Суарес и Эвра: Лингвистический аспект | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Суарес и Эвра: Лингвистический аспект

2
Фото к записи в блоге пользователя Ingumsky (c) LiverBird.ru

В предыдущем своём блоге я привёл кусок 115-страничного «Обоснования» обвинительного решения по делу о расистских высказываниях, опубликованного Независимой комиссией вечером 31 декабря. В приведённом мной фрагменте рассматривались действия, которые происходили на поле, с комментариями сторон — Патриса Эвра и Луиса Суареса, и свидетелей — рефери Андре Марринера, Дирка Кёйта и Райана Гиггза.

Как было видно, прямых доказательств вины уругвайца у Независимой комиссии нет, поэтому она вынесла решение признать Суареса виновным на основании косвенных улик. На тех страницах Обоснования, которые я опубликую позднее, комиссия из трёх человек рассуждает о том, почему свидетельства Патриса Эвра являются, по их мнению, достоверными, а показания Суареса — нет, почему слова свидетелей в тех случаях, если они могут оправдать Суареса, доверия не заслуживают, а в тех случаях, если они укрепляют версию о его виновности, являются надёжным источником. Комиссия также с помощью сторонних экспертов по испанскому языку приводит свои трактовки использованных Эвра и Суаресом испаноязычных выражений, в том числе в том виде, в которым их передали свидетели.

Всё это чрезвычайно интересно, познавательно и порой удивительно, потому что, откровенно говоря, складывается ощущение, что аргументы, на которых строится обвинительное заключение, притянуты за уши, а доводы и выводы комиссии выглядят непоследовательными... но я подготовлю перевод этих частей в следующий раз. Сейчас же я хочу познакомить вас со статьей профессора испанского языка и литературы в американском Университете Брауна, Алдо Маццукелли. Надо сразу сказать, что выводы Маццукелли кардинально отличаются от выводов комиссии, потому что он знает испанский язык гораздо лучше, чем все они с их свидетелями вместе взятые. Обращаю внимание, что в своём материале он, видимо, по ошибке называет Независимую комиссию просто ФА (Футбольной ассоциацией). Прошу учесть, что несмотря на это, подразумевается именно комиссия, которая и вынесла решение.

Статья, о которой идёт речь, была размещена на сайте thisisanfield.com. Так как в статьей цитируется Обоснование, я буду приводить перевод на русский, выполненный мной ранее, где это возможно. Непереведённые ранее фрагменты я буду приводить оформленными стилистически так же, как первая часть перевода Обоснования. Я рекомендую вам обращаться к переводу так же для того, чтобы сопоставлять рассуждения профессора с эпизодами, рассмотренными комиссией. Я буду сопровождать перевод своими комментариями [в квадратных скобках], если потребуется пояснение той или иной части. Рассуждения ведутся от первого лица и на этот раз я не буду менять их на третье, просто помните, что текст, начиная со следующего абзаца и заканчивая горизонтальной чертой, написан Алдо Маццукелли, профессором испанского языка и литературы в Университете Брауна. Итак...

Сперва я хотел бы процитировать документ Футбольной ассоциации по ключевому моменту:

Цитата:
90. По свидетельству Эвра, на его вопрос «Зачем ты ударил меня?» Суарес ответил «Porque tu eres negro». Эвра сказал, что в тот момент он думал, что Суарес имел в виду: «Потому что ты ниггер». Теперь он говорит, что считает, что Суарес имел в виду «Потому что ты чёрный».

Я прочитал отчёт ФА целиком. Я уругваец, родившийся в Монтевидео, а в настоящее время профессор [испанского] языка и литературы в США. Мне очевидно, что испанский язык, о котором свидетельствует Эвра, противеречит тому, как Луис Суарес говорит по-испански. Я не сделаю этим открытия ни для кого (в особенности, для адвокатов «Ливерпуля»), указав на это. Ключевой момент в том, что Эвра приписывает Суаресу использование испанских словарных форм, которые Суарес просто не стал бы использовать. Суарес не может говорить так, как он говорил, согласно Эвра. И это совершенно точно указывает на то, что Эвра всё сочинил.

Это, как я считаю, ключевой момент для дела, и, если принять его к сведению, это может разрушить доверие к [свидетельству] Эвра. Факт состоит в том, что ФА не отметила, что Суарес никогда бы не сказал ни «porque tu eres negro» (так просто не говорят в регионе Ла-Плата), ни тем более «porque tu es negro» или «tues negro» (как, видимо, сказал Комолли), потому что таких формы некорректны с точки зрения грамматики или попросту не существуют в испанском. Глагол «ser» («быть») в регионе Ла-Плата так не используют. Луис Суарес мог бы сказать «porque SOS negro». Этому нет никаких возможных вариантов или альтернатив, что бы не имелось в виду, в нашем испанском. И, конечно же, мы не говорим «por que tu es negro» (как, говорят, сообщил Комолли), потому что это не испанский синтаксис. В этом предложении «es» неправильно спрягается в третьем лице единственного числа, в то время как оно должно спрягаться во втором, «sos» (и никогда, я повторю, «eres»). Таким образом, я не знаю, что Коммоли услышал от Суареса после матча, но я уверен, что он расслышал это неправильно, разве что мы поверим, что Суарес вообще не говорит по-испански...

Следовательно, сообщение Эвра о том, что сказал Суарес, является недостоверным хотя бы потому, что он изображает Суареса, говорящим на той форме испанского, которую Суарес не использует — Суарес не мог сказать «porque tu eres negro». Он мог бы сказать, если бы вообще говорил это, «porque sos negro». И проблема в том, что это не то, о чём заявил Эвра. Ещё раз: Эвра сообщил, что Суарес сказал ему «porque tu eres negro», что звучит просто неправдоподобно. Люди из Монтевидео и Буэнос-Айреса просто не используют глагол «ser» («быть») таким образом. В подобном случае мы бы сказали «porque sos negro». Как же получается, что Эвра сообщает о том, что Суарес говорит так, как он не говорит, и ФА принимает его слова? Похоже, что Эвра всё сочинил.

Кстати, давайте обратим внимание на то, насколько необычайно неаккуратно ФА обращается с испанским в своём отчёте.

Цитата:
138. Коммоли сказал в своих свидетельских показаниях, что Суарес сказал ему, что ничего не случилось. Он сказал, что был один эпизод, когда он извинился перед Эвра, и Эвра сказал ему «Не прикасайся ко мне, южноамериканец», на что, как думал Комолли, Суарес сказал, что ответил «Por que, tu eres negro?» [...] Комолли подтвердил при перекрёстном допросе, что он уверен, что Суарес при той встрече сказал ему слова, использованные им в адрес Эвра, которые переводятся как «Почему, потому что ты чёрный».

«Por que, tu eres negro?»... ??!! Это бессмыслица. Это не испанский язык. «Por qué» означает «почему» (а не «потому что» в данном случае). Это неграмотно написано ФА в их официальном отчёте (видимо, им вообще плевать на испанский, раз они обращаются с испанским языком так безобразно по ходу всего отчёта). Это нельзя перевести так, чтобы это имело смысл. В самом деле, если бы мне пришлось переводить это, получилось бы что-то вроде: «Почему, есть ты чёрный?» Я не имею понятия, что бы это могло значить. [Маццукелли нарочно использует фразу «Why, because you are black», которая априори является неправильной с точки зрения английского языка. На русский это передать невозможно, поскольку в русском языке предложения не имеют жёсткой конструкции, поэтому я использовал для перевода похожую фразу на русском, которая является совершенно неправильной с точки зрения русского языка]

А версия Комолли ОЧЕНЬ отличается от того, что сказал Суарес в своём заявлении. Давайте посмотрим, что сообщил сам Суарес:

Цитата:
141. Эта беседа по версии Суареса выглядела так: Он сказал, что Комолли объяснил ему, что Алекс Фергюсон и Эвра пожаловались арбитру на то, что Суарес во время игры пять раз оскорбил Эвра по расовому признаку. Комолли попросил Суареса рассказать ему, что произошло. Суарес рассказал ему, что Эвра сказал ему «Не прикасайся ко мне, южноамериканец». Суарес сказал: «Por que negro?» Суарес сказал Комолли, что это единственное, что он сказал [в ответ].

То, что сказал Суарес, имеет совершенно чёткий смысл на испанском, на котором мы говорим в регионе Ла-Плата, — пусть даже это снова плохо транскрибировано ФА. Они должны были написать «¿Por qué, negro?». Потом я совершенно не понимаю, почему ФА верит безграмотной, с точки зрения испанского, фразе человека, для которого он не является родным (Комолли), вместо того, чтобы верить Суаресу в том, что касается его собственных слов.

Лингвистические способности ФА оказались здесь всерьёз поставлены под сомнение, а они, как кажется, являются ключевыми для обоснования их решения. Давайте взглянем на то, насколько хреновы* их понимание и использование испанского языка, рассмотрев подробно ещё один из фрагментов причин, на которые ссылается ФА. [* — профессор использует именно это слово]

Цитата:
[...] Комолли сказал рефери, что Эвра первым сказал Суаресу «ты южноамериканец», на что тот ответил «Tues Negro», что переводится как «ты чёрный».

Это смехотворно, что ФА, внимательно всё изучив, вообще может считать верить тому, что Комолли мог понять из слов Суареса, когда совершенно очевидно, что сам Комолли едва ли понимает, что он сам пытается сказать по-испански. Я говорю об этом, потому что «tues» — не испанское слово. А «tues negro» вообще не может быть переведено, не говоря уж о том, чтобы быть переведённым в то, что считает значением этой фразы ФА. Это попросту не испанское выражение, так что его нельзя «перевести». Воспоминания Комолли о его разговоре с Суаресом сразу после матча недостоверны. Достойный сожаления факт, учитывая, что это суду ФА сообщает работник «Ливерпуля», но [его испанский] язык до такой нелепости неправилен, что это просто смешно.

В сумме: Суарес вообще не мог сказать «tu eres negro», что является грамматически правильным в Мадриде, потому что в регионе Ла-Плата мы никогда не скажем «tu eres negro», но «vos SOS negro». И это факт, который не зависит от чьего-либо мнения, включая экспертов по [испанскому] языку, которые консультировали ФА, разумеется. Я носитель испанского языка из Монтевидео, имеющий степень PhD по испанскому, полученную в Стэнфордском университете, и в настоящее время профессор испанского в Университете Брауна, и если бы мне пришлось выступать на суде, я категорически отверг бы возможность того, что Суарес, который сознательную жизнь провёл в Монтевидео, хотя и родился в Сальто, мог сказать иначе, кроме как «vos sos negro». Такого не могло быть в принципе, чтобы он сказал Эвра спонтанно и в качестве реакции на слова и поведение Эвра фразу «porque tu eres negro» и тем более «tues negro», которой вообще не существует. Просто потому что «tues» — это не испанский язык.

Несмотря на это, ФА верит этим [фразам], транскрибирует их в своём отчёте и использует их в качестве доказательств своего обвинения.

Читая заявление Эвра, я понимаю, что могло случиться так, что Эвра в какой-то момент просто не понял Суареса. Когда Суарес сказал «¿por qué, negro?», Эвра мог решить, что это оскорбление на расовой почве, хотя Суарес — даже в пылу спора — мог совершенно спокойно использовать это, как самое обычное выражение (не совсем для того, чтобы успокоить Эвра, но просто потому, что он всегда так говорит, даже не думая об этом). Это момент, когда столкновение разных культур выглядит наиболее важным, и это срабатывает против Суареса, потому что никто из числа судей (не говоря уж о газетах вроде Daily Mail), похоже, даже не попробовал понять, как мы, в основном, используем термин «negro» в регионе Ла-Плата. Они выслушали своих экспертов, эксперты объяснили различные варианты использования слова в зависимости от различного контекста и намерений. Затем судьи просто решили, что матч был достаточно жёстким столкновением двух команд, и потому они заключили, что Суарес не мог использовать слово «negro» в описательном смысле. Почему? Их интерпретация мне не ясна и не кажется единственной возможной. «¿Por qué, negro?» (после того, как Эвра сказал «Не прикасайся ко мне, южноамериканец») — это не оскорбление, а вопрос, и на самом деле очень распространённый, где слово «negro» является ОПИСАТЕЛЬНЫМ существительным, а не прилагательным, снабжённым негативной коннотацией. Я прекрасно понимаю, почему британцы или американцы могут вообще не понять тон или намерение Суареса. Но лично я ясно понимаю показания Суареса, и они кажутся мне непротиворечивыми. Я понимаю это больше как общее (не выделенное и не направленное) обращение к Эвра.

Наконец, полный вердикт, судя по всему, основывается на трёх моментах:

  1. ФА считает, что Эвра больше заслуживает доверия, чем Суарес (чисто субъективный момент);
  2. ФА, кажется, не понимает испанского, который, якобы, использовался, — хотя они и используют для обоснования вердикта собственную интерпретацию этого самого испанского языка;
  3. Они считают, что слово «negro» не может использоваться в описательном смысле в контексте дискуссии — что означает, что они на самом деле не понимают, как мы используем его в регионе Ла-Плата. Из-за этого они считают, что Суарес не заслуживает доверия, и это, возможно, раздражает их.

Это достойно сожаления. Самое главное — это то, каковы масштабы. Имя Суареса запятнано, а теперь ФА показывает, что у них вообще НЕТ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ того, что Суарес сказал хоть что-то из того, что Эвра приписал ему.

Эвра убедил ФА. И я могу только гадать, какую роль сыграло в этом расовое предубеждение (против «диких зверей», как Альф Рэмзи назвал южноамериканцев в своём известном интервью) в головах ФА и прессы.

Источник: thisisanfield.com


Несмотря на то, что профессор Алдо Маццукелли, по его же признанию, является уругвайцем, что априори может являться причиной для защиты его соотечественника Суареса, лично у меня нет причин не доверять тем его рассуждениям, которые касаются конструкций испанского, используемых в регионе Ла-Плата, а также его указаний на откровенно ошибочные фразы на испанском, которые комиссия использует в качестве доказательств вины Луиса Суареса.

Если добавить к этому общую скудость доказательной базы, и отсутствие улик, как таковых, получается, что обвинение против Суареса рассыпается на части. С учётом того, что это именно ФА требуется доказать его вину, а не уругвайцу нужно отстоять свою невиновность, мне кажется совершенно очевидным то, что «дело» может быть выиграно при подаче апелляции, если юристы, которые защищают честь форварда клуба, подойдут к вопросу максимально грамотно, а комиссия (или кто там должен рассматривать апелляцию?) займётся делом всерьёз, стараясь всё же основываться в своих решениях на имеющихся фактах, а не подбирая нужные свидетельства так, чтобы они соответствовали тем заключениям, к которым они пришли заранее.

И я очень хочу надеяться, что так и произойдёт, и Суарес будет оправдан, потому что я лично не вижу оснований для того, чтобы это можно было с уверенностью оспорить.

UPD: Пока я переводил материал и писал, что я думаю по этому поводу, выяснилось, что апелляции подано не будет. Очень жаль, что так. Мне казалось, что апелляция была бы правильным шагом.

Смотрите также:

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)