Суарес и Эвра: Факты, получившие огласку | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Суарес и Эвра: Факты, получившие огласку

9
Фото к записи в блоге пользователя Ingumsky (c) LiverBird.ru

Накануне, в последний день 2011 года, Независимая комиссия, которая занималась разбирательством по делу о расистских высказываниях, которые, якобы, имели место во время матча между «Ливерпулем» и «Манчестер Юнайтед» в октябре, наконец, опубликовала письменное обоснование своего решения.

Согласно документу на 115 страницах, Луис Суарес виновен в том, что оскорбил на расовой почве защитника МЮ Патриса Эвра, а потому должен быть дисквалифицирован на восемь матчей и оштрафован на 40 тысяч фунтов. Скажу честно, у меня не было особого желания читать такой талмуд, хотя мне и хотелось знать, каковы доказательства вины Суареса. Однако, я всё же взялся за это дело и не оказался разочарован. Судите сами, я представляю вашему вниманию полный перевод на русский язык той части раздела «Фоновые факты», в которой комиссия приводит свидетельства обеих сторон по эпизодам, связанным с делом Суареса-Эвра и имевшим место на поле 15 октября.

Ниже я привожу перевод параграфов 81-116 включительно. Всего в документе 454 параграфа, некоторые из них я опубликую позднее в другой статье.

Несколько комментариев по переводу и оформлению

В текст изредка включены мои комментарии [в квадратных скобках]. Хотя авторы Обоснования говорят о себе в первом лице, я заменил его на третье, чтобы было понятно, что это мнение комиссии. Заранее приношу свои извинения за нецензурные слова, встречающиеся в тексте, — в Обосновании они, по понятным причинам, приводятся без купюр, поэтому я не стал скрывать их в переводе тоже. Все выделения частей текста с помощью курсива или подчёркивания сделаны авторами Обоснования кроме оговоренных в комментариях случаев.

Я также сделал номера параграфов ссылками. Если вы ссылаетесь в комментариях на тот или иной параграф и хотите, чтобы с ним можно было быстро ознакомиться, просто скопируйте ссылку на его номер и вставьте её в текст. Ссылка полноценная и будет работать не только на Liverbird.ru, но и на любом другом сайте, откуда можно будет перейти точно к тексту нужного параграфа. Я снабдил соответствующие подразделы видео, если оно есть, чтобы можно было пересмотреть эпизод после прочтения текста.

IV. Фоновые факты

81. В этом разделе находятся факты, которая комиссия определила в качестве фоновых, так как они имели место на поле во время матча и сразу после него. Многие из них не вызвали разногласия у сторон, хотя комиссии и придётся разрешить некоторые фактологические вопросы. Комиссия называет эти факты фоновыми, чтобы отличать их фактологических вопросов, которые касаются непосредственного обмена репликами между Эвра и Суаресом в штрафной площади между 63-й и 65-й минутой. Комиссия покажет и разъяснит выводы по этим основным фактологическим вопросам в разделе VI.

Нарушение Суареса на Эвра

82. На 58-й минуте Суарес нарушил правила на Эвра между штрафной МЮ и угловым флагом. По мнению комиссии, это был чистый фол, и судья назначил штрафной. Суарес попал в правое колено Эвра. Эвра сказал, что у него раньше была серьёзная проблема с этим коленом. Он оставался на газоне и получал медицинскую помощь в течение минуты после нарушения.

83. Эвра сказал, что в то время, пока он лежал на траве, к нему подошёл Кёйт и сказал: "Поднимайся, ёбаный придурок". Кёйт сказал: «Неправда. Я сказал что-то вроде «Поднимайся, поднимайся» так, чтобы было понятно, что фол был, но он пытается слишком много из этого фола выгадать». На видео не видно, чтобы Кёйт что-то говорил Эвра в этот момент, но сам Кёйт сказал, что говорил. Вопрос в том, что сказал Кёйт, а не в том, говорил ли [выделено мной]. Внимания этому эпизоду во время слушаний оказано не было, так как комиссия не сочла необходимым для вынесения решения выяснять, что Кёйт сказал Эвра.

Суарес зарабатывает угловой

84. На 62:37 Суарес заработал угловой после того, как мяч срикошетил и прошёл мимо штанги. Суарес подобрал мяч за воротами и пнул его в сторону Стивена Джеррарда, который собирался подавать угловой. Суарес направился мимо ближней штанги вдоль линии ворот.

Эвра и Суарес перед воротами

85. Задачей Эвра было держать Суареса во время угловых, хотя, в целом, по ходу игры он его не держал. Эвра приблизился к Суаресу так, чтобы держать его при подаче углового. Это первый раз, когда они оказались рядом после нарушения правил пятью минутами ранее.

86. Эвра вышел перед Суаресом и направился к нему. Это вынудило Суареса двинуться назад вдоль линии ворот (он даже заступил за неё). Всё это время они говорили между собой. Они почти дошли до середины ворот, когда Кёйт встал между ними. До этого моменте Кёйт стоял в середине вратарской, где его держал Джонни Эванс. Кёйт встал перед Эвра и ткнул его пальцем в грудь. Эвра оттолкнул Кёйта обеими руками. К этому моменту Суарес побежал к ближней штанге, Эвра побежал за ним. На 63:05 был подан угловой, но к тому моменту, когда Суарес головой пробил в сторону ворот, судья остановил игру.

87. Эвра и Суарес согласились, что перед воротами говорили между собой по-испански. Эвра сказал, что знает испанский не блестяще, но беседу вести может. Для Суареса это родной язык. Эвра сказал, что он начал разговор с фразы "Concha de tu hermana". По свидетельству Эвра, по-испански это значит то же, что сказать "fucking hell" по-английски, но буквальный перевод этого — «писька твоей сестры» [позднее, в разделе с мнениями экспертов по испанскому языку вместо слово pussy, использованного в переводе на английский в параграфе 87, будет фигурировать гораздо более грубый эквивалент — cunt]. Суарес не слышал, как Эвра это сказал, но один из видеофрагментов, которые видела комиссия, снятый с близкого расстояния из-за ворот, подтверждает слова Эвра о том, что он начал разговор с этого.

88. Суарес сказал, что не слышал этих слов, но слышал, что Эвра что-то прошептал. Суарес сказал комиссии, что он спросил «Что ты сказал?». Видео-фрагмент показывает, что Суарес действительно что-то ответил на первую реплику Эвра.

89. Эвра сказал комиссии, что он затем спросил Суареса по-испански «¿Porque me diste un golpe?», что означает «Зачем ты ударил меня?». На видео видно, как Эвра посмотрел на колено, а затем, отвечая Суаресу, смотрел ему в лицо, что, по мнению комиссии, подтверждает его слова о том, что он задал вопрос об ударе в колено. Эвра сказал, что, задавая вопрос, он был шокирован и возмущён из-за того, что Суарес ударил его в колено. Суарес согласился, что в тот момент Эвра спрашивал его, зачем он ударил его, ссылаясь на фол чуть ранее. Дальнейшие показания Суареса и Эвра о том, о чём они говорили перед воротами, в основном, расходятся.

90. По свидетельству Эвра, на его вопрос «Зачем ты ударил меня?» Суарес ответил «Porque tu eres negro». Эвра сказал, что в тот момент он думал, что Суарес имел в виду: «Потому что ты ниггер». Теперь он говорит, что считает, что Суарес имел в виду, «Потому что ты чёрный». [Далее следует комментарий комиссии — «Ниже мы рассмотрим то, как Эвра понимает испанское слово "negro"»]

91. По словам Суареса, на вопрос «Зачем ты ударил меня?» он ответил «que habia sido una falta normal», что означает «Это был обычный фол». Он сказал, что пожал плечами и протянул руку, показывая жестом, что ничего серьёзного. Лица Суареса в этот момент не видно на видео, но, по словам комиссии, похоже, что он пожимает плечами.

92. Эвра сказал, что в ответ на фразу Суареса «Потому что ты чёрный» он сказал «Habla otra vez asi, te voy a dar una porrada», что означает «Повтори ещё раз, и я тебе врежу». Суарес, по словам Эвра, ответил «No hablo con los negros», что Эвра в тот момент воспринял как «Я не разговариваю с ниггерами», но теперь говорит, что это означает «Я не разговариваю с чёрными».

93. Согласно Суаресу, в ответ на его слова «Это был обычный фол», Эвра ответил «Ладно, ты меня ударил, теперь я тебя ударю». В своём письменном свидетельстве Суарес говорит о том, что его ответом было: «Le dije que se callara e hice un gesto breve con mi mano izquierda parecido a la mocion de un "pato cuando hace cuac" para indicarle que hablaba mucho y deberia callarse», что было переведено как «Я сказал ему заткнуться и сделал левой рукой «крякающий» жест, изображая, что он слишком много говорит и должен замолчать».

94. Согласно Эвра, когда Суарес сказал «Я не разговариваю с чёрными», Эвра сказал, «Ahora te voy a dar realmente una porrada», что означает «Ладно, я думаю, я тебе всё же врежу». На это, по его словам, Суарес ответил «Dale, negro...negro...negro». Тогда Эвра воспринял это как «Ладно, ниггер, ниггер, ниггер». Теперь, он говорит, это означает: «Ладно, чёрный, чёрный, чёрный». Эксперт говорит, что фразу «Dale, negro» можно перевести как «Давай, чёрный» или «Ну же, чёрный» (см. параграф 184).

[Судя по всему, в свидетельстве Суареса нет соответствующих версии Эвра пары фраз, потому что в Обосновании сразу идёт переход дальше]

95. Эвра сказал, что пока Суарес говорил, он подошёл к Эвра и дотронулся до его руки, указывая на его кожу. Этот жест хорошо видно на видео, как раз когда Кёйт становится между ними. С точки зрения комиссии, Суарес приблизился и ущипнул Эвра за левую руку. На перекрёстном допросе Эвра сказал, что в тот момент он не заметил, как Суарес ущипнул его. Он был сосредоточен на его губах и том, о чём он говорил. Эвра понял, что Суарес дотронулся до него только тогда, когда позднее увидел видеозапись.

96. По поводу щипка Суарес в своём письменном свидетельстве написал:
«Эвра всё не отходил, и Дирк Кёйт направился к нам, чтобы встать между нами. В этот момент я дотронулся до левой руки ПЭ, сделав что-то вроде щипка. Это всё случилось очень быстро. Я старался разрядить обстановку и показать Эвра, что он не является неприкасаемым, когда он говорит о фолах против него. Ни при каких обстоятельствах это действие не было направлено на то, чтобы быть оскорбительным, и уж конечно не было оскорблением по расовому признаку. Это ни в коей мере не являлось ссылкой на цвет кожи ПЭ».

97. Суарес сказал, что ни разу при разговоре с Эвра перед воротами он не использовал слово «negro».

98. В момент разговора во вратарской находились и другие игроки, в их числе голкипер МЮ Давид Де Хеа, защитник МЮ Джонни Эванс, державший Кёйта, и сам Кёйт. Де Хеа, который является испанцем, сказал, что не слышал никакого разговора между Эвра и Суаресом. Очевидно, что разговор всё же имел место, и комиссия сочла неудивительным то, что Де Хеа не слышал вообще ничего. Судя по видео, он был сосредоточен на подаче углового, и, в основном, смотрел в том направлении. Кёйт сказал, что он не слышал, о чём говорили Эвра и Суарес, но ему показалось ясным, что Эвра пытался спровоцировать Суареса, так что Кёйт встал между ними и сказал Эвра, чтобы он оставил Суареса в покое.

99. Согласно свидетельству Эвра, к этому моменту Суарес перед воротами использовал слово «negro» или «negros» пять раз: «Потому что ты чёрный», «Я не разговариваю с чёрными», «Ладно, чёрный, чёрный, чёрный»

Это видео вставить нельзя, поэтому на него ссылка: http://www.youtube.com/watch?v=wF6Jb-PE63M&t=1m18s

Судья останавливает игру

100. Когда Кёйт встал между Суаресом и Эвра, Суарес побежал на ближнюю штангу, так как подавался угловой. Эвра побежал за ним. Судья подал сигнал, мяч от углового флажка полетел к Суаресу, но к тому моменту, как он коснулся мяча, судья засвистел и остановил игру.

101. Судья Марринер сказал, что ему по связи сообщил боковой о том, что между Эвра и Суаресом что-то произошло, и их надо разнять. Должно быть, имелся в виду инцидент на линии ворот.

102. Комиссия внимательно посмотрела видео этого эпизода, который произошёл на 64-й минуте. Когда рефери подал сигнал об остановке игры, Эвра и Суарес находились рядом и бежали, рассчитывая выиграть поданный с углового мяч. Судья подозвал их. Суарес что-то сказал Эвра и пошёл в сторону. Хорошо видна реакция Эвра на комментарий Суареса. Во-первых, на его лице что-то вроде удивления, во-вторых, глядя на рефери, Эвра показывает на Суареса сначала указательным пальцем, а потом и большим. Эвра идёт к рефери и что-то говорит, показывая на Суареса.

103. По свидетельству Эвра, когда он шёл к рефери, он говорил «Реф, реф, он только что назвал меня ёбаным чёрным». Он сказал, что не знал, услышал ли судья его комментарий. Рефери ответил что-то вроде «Успокойся, Патрис, игра отличная, хватит толкаться с Суаресом, игра идёт хорошо».

104. По свидетельству Суареса, одновременно с тем, как прозвучал свисток, Эвра сказал ему «Не прикасайся ко мне, южноамериканец» [интересно, что комиссия приводит только перевод этой фразы, но не оригинал]. Суарес решил, что это из-за того, что он дотронулся до его руки на линии ворот секундами ранее. Суарес сказал, что он повернулся к Эвра и спросил «Por que, negro?» [а эту фразу комиссия наоборот приводит без перевода]. Он сказал, что использовал слово «negro» в этот момент так же, как во времена, когда рос в Уругвае, что является дружелюбной формой обращения к людям с чёрной или коричневой кожей или просто тёмноволосым. Он сказал, что использовал его так же, как при обращении к Глену Джонсону, своему партнёру по «Ливерпулю». Он сказал, что слово «negro» не было использовано в качестве оскорбления или оскорбления по расовому признаку. Это была сделано как попытка примирения. [Судя по Обоснованию комиссии, в показаниях Эвра вообще не было обмена репликами в этот момент]

105. Марринеру показали видеозапись этого эпизода на слушаниях. Он не видел его раньше. Он согласился, что Эвра что-то говорил, направляясь к нему. Марринер сказал, что не помнит, что ему сказал Эвра. Он объяснил, что хотел взять контроль над ситуацией, что игра шла без помех до того момента, и не было конфронтации между игроками, и он хотел донести это до футболистов. Он сказал, что сообщил игрокам, чтобы они успокоились. Поэтому он не придал значения тому, что ему сказали.

106. Комиссия сочла слова Марринера правдивыми и достоверными. Он контролировал ситуацию, что выразилось в том, что игроки послушались того, что он сказал, и ничего не сказали в ответ. Тот факт, что Марринер не слышал слов Эвра, не противоречат свидетельству Эвра о том, что он шёл в направлении судьи со словами «Реф, реф, он только что назвал меня ёбаным чёрным».

Это видео, к сожалению, вставить нельзя, поэтому ссылка: http://watchhighlightsonline.blogspot.com/2011/10/video-evra-vs-suarez-patrice-evra.html

Суарес прикладывает руку к голове Эвра

107. После того, как с ними поговорил судья, Эвра и Суарес направились к воротам. Они шли рядом. Суарес вытянул левую руку и приложил её к затылку Эвра. Эвра тотчас с силой оттолкнул руку Суареса. Рефери снова подозвал их и заговорил. Сначала он говорил Суаресу. Он прижал руки Суареса к бокам и поговорил с ним. Затем он коротко поговорил с Эвра. Эвра сказал что-то Суаресу, когда они отошли от судьи. Видно, что Суарес ответил ему.

108. По словам Эвра, вот, что там произошло. Когда они с Суаресом шли от рефери, Суарес приложил руку к его голове. Эвра оттолкнул его руку, так как не хотел, чтобы Суарес прикасался к нему. Рефери, видимо, это увидел, потому что он подозвал их и сказал успокоиться. Рефери сказал Суаресу не трогать Эвра, потому что Эвра не хочет, чтобы его трогали. Когда они шли прочь, Суарес, по словам Эвра, что-то сказал ему, но он не помнит ни этой фразы, ни того, что он сказал Суаресу. [Эвра ничего не рассказывает о том, что сказал Марринер в первый раз.]

109. По словам Суареса, дело было так. Судья подозвал их первый раз. Суарес не понял, что именно сказал рефери, но у него сложилось впечатление, что они должны извиниться друг перед другом и продолжить игру. Когда они шли обратно, Суарес последовал его совету и потрепал Эвра по затылку. По словам Суареса, «это был дружелюбный жест, сделанный для примирения», но Эвра ответил недовольством и довольно грубо оттолкнул его руку. Тогда рефери подозвал их снова, поговорил с ними, и, по мнению Суареса, дал тот же совет продолжать игру. В оставшееся время между Эврой и Суаресом не было разговоров. Комиссия заметила, что Суарес не упомянул обмена репликами с Эвра, когда они шли обратно. [Комиссия замечает, что Суарес вообще не упомянул о последнем обмене репликами, но интересно, что Эвра помнит сам факт беседы, но не помнит, о чём они говорили с Суаресом, хотя всё остальное помнит во всех подробностях]

110. В своём письменном свидетельстве Суарес говорит, ссылаясь на этот инцидент (параграф 35):
«Мне кажется, что ПЭ не понял то, как я использовал слово negro. Как я говорил, оно было использовано в примирительном и дружелюбном ключе в том контексте, в котором я использовал его в течение всей своей жизни, как я указал ранее в своём заявлении».

Судья показывает Эвра жёлтую карточку

111. Розыгрыш углового закончился ничем ­— мяч ушёл за лицевую и был назначен удар от ворот МЮ. Пока игроки шли от ворот, Эвра и Кёйт обменялись репликами. Рефери подозвал Эвра и показал ему жёлтую карточку. Гиггз поговорил с судьёй о предупреждении и затем сказал что-то Эвра.

112. Согласно свидетельству Марринера, на 65-й минуте ему пришлось показать Эвра жёлтую карточку после того, как он увидел, как тот толкнул в грудь Кёйта после того, как они оказались рядом. Эвра был недоволен и упомянул, что его назвали «чёрным». Марринер не слышал, сказал ли Эвра, кто именно назвал его «чёрным», и не понял, о чём именно говорил Эвра, во время игры. Больше Эвра рефери ничего не сказал.

113. Эвра описал предупреждение так. Кёйт сказал, что ему стоит прекратить нырять, и Эвра оттолкнул его. Судья подозвал Эвра и показал ему жёлтую карточку. Эвра спросил, за что ему карточка, и Марринер ответил, что это за толчок в грудь Кёйта. Когда ему показывали карточку, Эвра вновь сказал, что его назвали чёрным [когда Комиссия пишет о свидетельстве Эвра, слово «чёрный» они почему-то в кавычки не берут, в отличие от свидетельства Марринера чуть выше]. Эвра добавил, что после того, как судья показал ему жёлтую карточку, рефери говорил с Райаном Гиггзом. Гиггз спросил затем у Эвра, в чём дело, и тот сказал ему, что его назвали чёрным. Гиггз сказал Эвра успокоиться, чтобы его не удалили.

114. Гиггз давал показания перед комиссией. Он сказал, что был довольно близко от арбитра и, когда тот показал Эвра жёлтую карточку, Гиггз подошёл к судье и спросил, за что его наказали. Рефери сказал Гиггзу «Просто успокой Патриса». Затем Гиггз направился к Эвра. Гиггзу показалось очевидным, что Эвра возмущён. Он сказал, что Эвра был не похож на самого себя и его можно было назвать «побагровевшим». Гиггз спросил Эвра «Что случилось?», Эвра ответил: «Он назвал меня чёрным». Гиггз решил, что Эвра говорит о Кёйте, так как он только что получил жёлтую карточку из-за столкновения с Кёйтом. Гиггз спросил Эвра: «Реф слышал это?», на что Эвра ответил: «Я так не думаю». После этого Гиггз сказал Эвра успокоиться, чтобы его не удалили.

115. Версия Кёйта, по словам комиссии, несколько отличается от версий Марринера, Эвра и Гиггза. По его словам, после удара от ворот он был рядом с Эвра и сказал ему: «Да ладно, проехали, просто играй дальше» и дотронулся до руки Эвра. По словам Кёйта, Эвра ответил агрессией, с силой оттолкнув его руку. Рефери видел этот эпизод, подозвал Эвра и показал ему жёлтую карточку. Кёйт сказал, что он был близко к Эвра и рефери в тот момент. Он сказал, что «абсолютно уверен», что слышал, как Эвра сказал, что рефери показал ему карточку только потому, что он чёрный.

116. Комиссия сочла свидетельства Марринера достоверными и правдивыми. Он вспомнил, как Эвра говорил ему о том, что его назвали чёрным. Это совпадает со свидетельством Эвра о том, что он говорил судье в этот момент, а также со свидетельством Гиггза о том, что ему сразу после этого сказал Эвра. На основании этого комиссия отклонила свидетельство Кёйта о том, что Эвра сказал, что рефери показал ему карточку только потому, что он чёрный, как бы ни был Кёйт уверен в том, что слышал это. Более того, по мнению комиссии, в тех обстоятельствах для Эвра не имело смысла говорить о том, что ему дали жёлтую карточку за толчок Кёйта потому, что он чёрный. Как считает комиссия, Эвра к тому моменту был встревожен тем, что его назвали чёрным (учитывая то, что по крайней мере, Суарес признал, что к тому моменту назвал Эвра словом negro).


Как видно из вышеприведённого текста, как таковых фактов у комиссии как не было, так и нет. Все слова и действия, в которых показания свидетелей и сторон сходятся, не могут служить доказательством того, что Суарес использовал оскорбления на расовой почве в адрес Эвра.

Слова Эвра о том, что Суарес пять раз (а было, помнится, «как минимум, десять»...) использовал в его адрес слово negro в оскорбительном смысле, доказать невозможно, поскольку никто кроме самого Эвра этого не слышал. Во всяком случае, Суарес утверждает, что говорил что-то другое.

Единственный раз, когда Суарес использовал слово negro в адрес Эвра, по его собственному признанию, это было ответом на реплику Эвра. Причём, пусть комиссия и не пишет об этом, судя по тому, что я читал в этих ваших энтернетах, слово, использованное французом, было никак не менее оскорбительным и расистским, чем negro. Другое дело, что сам Эвра факт того, что произнёс его, не подтвердил...

Зато подтвердил то, что начал самый первый обмен репликами с Суаресом с прямого оскорбления. К чести Суареса, уругваец утверждает, что не слышал этого, хотя он вполне мог бы использовать сказанное Эвра в качестве аргумента для своей защиты.

Я не хочу выставить Суареса невиновным любой ценой, но мне кажется совершенно очевидным, что когда комиссия располагает приведёнными выше данными и свидетельствами, делать выводы о том, что именно произошло в штрафной МЮ между 63 и 65 минутами матча, невозможно, каким бы возмущённым ни был Патрис Эвра, потому что прямых свидетельств кроме слов самого Эвра нет. Ни одного. Возможно, Суарес что-то сказал, а, возможно, и нет. Без реальных доказательств утверждения Эвра не стоят ни гроша.

Я вполне допускаю, что он был искренне возмущён и зол, но при этом в то же самое время допускаю, что ничего «криминального» Суарес ему не сказал. Судя по тому, что говорил сам Эвра, испанский, на котором он беседовал с Суаресом, он знает недостаточно хорошо. Иначе бы он не начал разговор с той фразы, с которой он решил начать, иначе бы он не услышал слово «ниггер» там, где его нет. Он же сам признаётся, что позднее изменил своё мнение и понял, что слово negro означало «чёрный», а не «ниггер». Если он не знал подобных прописных истин раньше, можно ли его считать достаточно хорошо говорящим по-испански, чтобы чётко понимать, что ему сказал на родном для себя уругвайском испанском Суарес? Так может Эвра просто услышал то, что хотел услышать? Если учесть его предыдущие скандалы на почве расизма, в это довольно легко поверить.

Располагая той же информацией, что и Независимая комиссия, мы можем строить свои версии произошедшего, но они будут так же лишены доказательств, как и та версия событий, которая в итоге предложена нам Независимой регуляционной комиссией, решившей, что Суарес виновен на основании... на основании... чего?

Смотрите также:

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)