - вообще прелесть, но неужели это всё стоит любви и уважения болельщиков «Ливерпуля»? Что для меня важнее? Медали и титулы или любовь и уважение?

Фанаты «Челси» не из моей песочницы, за многие годы это стало понятно. Я принадлежу «Ливерпулю», и для меня важнее было выиграть свои трофеи именно с этим клубом. Они от этого ценнее. Жозе всё это понимал, но регулярно возвращался со своими предложениями и соблазнял меня. Мне нравилось, как он говорит со мной, и я прекрасно видел, как его игроки было готовы умереть за него на футбольном поле. Я помню, как он выиграл Лигу чемпионов с «Интером», и как миланцы были разломаны его уходом. Это было видно по их лицам, и я понимал их чувства, ведь они вместе делили величайший успех в их карьерах. У меня с Рафой Бенитесом такого не было. А вот с Жозе Моуриньо - было бы.

Тактически он мог выиграть любой матч, он настоящий победитель и боец. Но кроме того, он создаёт особый командный дух в каждом клубе, который тренирует. Об этом говорят многие его игроки, и по ним это действительно заметно.

Для меня было бы идеально, если б Моуриньо согласился тренировать «Ливерпуль». Пару раз его имя связывали с появлением на «Энфилде», но это были лишь слухи. Сожгите меня, но я уверен, что это было бы то, что нужно. Болельщики «Ливерпуля» возлюбили бы его, а он мог бы превратить эту любовь в обожание. Ему бы понравилось здесь. Он часто говорил мне, как уважает наших болельщиков. Жозе мог бы начать новую прекрасную эру успехов на «Энфилде».

Вместо этого он встал на пути «Ливерпуля» к титулу. Он был самым крепким орешком Премьер лиги или даже всей Европы, и я знал, что игра против него станет самым большим испытанием. «Челси» были отвлечены Лигой чемпионов - наш с ними матч был как раз между двух полуфиналов с мадридским «Атлетико» - но у них всё ещё оставались шансы на победу в чемпионате, и я не сомневался, что Моуриньо сделает всё возможное, чтобы остановить нас. Как не упустить шанс вставить нам палку в колесо на «Энфилде»?

Жозе любил и уважал Брендана Роджерса, своего протеже времён совместной работы в «Челси», но какой учитель стерпит поражение от своего ученика? Моуриньо всегда делает максимум в играх против нас, и эта мысль не давала мне покоя.

Лишь боль в спине могла помешать мне сразиться с «Челси», и в пятницу вечером она была настолько сильной, будто я только что упал с крыши спиной на бревно. Я взял телефон - было около полуночи - и настрочил смс Крису Моргану. Я знал, что он поймёт, почему я пишу ему так поздно.

Привет. Прости, что поздно. Не спишь?

Неа. Как сам? Как спина?

Места не нахожу. Всё хуже и хуже. Принял ещё ибупрофена и вольтарола Sad

Если всё быстро ухудшилось, всё может быстро и улучшиться. Не переживай, я завтра помогу тебе. Постарайся поспать.

Я сегодня три часа был на терапии, потом расслаблялся в бассейне, накачался обезболивающими, но дела плохи. Даже не знаю… Лан, споки.

В пятнадцать минут первого моё лицо было таки же унылым, как смайлики в моих смс-ках. Через семь часов - ровно за сутки до игры - Крис написал мне снова.

Как дела?

Так се ((((

Мы договорились встретиться в Мелвуде в девять. Дела мои были плохи, и мне было непросто даже встать со стула. Тогда Крис мне ничего не сказал, но потом признался, что в тот момент подумал: «О, нет, мы в жопе».

В бассейне я немного расслабился. Медики неплохо поработали, а Зак Икбаль вколол мне очередную слоновью дозу вольтарола. Он знал, что я отчаянно хочу сыграть с «пенсией», поэтому подготовил меня к лёгкой тренировке. Он предупредил Брендана, что есть реальные проблемы - но мы хотели поглядеть, как я справлюсь с занятиями. На поле я чувствовал себя не очень хорошо, хотя со спиной всё обстояло не так плохо, как ранее. Но играть так было невозможно.

Мы вернулись в бассейн, и пока я плюхался в воде, Зак и Крис устроили совещание. Я выплыл и спросил их: «Парни, вы сможете поднять меня на ноги к игре?»

«Да, - ответил Крис. - Уверен, что мы найдём лучший способ». Потом он отвёл Зака в сторону, и они начали шептаться. Я шлёпнулся обратно в воду, страдая от боли. Наконец, они вернулись, и Зак сказал: «Ладно, Стиви, сейчас мы вколем тебе кое-что». Я кивнул, ибо был готов к любым испытаниям, если они снимут боль и позволят мне сыграть.

Зак разъяснил мне, что собирается поставить мне дозу кортизона, длительный укол которого снимает боль в тканях. На этом настоял Крис, ибо знал, что я готов пойти на всё ради возможности выйти на поле. Нечто подобное наши медики уже проделывали ранее с Даниэлем Аггером, и это сработало. Решение непростое, но за тридцать часов до игры нужно было уже что-то действенное. «Вперёд!» - сразу согласился я, не думая о последствиях. Всё или ничего. Зак посоветовался со специалистом по травмам спины из Сент-Хеленс, и мы отправились в процедурный кабинет. Укол принёс мне мгновенное облегчение, как врачи и анонсировали, и я без всяких проблем сам добрался до машины. Неожиданно ко мне пришла уверенность в том, что всё будет хорошо.

Субботним вечером «Ливерпуль» прибыл в отель «Хоуп Стрит», где мы всегда останавливались. Спина не болела, да и морально я чувствовал себя намного лучше. После физио-процедур и проверки, которая допустила меня к игре, я начал размышлять о разнообразных необычных совпадениях. Странно, что судьба титула теперь зависела от матча против клуба и тренера, которые сильнее всего влияли на меня в последние девять лет. Да и вообще - слишком много наших с «Челси» дорожек пересекались в последние годы.

Грядущая игра была сродни кубковому финалу, а в последний раз встреча с «пенсией» в финале кубка обернулась для меня настоящей катастрофой. В феврале 2005-го, в финале Кубка лиги на «Миллениуме» в Кардиффе мы повели в счёте благодаря быстрому голу Йона Арне Риисе. Я впервые вывел клуб на финал с капитанской повязкой и очень надеялся поднять над головой трофей. Это было бы знатным подспорьем в тяжёлом сезоне: мы пролетали в чемпионате, и я не был уверен в подписании нового контракта, пока сезон не закончится и не станет ясно, попадём мы в четвёрку или нет. Ходили слухи, что «Челси» готовит кучу денег, чтобы купить меня.

Всё было хорошо до семьдесят девятой минуты, когда я пытался выбить мяч на угловой, но угодил в собственные ворота. Комментаторы ITV подогревали слухи о моём трансфере, заявив тогда: «Стивен Джеррард, как многим кажется, открыл счёт своим голам за «Челси» - и сделал это ещё будучи игроком «Ливерпуля» в кубковом финале!».

Я был подавлен и уничтожен. В овертайме мы упустили победу - 2:3. Моуриньо, который был удалён со скамейки за жесты в адрес наших болельщиков, утешал нас после финального свистка. Мы валялись без сил по всему полю, а он показал своё уважение к нам. Хотя на следующий день все газеты показали лишь, как он утешает меня - это подлило масла в костёр под названием «Челси» покупает Джеррарда». Но меня тогда печалило лишь наше поражение - и я винил в нём себя. Мне казалось, что я подвёл всех.

Дальше было хуже. Хоть отец и поддержал меня по телефону, но вот мама была реально расстроена, и дело было не в поражении. Она рассказала, что сидела на трибуне вместе с Алекс, когда наши болельщики начали обсирать меня. «Этот пидор специально забил в свои ворота! - кричали они. - Он уже видит себя в «Челси! Этот гондон и его сучка мечтают о лондонских деньжатах! Ебучий предатель!»

Я бы не обиделся, но меня реально задели слова мамы, которая описала этих крикунов как настоящих ливерпульских болельщиков в наших шарфах и футболках. А ещё они начали скандировать, что Алекс - прошмандовка. Они и не подозревали, что моя жена и мама сидят в двух шагах от них.

Мы смогли реабилитироваться, выбив «Челси» в полуфинале Лиги чемпионов благодаря тому-самому голу-призраку уже через восемь недель. Но все эти воспоминания остались - и они не дают забыть, сколько потаённых и агрессивных эмоций вызывают матчи между «Ливерпулем» и «пенсией».

Далеко ходить не надо: в последний раз, когда мы играли с ними, Луис Суарес запустил свои клыки в бедолагу Ивановича, за что схлопотал десятиматчевую дисквалификацию. К счастью, он отметился не только этим, но и голом на 95-й минуте, принёсшим нам ничью 2:2. Но множество людей, которые видели ту имитацию фильма «Челюсти», сразу же бросились его судить, не представляя, что он за человек на самом деле. К слову, на его родине в Уругвае, его проступок простили намного быстрее. Да и в других странах его не судили так строго, и он не мог понять, почему же именно в Англии его распекают каждый божий день.

Я знал его как друга и товарища по команде: да, он совершал ошибки, но я помнил, что он ещё молод и уже «звезда». Люди совершают ошибки, я тоже наделал их довольно много, хотя никого и не ел на поле. Луис знает, что может иногда выйти за рамки, даже его жена, которая знает его лучше всех, критикует его за это. Но как можно извлечь из человека с менталитетом победителя страсть и бойцовский дух? Луис - один из лучших в мире благодаря тому, как он относится к игре. Я не вспомню случаев, чтобы игроки с подобным талантом не совершали разнообразных ошибок в своей карьере. Зидан угостил Матерацци ударом головой в финале Кубка мира. Руни словил красную карточку на Евро. Я тоже шёл на поводу у гнева, рождаемого в горячие моменты футбольных схваток - и сожаление об этом приходит лишь месяцы, а то и годы спустя.

Я был рад, что Луис играет со мной в одной команде, даже несмотря на то, что ему опять предстояла встреча со вкусным Ивановичем.

Ещё одну параллель звали Фернандо Торрес. Он возвращался на «Энфилд» в синей форме, и его ждал «тёплый» приём фанатов «Ливерпуля». Но я всегда помнил о нём только хорошее, да и как иначе - мы с ним сыграли рука об руку столько матчей! Судьба пишет свой сценарий: Торреса купили за 50 миллионов фунтов, и он дебютировал за «пенсию» в феврале 2011-го… против «Ливерпуля». Наши тогда его жестоко освистали, а довершил дело огромный баннер: «Предатель всегда будет одинок». (He Who Betrays Will Always Walk Alone).

В тот самый день Кенни Далглиш, наш тренер, переиграл Моуриньо: Рауль Мейрелиш забил единственный гол, а Торрес покинул поле после часа игры. Его карьера в «Челси» особо и не сложилась, и многие фанаты «Ливерпуля» видят в этом расплату за то самое «предательство».

Тогда, в 2011-м Суарес только-только перешёл к нам и был на скамье запасных. Через три года можно было увидеть, чей поворот судьбы - его или Торреса - был более удачным.

Всю неделю, предшествующую игре, Моуриньо бесновался: его команде выпало играть с нами всего за три дня после матча Лиги чемпионов. Я был бы не против, если бы он выставил против нас резервный состав, но куда там. Моуриньо выставил основу, и я долго думал, как нам их обыграть. Я раньше об этом не говорил, но мы все были уверены, что обыграем их. Я верил установкам Брендана, а он говорил, что нам по силам выйти и надрать жопу «Челси» - как мы сделали это с «Манчестер Сити» и «Норвичем». Тут-то мы и попались во влажные и липкие руки Моуриньо. Надо было играть осторожнее и компактнее, уделить должное внимание обороне своих ворот и быть до мерзости расчётливыми - как они. Тогда у нас были бы шансы на ничью, а то и на победу.

Я не против выигрывать любым способом, тут мы с Моуриньо похожи. В числе моих трофеев есть и такие, что были выиграны нахрапом. Кое-когда мы не были сильнейшей командой, но находили способы победить. Схожий менталитет необходим в матчах против Моуриньо. «Арсенал» или «Эвертон» мы могли смести с дороги, ибо их защита просто не справлялась с нашими скоростями и давлением. Но против «Челси» нужно было нечто иное, я чувствовал это. Даже рафообразная ничья 0:0 сослужила бы нам хорошую службу.

Ночью я плохо спал, предчувствуя, что хитрый Моуриньо вытащит какой-нибудь козырь из своего рукава. И нам несдобровать, если мы выйдем играть в наш открытый футбол, который нам так удавался. Но кто я такой, чтобы ломиться к Брендану и обсуждать с ним тактику? Эти мысли сводили меня с ума. Спину мне вылечили, но вот голова теперь не давала покоя. Я держал всё в себе, надеясь на благоприятный исход, несмотря на всех червей сомнения, грызущих меня.

«Энфилд», воскресенье, 27 апреля 2014 года

Моуриньо таки всех удивил: он выпустил сильный состав, но вот вместо Гари Кэхилла поставил в центр обороны двадцатиоднолетнего Томаша Калаша, который до этого сыграл лишь дважды в том сезоне (обо раза выйдя на замену на 89-х минутах). Он даже шутил про себя в твиторе: «Я предназначен для тренировочных занятий. Когда им нужны манекены, они зовут меня». Шансов у манекена против Луиса Суареса было немного. В отсутствие Джона Терри на место второго центрального защитника был отряжён Бранислав Иванович, но все эти изменения тревожили меня. Я знал, что Моуриньо готовит свой план. Он сделал пять изменений в составе по сравнению с неудачным для него матчем против «Сандерленда»: вернулись Эшли Кол, Фрэнк Лампард, Джон Оби Микел, Андре Щюррле и Демба Ба. Мы играли тем же составом, что и против «Норвича», а набирающий форму Старридж был на скамейке.

Девяносто минут высокого напряжения были впереди. Мой самый нелюбимый арбитр, старый добрый Мартин Аткинсон, свистнул в свисток.

Нам не потребовалось много времени, чтобы разгадать тактический замысел «Челси». Брендан Роджерс позже охарактеризовал его следующим образом: «Кажется, они припарковали не один, а два автобуса. С первой же минуты они бросились защищаться вдесятером. Нам было сложно, ибо шесть их игроков постоянно играли в защите - четверо центральных и два вингера, что опускались в защиту. Плюс, ещё три опорника. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы отрядить десять человек оборонять штрафную площадь. Мы, по крайней мере, хотели победить, играя в футбол».

Это был мастер-класс по строжайшей обороне. Но Брендана, да и меня тоже, больше всего возмутили постоянные задержки времени со стороны «Челси». Уже на шестой минуте нам с Флэнно пришлось с боем отнимать мяч у Моуриньо на боковой линии. Мы хотели быстро вбросить аут, но эта хитрая жопа схватила мяч и спрятала его за спину, а потом выкинула подальше. Ещё пара секунд утекла, а Жозе, довольный, лишь ухмылялся. Я понял, чего он добивается. «Челси» отравляли весь футбол своим поведением. Их вратарь Шварцер почтоянно переставлял мяч из одного угла вратарской в другой перед ударом от ворот. Когда он ловил его, то держал в руках на четыре-пять секунд дольше, чем разрешается правилами. После «синие» старались нарушать ритм игры, как только появлялась для этого любая возможность. Наши первые угловые были бесполезны, пока после очередного розыгрыша мяч не попал к Мамаду Сако, но он пробил чуть выше.

Называйте это антифутболом, но это давало нашим соперникам результат: против такого очень сложно играть. Нас лишили нашей скорости, даже Суарес выглядел блекло. Калаш стоял стеной, а Иванович был вообще непроходим. Они пытались выпросить пенальти, когда удар Мохамеда Салаха угодил Флэнно в руку, но безуспешно. Аткинсон добавил пару минут к первому тайму, и мы доигрывали это время. Аллен отпасовал мяч Коутиньо, а тот решил отдать его назад, ибо впереди все были плотно прикрыты. Сзади маячили Сако, я и Шкртел, а соперники были далеко. Заурядный момент в концовке тайма. Сако, на которого шёл пас, поглядел на меня, он собирался сыграть прямо и надёжно. Демба Ба выдвинулся вперёд, обозначая давление. Сако сделал передачу левой ногой в моём направлении - ничего рискованного. Обычный пас поперёк на своей половине, каких делаются тысячи. Мяч шёл на меня, я был готов принять его, одновременно посмотрев, где там Ба. Я двинулся навстречу мячу, больше заботясь о том, как распорядиться им до приближения соперника. Правая нога немного поехала, и я попытался выровнять шаг.

И тут я поскользнулся. И упал.

Я много раз поскальзывался в своей жизни: на лестнице, на мокром полу кухни, на футбольном поле. Но никогда это не венчалось таким неудачным падением и не приводило к такой отчаянной потере.

Как только Ба почуял кровь, он коршуном рванул к бесхозному мячу и сразу же овладел им в центральном круге. Перед ним была пустая половина поля, и он припустил со всех ног к нашим воротам. Я вскочил на ноги, но Ба уже опередил меня, и мяч был у него. Его длинные ноги мелькали, а я пытался угнаться за ним. Но тщетно. Я почти сразу понял, что не смогу догнать его, даже учитывая то, что бежал изо всех своих сил. Пара касаний - и он был прямо перед отчаянно вышедшим из ворот Симоном Миньоле.

«Выручи, Симон, пожалуйста, выручи», - взмолился я про себя нашему бельгийскому киперу. Но Ба безжалостно катнул мячик между ног Миньоле прямо в ворота.

Я побелел. Ба убегал праздновать, едва не столкнувшись со Шкртелом, а пустота накрывала меня с головой. Я медленно побрёл назад, держа злополучный мяч в руках и закрыв глаза. Идти никуда не хотелось.

Весёлые «пенсионеры» устроили Ба кучу-малу, а я обхватил свою голову руками. Они забили гол из-за моего падения в добавленное время. Почти сразу же раздался свисток на перерыв. Коп пел: «Стивен Джеррард наш капитан! Он «красный» с головы до ног! Он играет за «Ливерпуль»! Скаузерский бог!»

Когда мы ушли с поля, я сел на скамейку в углу раздевалки и не мог вымолвить ни слова. Как назло, напротив меня висело зеркало: оно показывало меня и усиливало мою фрустрацию. Зрелище было убогое.

Наш тренер зашёл пару минут спустя. «Ладно, что было, то было, - сказал он. - Мы проигрываем 0:1, но впереди целый тайм. Играем мы не лучшим образом, и нужно немного успокоиться. Мы слишком неистово летим вперёд». Он был прав: мы из кожи вон лезли целый тайм, а они просто тупо отбивались. А потом я поскользнулся. «И вот ещё что, - продолжал Брендан. - Кое-кто заслуживает, чтобы мы сплотились вокруг него». Его палец указал на меня. «Вы нужны вашему капитану, чтобы отыграть преимущество. Он сотни раз тащил клуб вперёд из любого болота, превращал безвыходные ситуации в победы. Вы должны воздать ему за старания, и на это есть сорок пять минут».

Потом он поглядел на меня: «Забудь, Стиви, такое случается. Давай выйдем и добудем победу, мы можем!»

Я был расстроен и явно не выглядел уверенным в себе. Игра была тягучей, и соперник никак не поддавался - где было взять немного магии, что тащила нас вперёд во многих играх? Но мы пытались сделать всё, что могли. Стерлинг нарвался на Калаша в штрафной, и я очень надеялся на пенальти, но Аткинсон покачал головой. Болельщики гнали нас вперёд, и я старался бить со всех позиций, пытаясь реабилитироваться за падение. Правда, на позиции опорника особо не погеройствуешь.

Но все наши удары, включая подбор Суареса после углового, отбивал Шварцер. А повторный угловой подал Аспас… ну как, подал…. Он просто отдал мяч Виллиану, тому самому, что я пытался по смс уговорить перейти к нам. Они с Торресом в гордом одиночестве убежали в контратаку, обставили Миньоле, и Виллиан закатил мяч в пустые ворота.

Моуриньо радостно прыгал, стучал себя в грудь и сновал туда-сюда вдоль боковой. Он не переставал наглаживать герб «Челси» на груди и кричать: «Аааааааа!» Я с тоской поглядел на Коп, где болельщики пели YNWA. Я понял, что всем надеждам пришёл конец.

Я пожал руки всем игрокам «Челси», пока «Энфилд» распевал моё имя. Но я понимал, что не заслужил этого. Наша серия из одиннадцати побед прервалась, разбившись о синий автобус. Мы не проигрывали почти полгода, а тут проиграли, когда победа была нужнее всего. Мы остались на верхней строчке таблицы, но судьба уже была не в наших руках - «Сити» выходили в лидеры в случае победы в трёх оставшихся матчах. Оставалось второе место, но второе место - это ничто.

Больше всего на свете я хотел провалиться сквозь землю или попасть в чёрную дыру.

Через час я болтался на заднем сиденье машины, и слёзы катились по моим щекам. Мой старый друг Пол Макграттен утешал меня: «Брось, ещё три игры впереди!», но я понимал, что «Сити» не упустят своего. Камбэка не будет. Я столько лет желал выиграть лигу с «Ливерпулем», и не мог себе простить промаха, стоившего нам титула.

Попробовав поговорить с Алекс я понял, что не хочу, чтобы мои девочки видели моё состояние. Я хотел улететь куда-нибудь, где бы мы были одни, подальше от Ливерпуля. Алекс позвонила Струану, моему агенту, а я просто закрыл глаза. Струан подыскивал нам рейс, пробивая через Майкла Оуэна частный самолёт. Надо было лишь выбрать направление, где я не буду чувствовать себя убитым. И тут я вспомнил одно местечко, которое когда-то показалось мне удивительно пустынным.

«Может, в Монако?»

Монако было пустынным, но я всё равно чувствовал себя будто в кошмаре. Мыслей о суициде, конечно, не было, ведь Алекс и дочки всегда одаряют меня жизненной энергией - они самые важные люди для меня вместе с моими мамой и папой. У меня есть семья - но я понимал, что мои мысли весьма схожи с размышлениям самоубийц. В такие минуты никому не захочется быть одному. Я нуждался в Алекс, а ещё мы попросили Гратти полететь с нами. Такой уж я человек - не уверен, что справился бы со всем этим в одиночестве. Телефон я выключил, но знал, что буду время от времени его проверять. Сообщений было много, люди обо мне не забывали. Стив Питерс, наш физиотерапевт, который починил меня перед матчем, написал мне после игры - просил перезвонить. Я не стал, ибо говорить не мог, слова застревали в горле. Мне нужно было выпить снотворное, так как других способов отвлечься от мыслей об игре не было.

На следующий день мне казалось, что всё, что было - дурной сон. Но увы, нужно было возвращаться к действительности. Я набрал Питерса, и он начал всячески намекать, что это ещё не конец, и всякое может быть. Но я смотрел правде в глаза: «Манчестер Сити» обыграли «Пэлас» и были в трёх очках от нас с игрой в запасе. А их разница забитых и пропущенных была куда лучше нашей. Мы обсудили моё падение и сошлись на мнении, что вся ответственность за этот момент, а также и за результат матча лежит на мне.

Но Стив указал и на другое: в худшем сценарии - если мы не выиграем лигу - будет ли моё падение самым большим разочарованием? Да наверное, нет. Мы проиграли несколько игр, в которых я не выходил на поле. Другие игроки тоже ошибались и не раз. Я забивал голы в концовках, и без меня, по словам Стива, «Ливерпуль» не был бы в лидерах лиги.

Я не переставал корить себя, но слова Стива немного ободряли. Хотя маленький червь в мозге постоянно грыз меня: «А что было бы, не упади ты тогда? Ты мог быть более осторожным! Ты один в этом виноват!» Стив говорил, что этот червь питается негативными эмоциями, но мне нужно слышать и свой внутренний голос. Я обещал Стиву, что поговорю с ним ещё, когда прилечу домой.

На пустынных улицах Монако, заполненных тьмой и безмолвием, мои мысли съедали меня изнутри. Мой разум подверг вскрытию всю мою карьеру. Я вспомнил гол «Олимпиакосу». Я вспомнил стамбульское чудо. Я был его частью, хотя главную роль тогда сыграла удача. «Милан» был сильнее, но я забил гол, который положил начало камбэку.

Да, я поскользнулся в игре против «Челси». Может быть, я никогда не выиграю лигу, но я был королём Европы на одну ночь. Стамбул у меня никто не отнимет. Я забил сумасшедший гол «Вест Хэму», когда «Ливерпуль» был на волоске от поражения в финале Кубка Англии 2006. Это была одна из моих лучших игр за клуб, её и по сей день называют «финалом Стивена Джеррарда». Кто ещё может похвастаться, что его именем назовут финальный матч турнира, кроме Стэнли Мэттьюза? Я вспомнил все дерби и мой хет-трик «Эвертону» за два года до этого. Тогда нас с Луисом Суаресом было не остановить. Мне повезло играть рядом с Суаресом, Торресом, Алонсо, Руни. Я проделал путь от улочек Айронсайда до чемпионата мира.

Свет и тьма всегда идут рука об руку. Я чувствовал себя ужасно, но я знал, с чем это можно сравнить - я знал, что такое успех. Не всем так везёт. Уходящий сезон стал весьма запоминающимся: «покер» Суареса «Норвичу», 5:1 с «Арсеналом», 4:0 в дерби, мои победные мячи, 22-я годовщина Хиллсборо… Но поверх этого всего самым ярким воспоминанием было МОЁ ПАДЕНИЕ.

Я никуда не выходил из гостиничного номера, лишь раз мы с Алекс прогулялись у бассейна. На второй день мы поужинали в пустующем ресторане. Аппетита не было.

Я не дебил, я сделал выводы. Перед возвращением в Ливерпуль я укрепился в мысли: я сделал всё, что мог. Может, я буду годами бороться с ужасным воспоминанием, но я знаю, что с помощью Алекс, моих дочек, моих родителей и моих друзей я смогу пережить мою ошибку.

Когда я вернулся в родной город, одной из первых была смс от Криса Моргана. «Челси» играли ответный полуфинал в Лиге чемпионов против мадридского «Атлетико», и Крис просто написал мне:

Хош завтра посмотреть игру с мешком конфет?

Крис как бы намекал, что конфетки помогут скрасить горький вкус «Челси» на языке.

Да, было бы неплохо. Приезжай в гости, а то я по мелким соскучился и никуда из дома не пойду.

Мы с Крисом профессионалы, и на этом строятся наши отношения. Мы видимся на работе - в Мелвуда, на «Энфилде» - и редко ходим друг к другу в гости. Но в трудные дни я конечно же желал его поддержки. Он приехал и привёз мешок конфет, который очень порадовал моих девочек. Мы уселись смотреть игру: Торрес вышел на поле против своего родного клуба. Моуриньо поставил его в основу, и Фернандо забил. Я был рад за него, однако, болел за «Атлетико», а точнее - против «Челси».

Мадридцы были исключительно хороши в контратаках, и Эдриан сравнял счёт ещё до перерыва. А потом Диего Коста, который через месяц сменит прописку на лондонскую, вывел «Атлетико» вперёд. Нам нравился такой сценарий, и тем вкуснее были конфеты.

«А знаешь, что, - вдруг сказал Крис, - всё дело было в мокром поле. Трава подвела. Нельзя винить тебя в этом. Ба бежал от середины поля, он опередил двух наших. Он обыграл Миньоле. Ты был на середине поля, а не в своей штрафной».

«Я знаю, - ответил я, - но всё равно...»

Арда Туран забил третий гол. 3:1, прощайте, «пенсионеры».

Я чувствовал себя лучше по возвращению в Мелвуд. Нам предстоял матч с «Кристал Пэлас», а «Сити» ехал в гости к «Эвертону». А их статистика на «Гудисоне» оставляла желать лучшего. Может, «ириски» окажут нам услугу?

Мы вновь усердно тренировались, а парни были со мной очень добры. Кажется, они догадывались, что я до сих пор в сумрачном состоянии. Но я старался подготовиться к тому, чтобы достойно сыграть с «Кристал Пэлас». Никто не говорил со мной ни о «Челси», ни о падении, но я знал, что все они из кожи вон лезли во втором тайме того матча. Приходилось прикладывать двойные усилия - из-за меня и после слов Брендана в перерыве - и я был очень тронут этим. В таких ситуациях и выясняется, кто тебе настоящий друг, а кто поросячий хвостик. Тогда меня окружали друзья.

Многие из них действительно были заряжены помочь мне выиграть титул после стольких лет в клубе, но я не менее того хотел выиграть этот титул для них. Мы всё ещё были в гонке и надеялись на чудо.

«Сити» играли с «Эвертоном» ранний матч в субботу: я не смог посмотреть игру, поэтому следил за счётом с телефона. Одиннадцать минут, и 1:0 в пользу «ирисок», Росс Баркли. Ух ты, и что, есть надежда? Впрочем, через очередные одиннадцать минут надежда закончилась: Агуэро, 1:1. Ничья тоже бы сгодилась, тогда всё бы опять зависело только от нас. Но за две минуты до перерыва случился ещё один гол - Джеко, 1:2.

«Эвертону» очки были нужны для борьбы за зону Лиги чемпионов. Но в начале второго тайма Джеко опять забил - 1:3. Лукаку отыграл один гол, но «горожане» выиграли. Они вышли на первое место в лиге по разнице мячей. И мы, и они должны были сыграть ещё по два матча. У «Сити» это были домашние встречи с «Виллой» и ВХЮ, которые уже ни за что не боролись и грезили о летних каникулах. Кажется, рассчитывать нам было не на что.

Мы вели 3:0 против «Кристал Пэлас», когда до конца оставалось одиннадцать минут. Слегка позабытая кричалка «Мы выиграем лигу, мы выиграем лигу!» вновь всплыла, перемежаясь с простым и понятным призывом: «Вперёд! Вперёд! Вперёд!» Наша разница забитых и пропущенных составляла пятьдесят три мяча. У «Сити» было пятьдесят девять. Да, много, ну а вдруг? Сначала мы забили с углового - я подал, а Джо Аллен, наш Далеко Не Гигант, послал мяч в сетку головой. Во втором тайме я нашёл Даниэля Старриджа навесом на тридцать метров, и он соорудил гол c рикошетом. А потом Суарес и Стерлинг на двоих придумали комбинацию, и Луис забил. После этого он схватил мяч и быстро прибежал с ним к центру поля. Мы все хотели ещё.

Но потом что-то случилось, и в матче оказалось забито ещё три мяча. Все три забил «Пэлас», причём, за девять минут.

Сначала был кручёный удар, а уже через две минуты Шкртел оказался отыгран, и Янник Боласи ассистировал Двайту Гейлу. Наша игра развалилась на глазах, и Глен Мюррей прошёл сквозь нас, как нож сквозь масло, и Гейл сравнял счёт.

С финальным свистком я схватился за голову. По лицу Луиса Суареса беспомощно текли слёзы, а теле и фотокамеры с охотой всё это снимали. Я оттолкнул их, пожал руки игрокам «Пэлас» и вернулся, чтобы найти Луиса. Я пытался утешить его, и мне пришёл помогать Коло Туре. Он увёл Луиса, а я потащился следом, оставив фанатов «Кристал Пэлас» бесноваться в их радости.

«Ливерпуль» нанял для нас самолёт, чтобы улететь домой из Лондона. Стояла гробовая тишина. Все уткнулись в айпады, слушали музыку или смотрели кино. Я сидел рядом с Крисом и Гленом Дрисколлом, и мы тихонько беседовали, до сих пор до конца не осознавая происходящее.

«Мы же растоптали их, - лопотал я Крису и Глену. - Я и правда думал, что мы сможем победить в шесть мячей».

Это были мои худшие восемь дней в футболе. «Челси», Монако и «Пэлас». Мечта моей жизни - выиграть чемпионат с «Ливерпулем», только что умерла. Хуже я себя никогда не чувствовал. Самолёт как раз вошёл в зону турбулентности, и я подумал: а хоть и упади мы сейчас - всё равно. Хватит с меня.

Крылья выровнялись, и все снова воткнули в айпады. Остаток полёта я молчал, и мысли мои были темны, как ночь за бортом.

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)