Стивен Джеррард: Моя история. Глава VII: Всё ближе и ближе | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Стивен Джеррард: Моя история. Глава VII: Всё ближе и ближе

5
Фото к записи в блоге пользователя mertzan (c)

Седьмая глава автобиографии экс-капитана «Ливерпуля» Стивена Джеррарда не изобилует острыми моментами, не содержит пикантных подробностей, никого не обличает, не приподнимает занавесов, не срывает покровы и не содержит ни одного скандального разоблачения. Честно говоря, это весьма скучная глава, где нудное описание событий сезона 2013/14 чередуется с воспоминаниями Стиви Джи. Но из книги главу не выкинешь! Кое-что о Жиллетте и Хиксе, немного о Хиллсборо, матчи против «Манчестер Сити» и «Норвича». Кто осилит - молодец.

Мы ехали на «Энфилд» воскресным утром, но нас ждала не совсем обычная игра. Улицы вблизи стадиона были заполнены тысячами болельщиков: их флаги и баннеры были ещё больше, чем обычно, а песни и кричалки - громче. Файеры периодически затягивали небо красным дымом, который плыл над поющим морем людей, посреди которого медленно ехал наш автобус. Нечто похожее я видел, когда мы выиграли Кубок Англии, ну и по прибытию домой после Стамбула, когда в центре города нас встречали семьсот пятьдесят тысяч фанатов. Это были незабываемые моменты, которые венчали собой турниры, полные напряжения и драмы. Сейчас вокруг творилось нечто другое: повсюду витала надежда. Мы видели, как болельщики качают на поверхности этого красного моря свою мечту.

Было вдвойне приятно осознавать, что у них есть возможность сделать это - клуб потихоньку выбрался из чёрной дыры. Пять-шесть лет назад улицы тоже были полны фанатов, протестующих против режима Тома Хикса и Джорджа Жиллетта. Это были, наверное, самые сложные годы моей карьеры в «Ливерпуле», когда футбол отошёл на второй план, уступив кабинетной борьбе. Хикс и Жиллетт настолько достали болельщиков, что выигранный судебный процесс в 2010-м обрадовал всех будто победа в лиге, до которой тогда было как до Луны.

Скептицизм фанатов был понятен: ещё в 2009 они вывесили на стадионе баннер «Том и Джордж, вам здесь не рады». А год спустя надпись уже гласила: «Том и Джордж, вам не рады нигде».

С тех пор клуб прошёл через внешнее управление для урегулирования долга, возникшего во время деятельности американцев, и этот путь от тёмных дней к светлым был невероятным. Теперь все говорили о притязаниях на титул, а не о юридических процессах; о Суаресе и Старридже, а не о двух бизнесменах. Вся страсть была направлена на футбол, а не на мужиков в костюмах, которые и так долго светились в газетных заголовках.

Деловая сторона футбола меня никогда не интересовала. Владельцы, спонсоры, деньги, которые можно заработать игрой - всё это не казалось мне достойным внимания. Как и большинство болельщиков, я лучше буду говорить о команде, об игре, о чудесных голах, чем об акциях, долях, кредитованном слиянии и корпоративном управлении. Буэээ.

Деньги изменили футбол. За эти годы прекрасная игра превратилась в машину по зарабатыванию денег. «Челси» и «Манчестер Сити» после долгих лет лежания в навозе изменились до неузнаваемости. Мои шансы выиграть Премьер лигу с «Ливерпулем» скукожились именно от того, что эти клубы получили тонны бабла. И мне пришлось начать беспокоиться о том, кто владеет нашим клубом - ибо от этого напрямую зависели наши шансы на победу.

Я всегда безмерно уважал наших предыдущих владельцев - семью Мурсов. На протяжении нескольких лет я мечтал, что клуб сможет найти такого владельца, который поможет сократить финансовый разрыв между нами и троицей «пенсия»-«Юнайтед»-«Сити». Мы оказались в поисках средств на покупку новых игроков, чтобы сравняться с нашими конкурентами. Но на этом мой интерес к владельцам и смене собственников клуба заканчивался. Смогут ли новые хозяева сделать нас конкурентоспособными и сохранить традиции клуба?

В феврале 2007 года я в предвкушении был готов пообщаться с Жиллеттом и Хиксом вместе с нашим исполнительным директором Риком Перри. К нам также присоединился Джейми Каррагер - игрок, который выступал за клуб дольше всех и всегда ставил интересы «Ливерпуля» превыше всего. Мы встретились с американцами в отеле «Лоури» в Манчестере за пару дней до товарищеского матча Англия-Испания. Хикс и Жиллетт были близки к завершению сделки по покупке «Ливерпуля» за 435 миллионов фунтов. Я и понятия не имел, что для этого они займут 185 мультов у Королевского банка Шотландии. Меня интересовали их планы по развитию. На встрече они произвели хорошее впечатление на нас с Джейми: сказали, что хотят видеть «Ливерпуль» мощной силой в Европе, вспоминая успех 2005 года, и обещали деньги на новых игроков. Они запланировали постройку нового стадиона, о чём в клубе говорили уже давно. Через несколько дней Жиллетт публично озвучил то, что обещал нам: «Первые лопаты будут копать землю в ближайшие два месяца».

В их устах всё звучало красиво и доступно. Мы с Джейми были на подъёме после встречи. Но в любой работе самое простое - это болтать языком, мы все можем говорить, что угодно. Главное - подкрепить свои слова действиями. Впрочем, сначала они старались и вложили в команду кое-какие деньги. Пять месяцев спустя Хикс и Жиллетт одобрили один из самых громких трансферов того лета - покупку Фернандо Торреса из мадридского «Атлетико» за 26.5 миллиона фунтов. Кроме того, клуб потратился на Райана Бабела и Йосси Бенаюна. Торрес провёл великолепный первый сезон, однако, уже к ноябрю 2007-го Рафа Бенитес потерял понимание владельцев насчёт трансферных целей. Медовый месяц закончился, и Рафа не смог сдержать критики в отношении Хикса и Жиллетта.

Дело принимало серьёзный оборот, возникла шумиха, и это всё меня не радовало. Хикс провёл встречу с Юргеном Клинсманном в январе 2008-го - он рассматривал его как нашего возможного тренера. Но Рафа остался, и пикировки продолжались, а мы всерьёз боролись за титул чемпиона в 2008/09. Успехи за поле немного затмевали то, что происходило внутри клуба: начался лёгкий хаос, так как Жиллетт и Хикс начали ссориться ещё и друг с другом. Они получили разрешение на строительство нового стадиона, но у них не было трёхсот миллионов на проект. Ни одна лопата не начала ничего копать. Планы по стадиону зависли, и место управляющего директора летом 2009-го занял Кристиан Перслоу. Перед ним стояла нелёгкая задача - найти где-нибудь 100 миллионов, ибо ВНЕЗАПНО обнаружилось, что клуб должен выплатить примерно такую сумму банку по кредитной схеме Х и Ж.

Многие болельщики наверняка хотели, чтобы такие игроки как я или Джейми выступили против Хикса и Жиллетта, мол, у нас было какое-то влияние. Но мы не могли ни на что повлиять и сами оказались в незавидном положении. Они - владельцы, а мы - лишь игроки. Было бы странным критиковать собственников клуба, который служил нам работодателем. Это раздражало, ведь мы очень хотели выразить и свою позицию, однако, даже если бы мы и сделали какое-нибудь публичное заявление, это вряд ли бы помогло.

Я не считал, что как игрок я вправе вмешиваться со своим мнением в деятельность тех, кто стоял выше меня в клубе. Я обсуждал свои вопросы с главным тренером, он управлял командой, и мы все работали вместе. Всё, что делалось в иных кабинетах - не моё дело.

Как игрок и как человек, преданный клубу, я хотел бы, чтоб владельцы были настолько хороши, насколько это возможно, и чтобы они выполняли свои обещания. Я не просил Жиллетта и Хикса о встрече - это они вызвались говорить с нами. И они сказали мне: «Вот наши задачи, и вот, чего мы хотим достичь». Я доверился им, а потом, когда генеральный план начал трещать по швам, не я должен был публично призывать их к ответу, и не я должен был держать ответ перед банком Шотландии. Я разбирался с собственными делами и наблюдал за разборками со стороны, как простой болельщик, и лишь расстраивался, что дело запутывалось всё сильнее и сильнее.

Хикс и Жиллетт начинали работать вместе, но потом рассорились, и эту трещину между ними было уже не склеить скотчем. Я понимал ярость болельщиков: они вкалывали всю неделю, а потом приходили на «Энфилд» поддержать их команду, и конечно они хотели бы видеть правильных людей у руля своего клуба. Фанаты протестовали, и мы все были не в своей тарелке. К концу 2009-го протесты достигли апогея, а мы безуспешно пытались вымучить хорошие результаты на поле. Началась реальная жесть: Жиллетт заявил, что его семье угрожают расправой, а сын Хикса, Том младший, который занимал какой-то пост в «Ливерпуле», ввязался в срач с болельщиком из группировки «Спирит оф Шенкли», что заправляла всеми протестами. Сначала в переписке Том-младший назвал болельщика идиотом, а потом, в январе, написал ему: «Отсоси, педрило, пи**уй на**й, зае**л». Вот такие люди управляли клубом в то время. Билл Шенкли наверняка перевернулся в гробу, мир его праху.

Рефинансирование в размере 237 миллионов фунтов означало, что компания Жиллетта и Хикса, владеющая «Ливерпулем», должна выплачивать 2,5 мульта в неделю. Переплата могла составить почти 60 лимонов, если клуб не удастся продать до 6-го октября 2010 года. Клуб рисковал попасть под внешнее управление и получить штрафные очки в Премьер лиге. Хикс и Жиллетт, по-прежнему дуясь друг на друга, выставили клуб на продажу. Они хотели выжать максимум из «Ливерпуля» и были готовы ждать сколько угодно, пока не найдётся дебил, что заплатит по ценнику - а Хикс озвучил сумму от 600 миллионов до миллиарда фунтов.

Королевский банк Шотландии не остался в стороне и нанял Мартина Броутона, экс-главу «Британских Авиалиний», чтобы тот провернул адекватную сделку. Что вне поля, что на поле - кругом были проблемы: тот сезон мы закончили на седьмом месте, Рафу отчислили, пригласив Роя Ходжсона. Проценты капали, горе-владельцы рассматривали предложения о покупке клуба. В итоге, 6-го октября был озвучен вариант с продажей «Ливерпуля» компании «Нью Ингленд Спортс Венчурс оф Бостон», принадлежащей ещё одному американцу, Джону Генри. Он также владел бейсбольной командой «Бостон Ред Сокс» и имел кристально чистую репутацию бизнесмена. Хикс и Жиллетт пытались воспрепятствовать решению Высшего суда, по которому сумма сделки установилась в размере 300 миллионов фунтов. Они подали апелляцию в суд Далласа, назвав сделку форменным грабежом, но не преуспели. Компания Генри «Фенвей Спортс Групп» стала новым владельцем «Ливерпуля».

В клуб вернулось спокойствие и единение. «Фенвей» вернули мне спокойствие, оставив в прошлом хаос имени Хикса и Жиллетта. Баннеры «Подарите нам мечту» вдохновляли куда больше, чем унылое «Х и Ж, руки прочь от клуба!» Тысячи болельщиков вновь обрели надежду.

Стадион «Энфилд», 13 апреля 2014 года, воскресенье.

Отголоски прошлого витали вокруг: пятьдесят лет назад в конце сезона 1963/64 команда Билла Шенкли боролась за титул, и Роджер Хант и Иан Сент-Джон оба забили более двадцати мячей. Мы впервые с той поры повторили подобное достижение: у Суареса было двадцать девять, а у Старриджа двадцать. И вообще, совпадений с той командой полувековой давности было очень много: мы также победили МЮ дома 1:0 и в гостях 3:0. В конце марта они вышли в лидеры таблицы, обыграв «Тоттенхэм», и мы стали первыми 30-го марта, победив «шпор». Дух Шенкли никогда не покидал клуб.

В тот день я вновь выводил команду на поле в качестве капитана. Красно-белая мозаика знаменовала очередую годовщину событий на «Хиллсборо», и мы, вместе с игроками «Манчестер Сити», склонили головы в минуте молчания. В такие минуты моя карьера проносится у меня перед глазами - от дворов Хайтона до газона «Энфилда» - я вспоминаю всё, через что проходил. Я стоял между Луисом Суаресом, нашим самым лучшим игроком, и Джорданом Хендерсоном, который потом займёт моё место капитана, и слышал шум толпы, когда минута закончилась. Настало время игры, я был к ней готов.

Брендан Роджерс выбрал тех же игроков, что неделю назад обыграли «Вест Хэм». К нашему счастью, лучший форвард «Сити» Агуэро начинал матч на скамейке, восстанавливаясь после травмы. Однако, их состав был силён: Харт, Сабалета, Компани, Давид Сильва, Яя Туре. Брат Туре, Коло, сидел у нас в запасе. Матч был сродни финалу кубка, и накануне я почти не спал, всю ночь изучая материалы по сопернику. Но шум «Энфилда» успокаивал меня.

Вскоре Шкртел выбил мяч после удара Харта от ворот, и Коутиньо отдал его на Хендо. Хесус Навас попытался накрыть Джордана, но лишь пихнул мяч в сторону своих ворот, где маячил вездесущий Суарес. Мартин Демикелис столкнулся с непосильной задачей - остановить Луиса - и провалил её. Суарес ускользнул от него и заодно от Гаэля Клиши. Три игрока пытались его остановить, но Стерлинг уже понял весь замысел и открылся в штрафной. Получив мяч, он обманул Компани на ложном замахе и спокойно пробил мимо Харта - 1:0. Стерлинг был так рад, что даже забыл о своём фирменном праздновании гола!

Рахим в том матче играл чуть в глубине, ибо мы знали, что их полузащита будет применять высокий прессинг. Яя Туре мог нас прижать, но План Брендана заключался в том, чтобы держать ивуарийца не на его позиции. Как раз Стерлинг должен был терроризировать свободные зоны вокруг Туре и вынуждать его больше обороняться. Впрочем, к двадцатой минуте Яя повредил пах, и «Сити» оказался ослаблен.

К двадцать пятой минуте мы заработали угловой, и я уступил его Коутиньо, чтобы с его отличной подачи красиво пробить по воротам. Харт перевёл удар на очередной угловой, и на этот раз я пошёл подавать, отметив про себя, что Шкртел маячил у ближней штанги. Я подал прямо на него, и Мартин не подкачал, направив мяч бритым затылком прямо в ворота. «Энфилд» взорвался, а мы с Шкртелом уже катились по газону в крепких объятиях. Мы приближались к титулу, мы - красная мощь, которую не остановить.

Правда, «Сити» взял себя в руки и стал методично накатываться на наши ворота. Мы стояли крепко, и страшный удар Компани после подачи углового вынес из ворот малыш Стерлинг. Во втором тайме «горожане» едва не выпросили у Клаттенбурга вторую жёлтую карточку для Суареса за нырок, но тот не поддался. Правда, после матча он посоветовал мне поговорить с Луисом и убедить его не переходить ту тонкую грань, на которой он играл. И вот вскоре они отыграли один гол, когда Сильва забил в результате отличной комбинации. Дело принимало сложный оборот, когда играть оставалось ещё целых полчаса. Да, сначала было как-то необычно просто, но затем шаг за шагом соперник возвращал себе преимущество. Сильва вовсю демонстрировал своё мастерство, а Милнер обеспечивал им необходимую ширину атаки. И мы доигрались: Сильва выкатил мяч Эдину Джеко, который и сравнял счёт на 66-й минуте.

«Небесно-голубой» сектор сходил с ума, а остальная часть стадиона по тишине была готова соперничать с кладбищем. Сил оставалось немного, как бы я ни пытался завести команду. Мы явно устали выигрывать матч за матчем, а у «Сити» это была последняя серьёзная игра сезона. Ничья - и финиш будет простым, а вот нам нужно было побеждать. На поле появился Агуэро, что не добавляло оптимизма. Он незамедлительно отдал отличный пас на Сильву, который промахнулся буквально на миллиметр. Было видно, какая досада охватила испанца после того момента!

А потом Джонсон вбросил аут, Клиши прервал полёт мяча, который попал к Компани. Бельгиец, один из лучших защитников Премьер лиги и завсегдатай моей личной виртуальной сборной турнира, мог спокойно вынести мяч из штрафной, но касание вышло кривым. Мяч очень кстати пришёлся к ноге Филипе Коутиньо - гол! 3:2, мы все повисли на Филипе, а Брендан Роджерс бегал по полю и махал руками как заправский боксёр. Компани выглядел раздавленным.

Двенадцать минут, что оставались до конца игры, были непростыми. Двенадцать минут до самых ценных трёх очков моей карьеры. Виктор Мозес вышел вместо Коутиньо и принялся таранить защиту «Сити», но Компани больше не совершал ошибок. При очередном выносе Хендо и Насри рванули к мячу, и Джордан расплющил ногу француза. Клаттенбург показал ему красную карточку, и поводов возразить на это не было. Хендо был нужен, и он, надеюсь, многое почерпнул из этого эпизода в копилку своего опыта.

Мы дождались свистка - победа! Я чуть не плакал, мы выиграли десять игр подряд, и титул казался таким близким. Миньоле, Сако и Флэнно заключили меня в объятия, и эмоции били через край. После страшного напряжения меня отпустило, и глаза предательски увлажнились. Луис Суарес ворвался в наш круг, а весь «Энфилд» аплодировал нам. Я попытался заслонить лицо рукой, чтобы скрыть слёзы, а к нам присоединились Шкртел и Джонсон, к Флэнно на спину запрыгнул Стерлинг, а Джо Аллен пролез где-то внизу. Я хотел, чтобы мы все были вместе, хотел разделить эти эмоции и сказать пару слов, не зная, что камера Sky следит за мной.

Лучшего шанса выиграть лигу за двадцать четыре долгих года у нас не было. Мы праздновали победу, но я не хотел, чтобы мы расслабились. Я не планировал ничего говорить, но тогда понял, что должен сказать, что нужно продолжать побеждать. Я не осознавал, насколько эмоционально это выглядело со стороны, пока не посмотрел себя в записи. Я просто обнимал всех и втолковывал, что в следующие выходные нужно ещё раз выиграть. Они слушали мой срывающийся скаузерский акцент: «Нельзя оступаться! Оступаться нельзя! Слушайте, эта игра окончена, теперь мы едем в Норридж. Там нужно сделать то же самое. Ещё раз. Вперёд».

Я повернулся к Копу и вскинул руки в благодарность болельщикам. Они пели: «поверьте нам! Поверьте нам! Мы выиграем лигу! Мы выиграем лигу!» Старая песня наполняла стадион и заставляла мурашки бежать по коже. Это был самый длинный матч в моей жизни.

Через два дня мы вернулись на «Энфилд», и тот день расцветал во всей своей красе. Небо над Ливерпулем было ясным, и солнце освещало стадион, где должна была пройти двадцать пятая мемориальная служба в память жертв Хиллсборо. Девяносто шесть мест для тех, кто не вернулся с футбольного матча, оставались пустыми. На зелёной траве были выложены из шарфов цифры «96». Я помню, что первые годы после трагедии церемония больше напоминала похороны, казалось, что мы опять и опять хороним наших близких. Но с годами атмосфера менялась, а двадцатая годовщина изменила всё. Теперь главным мотивом стало требование правосудия. Была печаль, но были и надежда.

Футбол превратился в бизнес для жадных дельцов, он может быть весьма жестоким. Но в некоторые дни на первый план выходит единение людей, сплотившихся в своей вере - и это был как раз такой день. Любое соперничество было забыто ради намного более важных вещей. Роберто Мартинес, тренер «Эвертона» выражил свою поддержку и участие такими словами:

«В апреле 89-го мне было пятнадцать, и я просто был пацаном, что без ума от футбола - как и многие из вас сегодня. Когда мы узнали о новостях с Хиллсборо, мы даже не могли представить весь ужас и боль тех, чьи родные не вернулись с футбольного матча. Как можно погибнуть из-за игры, которую ты так любишь? Это неправильно, это нечестно. Всё, что произошло после, было также неправильным. Мы должны бороться за доброе имя тех, кого потеряли. Мне не нужно лишний раз напоминать, что «Эвертон» с вами. Весь «Гудисон», игроки и болельщики посылают вам свои молитвы».

Мы благодарили «Эвертон», забыв о соперничестве. Роберто, как и Брендан, родился в 73-м, они оба всего на семь лет старше меня - не такая уж и большая разница. Я сидел за Кенни Далглишем, который тренировал «Ливерпуль» во время тех событий и больше всех других ощутил боль тех семей, которые недосчитались своих родных.

Брендан говорил следующим и поблагодарил Мартинеса, а также воздал должное великим людям нашего прошлого - Биллу Шенкли и Кенни Далглишу:

«Я каждый день иду на работу мимо монумента Шенкли и Кубка Европейских чемпионов в Мелвуде. Поэтому никакое дополнительное вдохновение уже не нужно. Но нельзя не признать, что самый значимый источник вдохновения для меня - это каждая наша игра на «Энфилде», когда я приезжаю на стадион и вижу мемориал Хиллсборо и девяносто шесть имён. Те, кого мы потеряли, и вы - кто борется за справедливость - вот настоящее вдохновение».

Колокола всех церквей Мерсисайда прозвонили по девяносто шесть раз. Лишь эхо нарушало тишину «Энфилда». А потом все запели You’ll never walk alone, и девяность шесть воздушных шаров взмыли в небо. Маргарет Эспинал, которая потеряла на Хиллсборо своего восемнадцатилетнего сына, обратилась к нам: «Стрессы сложно пережить, но иногда они и помогают. Они заряжают на борьбу, и я надеюсь, что вы сможете выиграть лигу». Стадион заревел, и Маргарет улыбнулась: «Я ведь не сгущаю давление на игроков, правда?»

Мы отправились в Норридж, опережая «Челси» на два очка. «Сити» потеряли очки с «Сандерлендом» (2:2), а через три дня «пенсия» тому же «Сандерленду» вообще проиграла (0:1). Гус Пойет отобрал пять очков у наших конкурентов - всё складывалось в нашу пользу. Всё, да не всё: Джордана Хендерсона забанили на три игры после красной карточки, и это не могло не сказаться на нашей игре. Его энергия настолько важна, что Брендан взял его с собой и держал на скамейке, чтобы Хендо влиял на нас своим духом и лидерскими качествами.

Даниэль Старридж тоже пропускал матч из-за проблем с подколенным сухожилием, но у нас был Луис Суарес! «Норвич» - это любимая команда Луиса: в пяти предыдущих играх против них Суарес забил одиннадцать мячей! Я не сомневался, что он забьёт им ещё, а если и нет - у нас было кому забивать. Например, Коутиньо или Стерлинг, которые стали важнейшими элементами игры «Ливерпуля». Бразилец прибавлял от месяца к месяцу, он мог вытворять с мячом всё что угодно. Я всегда с опасением играл против него на тренировках - он в два счёта мог обыграть тебя и оставить в дураках. Настанет день, и он будет центральной фигурой всего «Ливерпуля» и одним из лучшим игроков мира. Вот увидите, он не случайно носит на спине десятый номер. Обычно «десяток» называют чудотворцами, и Брендан был первым из тех, что начал называть Филипе Кудесником - и прозвище приклеилось. Лучше слова для него и не придумаешь. Мне нравится этот парень, причём, не только на поле, но и в жизни. Играть с ним - одно удовольствие. Да, без провалов ни у кого не обходится, но Филипе молод, и тяжёлые игры будут лишь огранять его талант.

На глазах у Коутиньо тренировался его бро-латинос Луис Суарес, и это служило Филипе вдохновением. Он видел, как Луис вкалывает и на глазах становится лучшим футболистом мира. Дружба с Луисом, а также с Лукасом всегда помогала Коутиньо. Кстати, о Лукасе: хоть он и бразилец, но ливерпульская кровь навсегда закрепилась в его венах. Он стал старожилом команды - отличный друг, замечательный игрок и человек, на которого всегда можно положиться. Он никогда не подведёт. Его помощь помогла и Коутиньо.

Рахим Стерлинг приехал к нам из Лондона в возрасте пятнадцати лет и поиграл в нашей академии. На самой первой его тренировочной сессии я понял, что он сможет вырасти в очень хорошего игрока, и я не ожидал, что он сможет сделать это настолько быстро. С каждой тренировкой он прибавлял. На первый взгляд его можно принять за дрища, но контраст между его внешностью и физическими возможностями велик. Этот пацан стоит многих мужиков и может вступать в единоборства с такими железными людьми как Мартин Шкртел, например. Однажды он взял и прокатил Шкртела на спине - и даже не вспотел. Я видел потом, как он выжимает железо в зале. Он сильный парень, да и талантливый тоже. А ещё он силён характером - он быстро воспринял скаузерский менталитет, играя в молодёжке. А партнёрство с такими зубрами как Карра и я дало ему уверенности в себе. Мы за ним приглядывали. Мы всегда не даём спуску тем, кто недостаточно выкладывается, но с Рахимом таких проблем не было. В матчах и на тренировках он отдавал себя целиком. Для вингера это приятный сюрприз, ведь они частенько могут, например, забывать об обороне. Но Стерлинга никогда нельзя было обвинить в недостатке желания или страсти.

У нас были отличные игроки, но нельзя забывать о чувствах. Я был одержим желанием выиграть лигу, и после победы над «Сити» я переживал, что кто-то из команды может подумать: «Ну, «Норвич» - это ерунда!» С такими мыслями далеко не уедешь, ведь «Норвич» боролся за выживание и представлял реальную угрозу. Поэтому игра с ними была сродни финалу Лиги чемпионов. Я так и сказал: «Давайте выдадим максимум против «Норвича». Если мы обосрёмся, то всему конец». Оглядываясь назад, я понимаю, что немного перегнул палку. На некоторых игроков, особенно молодых, излишнее давление может оказать обратный эффект - они могут «перегореть», когда ты ждёшь от них спокойной и уверенной игры.

Брендан делал отличную работу, и мы были неплохо настроены на матч на «Кэрри Роуд» 20 апреля. Лукас и Аллен вернулись в состав, чтобы заменить Хендо и Старриджа. Вскоре после начала Стерлинг дальним ударом открыл счёт и сразу побежал праздновать к Брендану. Через семь минут Суарес удвоил наше преимущество. И вновь Стерлинг показал отличное видение ситуации, найдя передачей Луиса. И то, как Суарес примчался к Стерлингу и сгрёб его в объятия, наглядно демонстрировало, как он благодарен своему партнёру. Это был тридцатый гол Луиса в чемпионате.

После двух мячей мы сбавили обороты, ведь Хендо на поле не было, а я играл глубоко - и в этом были ясно видны тревожные сигналы. И в перерыве нужные тактические изменения были сделаны. Мы играли «ромбом», и «Норвич» копировал нашу тактику. Стратегия Брендана была в создании численного преимущества над соперником на конкретных участках поля. Поэтому в перерыве Коутиньо был переведён в центр нашего «ромба» с указанием перемещаться из глубины и нагружать полузащиту. Стало комфортнее, правда, «Норвич» сумел отыграть один гол из-за ошибки Миньоле на выходе. А вскоре счёт и сравнялся.

Хорошо, что в атаке у нас играл Суарес. Одно его присутствие помогло Стерлингу придумать гол из ниоткуда, когда он перехватил слабенький пас Бредли Джонсона. Они с Суаресом рванули вперёд, запутав трёх защитников соперника, которые метались, не зная, от кого ждать большей опасности. От Суареса они ждали обострения всегда, поэтому старались прикрыть его, но Рахим вошёл в штрафную и пробил по воротам. Был рикошет - и ноль шансов для голкипера. 3:2. Робби Снодграсс терроризировал нас последние тринадцать минут игры, желая вырвать очко для команды, и реальный шанс у них был. Но Миньоле вытащил опаснейший удар ван Фонсвинкеля, и мы победили.

Наше место в Лиге чемпионов на следующий год было обеспечено. Я вспомнил межсезонье, когда Луис Суарес был дисквалифицирован и хотел уйти из команды, а я был в унынии и не мог даже есть, ибо понимал, что без Луиса в ЛЧ нам не попасть. Без него мы были бы обречены на болтания в середине таблицы. Я был очень рад, что мы смогли сохранить его.

Жизнь и футбол меняются очень быстро. Мои предсезонные ожидания уже сбылись, и мы вернулись в элиту европейского футбола. Но сейчас нам уже хотелось большего: мы должны были вернуться в Европу чемпионами Англии. Три игры, чтобы сохранить наше лидерство. Битва с «Челси» ждала нас через семь дней.

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)