Дорога в Стамбул | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Дорога в Стамбул

5
Фото к записи в блоге пользователя mertzan (c)

Как же много для болельщика «Ливерпуля» слилось в одном слове - Стамбул. Не важно, видели вы то, что произошло 25 мая 2005 года на стыке Европы с Азией вживую или знакомы с тем финалом Лиги чемпионов по роликам с youtube... Эти события золотыми буквами вписаны в историю футбола, да и вообще в мировую историю. Сегодня я предлагаю вам прочитать отрывок биографии Стивена Джеррарда, где он вспоминает долгий и тернистый путь к тому финалу.

Я ждал ту жеребьевку с улыбкой на лице. Мы вновь вошли в элиту европейского футбола - подать их всех сюда! Группа А оказалась совсем не простой: три сильные команды, достойные уважения. В распоряжении «Монако» была сильная пара нападающих - Хавьер Савиола и Эмануэль Адебайор. За «Олимпиакос» выступали Ривальдо и Джиованни. А еще был «Депортиво» из Ля Коруньи, где зажигали Хуан Валерон и Диего Тристан. Мы продирались сквозь групповой этап, одержав лишь две победы - с французами дома и испанцами на выезде, плюс, с последними на «Энфилде» скатали ничью. Ничего феерического. Нас по-прежнему не воспринимали всерьез.

Последний матч группы А против греков мы играли дома 8-го декабря - и это уже был матч на вылет. Нужно было победить либо 1:0, либо с иным счетом - но с преимуществом в два мяча. «Энфилд» отлично подготовился, атмосфера была потрясающей. Наши болельщики болеют не только голосами, но и сердцем: даже когда любые другие фанаты сдаются, наши всегда продолжают верить. Мы готовились к сражению в раздевалке, а Коп понимал, что нам нельзя совершать ошибок. «Нельзя пропускать, - говорил я Карре, - Стоит только пропустить гол, и сложность задачи вырастет в разы». Лига чемпионов - сложный турнир, и один-то мяч непросто забить, что уж говорить о трех. Обычно вернуться в игру после пропущенного мяча очень сложно. Но «Ливерпуль» в тот год играл вопреки любой логике.

Как назло, Ривальдо открыл счет, сделав нашу миссию практически невыполнимой. С виду бразилец не представлял особенной угрозы, ведь он тогда был уже лишь тенью самого себя. Это был не тот Ривальдо, за которым я не мог угнаться три года назад, когда его «Барселона» раскатала нас 3:1 на «Энфилде». Тогда он был угрозой, но теперь он все меньше получал мяч, в его игре был заметен недостаток игровой мотивации. И шанс забить у него был минимальный. Но ривальдин удар со штрафного прошил нашу стенку насквозь и угодил прямо в центр ворот. Голкипер Крис Киркленд всплеснул руками, мол, стенка развалилась. Чушь, я стоял в этой стенке, и если мяч идет по центру ворот, вратарь должен его брать, не так ли? Меня накрыла волна разочарования, и я тут же схлопотал тупую желтую карточку за откидку мяча. Етитский клещ, теперь я пропущу следующую игру! Тупая карточка и тупой гол. Я здорово разозлился на Кирки, и даже накричал на него – «Твой косяк!» Потом я успокоился и сказал себе: «Нужно собраться, если мы хотим все изменить». Разумеется, винить в чем-то нашего вратаря было бессмысленно. «Проехали, Кирки, - извинился я, - Теперь надо отыгрываться».

В том европейском сезоне «Ливерпуль» вытащил немало невероятных матчей, и то был один из них. Проблемы первого тайма позволили нам переосмыслить игру в перерыве и дали возможность тренеру все изменить. Как раз после нашей перепалки с Кирки в дело вступил Бенитес. Он озвучил все, что нужно изменить, ориентируя нас на атаку. Его советы в перерыве всегда просты и понятны: «Старайтесь не допускать ошибок сзади, нужно сделать рывок. У нас есть сорок пять минут, чтобы остаться в Европе. Вперед, покажите фанатам, что вы этого хотите. «Олимпиакос» не тот соперник, чтобы пасовать перед ним. У нас обязательно будут шансы. Если мы больше не пропустим, то сможем отыграться».

Замены Бенитеса перевернули игру - эта магическая способность нашего тренера всегда была его сильной стороной. «Флоран вместо Джими», - скомандовал он. Играть в три защитника - смело! Игра Понголя сразу дала результат: после перерыва он незамедлительно замкнул пас Кьюэлла, и все оставшееся время терроризировал греков, постоянно угрожая воротам и освобождая пространство для нас. Понголь прекрасно выходит на замены. С момента своего появления в клубе он не блистал, но если выпустить его на замену, то он может быть весьма эффективным. Его энергия и скорость заставляют соперника капитулировать.

Гол Поньоля все изменил, ведь после мяча Ривальдо весь стадион погрустнел. Часть «Энфилда» решила, что наша песенка спета, но Поньоль вернул всем надежду. Болельщики гнали нас вперед, заходясь криками при каждом касании мяча, при каждом остром моменте. Все, кто был тогда на стадионе, создали неповторимую атмосферу, едва ли не лучшую со времен матча с «Сент-Этьеном» в 1977-м. Коп нас поддерживал, и мы насели на «Олимпиакос». Правда, греки держались на славу. Но за двенадцать минут до конца Бенитес сделал очередной ход конем: он заменил Милана Бароша на Нила Меллора и велел обстреливать ворота соперника. Как и Понголь, Меллор немедленно внес свой вклад: он давил на защиту, внося хаос в греческие ряды. За три минуты он сумел сделать счет 2:1, подкараулив отскок с близкого расстояния. Да, Меллор не супер-бомбардир, но голы он умел забивать, он забил кучу голов за резервы. В итоге - две замены и два гола! Вспоминая тот сезон, я восхищаюсь вкладом Понголя и Меллора в том матче против греков. Они выложились по-полной, взвинтив темп матча. «Олимпиакос» не мог за нами угнаться.

В случае выхода в плей-офф я бы пропускал первый матч, но я должен был вывести туда команду. Я не мог подвести всех. Поднажать, отбирать мяч, биться! Не сдаваться ни за что! Великие игроки никогда опускают руки, например, Михаэль Баллак в полуфинале чемпионата мира 2002 или Рой Кин в полуфинале Лиги чемпионов 1999. И Газза тоже не сдавался в Италии в 1990-м. Биться за команду!

«Энфилд» сходил с ума. После удара Меллора у нас было девять минут для того, чтобы забить заветный гол, который сохранил бы нас в Лиге. Один гол. Один шанс. Один удар. Я косил глазом на электронное табло - время потихоньку таяло. Мы уже все перепробовали: били со всех дистанций, навешивали, использовали стандарты, но «Олимпиакос» был непробиваем. Минуты перетекали в секунды. Ну вот, сейчас или никогда! Характер «Ливерпуля» вышел на первый план. Шаби выцарапывал для нас мяч, Карра подключался к атакам и неожиданно навесил на Меллора. «Скинь мне, мне!» - закричал я что было сил. Слышал ли он меня? Видел ли, что я почти в идеальной позиции? Наверное, да - и он сбросил мячик мне прямо под удар.

Между мной и славой было двадцать метров. Вокруг все замерло, слившись в мутную завесу, передо мной остался только мяч. Все мои чувства замкнулись на этом мяче, который скакал прямо передо мной. В глубине подсознания я слышал голос Стива Хайуэя и парней из академии: смотри на мяч, распредели вес тела, приложись как следует. Озадачь вратаря. Бабах! Мяч оторвался от моей правой ноги и полетел прямиком в ворота. Было слышно, как весь Коп перестал дышать, на доли секунды тишина захватила стадион, и в этой тишине мяч со свистом влетел в сетку. Гол! И тут же тысячи людей разразились криками! Гол! Мы проходим!

Мое тело наполнилось безудержным весельем, и я метнулся к Копу, неистово празднуя забитый гол. «К черту судью, - промелькнуло в голове, - я хочу в толпу!» Я видел перекошенные от эмоций лица болельщиков «Ливерпуля» и думал: «Да, я с вами, я один из вас, и мы вместе». Я чувствовал, как сзади на меня насели мои одноклубники, а спереди руки фанатов хватали меня за все, что можно. Дикое празднование гола могло привезти меня ко второй желтой карточке, правила для всех одинаковые. Да и хрен бы с ним! Эти правила написаны безжизненными чернилами бюрократов, которые не знакомы с экстазом после забитого мяча. Спасибо судье, Мехуто Гонсалесу, он оценил важность гола и не обратил внимания на мои безумства. Но меня и не волновала возможность быть удаленным, следующий матч я и так пропускал.

Мне часто припоминают тот гол, ведь миллионы людей видели его по телику. Это был отличный удар, и я горжусь тем, как его исполнил. Но знаменитым его сделал еще и крик комментатора Энди Грея по SKY, когда он в экстазе заорал: «ДАААА, КРАСАВЧИК!!!!111» Энди сделал тот гол особенным. Если вы хотите услышать годный комментарий к смачным голам - обращайтесь к Энди Грею и Мартину Тайлеру на SKY или к Клайву Тайдсли на ITV. Энди не мог пропустить тот мой удар, даже будучи экс-игроком и болельщиком «Эвертона». Во многих своих репортажах с матчей «Ливерпуля» он не очень-то нас жаловал - что ж, все честно, он ведь «синий». Но в игре с «Олимпиакосом» он дал джазу. И «Ливерпуль» это заслужил. Замены Бенитеса перевернули игру, и мы здорово сыграли во втором тайме. После того «камбэка» мы поняли, что нет ничего невозможного.

Я оглядел раздевалку после матча и увидел глаза парней, полные решимости. Атмосфера была потрясающей, все смеялись, обнимались, пели. Когда рядом был Бенитес, мы совсем-то уж не сходили с ума, но мы праздновали! Наши с Каррой взгляды пересеклись, когда Док Уоллер оказался неподалеку от ванны со льдом. «Давай!» - шепнул я. «Угу», - понял меня Карра, мы схватили Дока и окунули его в ванну!

Пройдя взлеты и падения, «Ливерпуль» оказался в плей-офф, где ошибаться уже было нельзя. Жеребьевка отписала нам в соперники леверкузенский «Байер», которому в группе удалось обойти мадридский «Реал». За пределами «Энфилда» все считали немцев фаворитами. Первый матч 22 февраля 2005 я был вынужден пропускать и смотрел его вместе со Струаном с трибун нашего стадиона. Было нелегко: нашим воротам постоянно угрожал Димитар Бербатов, болгарский нападающий, которого многие сватали к нам [но он перешел в «Тоттенхэм»]. Он был хорош, но у ребят все было под контролем, пока при счете 3:0 Ежи Дудек не ошибся и не выронил мяч из рук в одном эпизоде. Франка забил нам, и неожиданно у леверкузенцев появился весомый аргумент - гол на чужом поле. «Надеюсь, это нам не аукнется», - сказал я тогда Струану на выходе с трибун.

На своем «БайАрена» наш соперник ранее раскатал «Реал» 3:0, и я знал, что они вполне способны повторить такую штуку и с нами. Нужно было спокойно отстоять преимущество и использовать свои шансы, что мы и сделали, уверенно победив с тем же счетом - 3:1.

На жеребьевку четвертьфиналов я приехал в гости к маме с моим другом Гратти. Гратти - Пол Макграттан - актер, всегда мечтал стать вторым Аль Пачино! Когда мы устроились на диване, пришла смс от Карры: «Кого хочешь в соперники?» Я показал Гратти эту смс и сказал: «Лучше не буду отвечать, кого бы я не написал, по-моему все равно не выйдет». И ничего не ответил Карре. Наш соперник определился одним из первых – «Ювентус». «Вот блин!» - я повернулся к Гратти и поморщился. Мы оба знали, как хороши были итальянцы, и они были последними, с кем хотелось встречаться. «Юве» славился своей оборонительной тактикой: в воротах прекрасный вратарь Джанлуиджи Буффон, в защите - такие мастера как Лилиан Тюрам и Фабио Каннаваро. Крепкий орешек, чего уж там. Да и в атаке у них было все в порядке: Павел Недвед, Алессандро дель Пьеро, Златан Ибрагимович... Она выжигали в Серии-А, а «Ливерпуль» был даже не на первых ролях в Премьер-лиге.

УЕФА устроила нам весьма эмоциональный турнирный путь, дело в том, что «Ливерпуль» не встречался с «Ювентусом» со времен финала Кубка чемпионов 1985 года, когда в результате несчастного случая, спровоцировангого болельщиками, на стадионе «Эйзель» погибло тридцать девять человек. Все подробности той катастрофы не сходили с экранов ТВ, об этом успели поговорить все. Никому в «Ливерпуле» не пришлось напоминать, насколько важным должен был быть этот матч. Мы с Каррой знали все о том проишествии на «Эйзеле», а еще знали, что все болельщики «Ливерпуля» должным образом отнесутся к визиту «Юве» на «Энфилд» 5-го апреля. В тот вечер фанаты выложили на Копе мозаику с текстом «В память и во имя дружбы» на итальянском. Мишель Платини и Иан Раш отсалютовали болельщикам туринцев. Поведение наших трибун растрогало меня тогда.

Память «Эйзеля» была почтена, но впереди был матч. Бенитес заставил нас пересмотреть множество кассет с играми «Ювентуса», и повторял: «Они любят изменять темп игры, замедляя его, когда требуется. Все их игроки хорошо управляются с мячом, поэтому им нельзя отдавать контроль над ним. Захотят снизить скорости - мы должны взвинтить их. Не давайте им вздохнуть, прессингуйте, пусть чувствуют себя не в своей тарелке. Играйте на высоких скоростях - это им точно не понравится».

Мы принялись незамедлительно выполнять этот план, и я «повис» на центральном полузащитнике туринцев Эмерсоне. «Ювентус» действительно не сразу разобрался, что к чему, и через двадцать пять минут счет уже был 2:0 в нашу пользу - забили Сами [Хююпия] и Луис Гарсия. Гарсии асистировал Энтони Ле Таллек, неожиданно вышедший в основном составе. Он неплохой парень, на которого возлагались некоторые надежды, но Бенитес редко выпускал его на поле. Но тогда тренер угадал на все сто, и Ле Таллек доставил туринцам немало проблем. Скотти Карсон, наш вратарь, чудом отразил чумовой удар дель Пьеро. Уходя на перерыв, я взглянул на лица игроков «Юве»: они были в шоке. Они ожидали легкий ветерок сопротивления, но на «Энфилде» буйствовал настоящий ураган. Мы были уверены в себе, но не допускали недооценки итальянцев. Бенитес предупредил нас: «Они оправятся и возьмутся за вас» - и оказался прав. Каннаваро отыграл один гол, и стало ясно, но через неделю в Турине нам будет очень и очень сложно.

Нам, но не мне. Потянув бедро, я остался дома и смотрел матч с друзьями и пивом в Кросби по ТВ. Ну, как смотрел... Каждый раз, когда «Ювентус» пробирался на нашу половину поля, я уходил и на нервах торчал на кухне, пока товарищи не кричали мне: «Все, Стиви, пронесло!» Они играли на моих нервах! Я страшно хотел, чтобы «Ливерпуль» прошел дальше, и был невероятно счастлив видеть одноклубников, празднующих безголевую ничью в Турине. Они справились!

Мне не терпелось вернуться к тренировкам: уже на следующий день я примчался в Мелвуд, где увидел всех с улыбками на лицах. Бенитес, как всегда, не придавал значения текущим успехам, но парни гордились тем, что уделали итальянцев. Да будет так.
Все разговоры сводились к предстоящему матчу с «Челси», вся Англия бурлила предвкушением английского полуфинала Лиги чемпионов. Газеты и телевидение трубили только об этом. Мы потеряли интерес к Премьер-лиге, ночью нам снилась победа над Фрэнком Лэмпардом, Джоном Терри и Жозе Моуриньо. И выход в финал. Тем более, что за «Челси» был должок: они дважды обыграли нас в чемпионате, а также в финале Кубка лиги в феврале, когда я забил в свои ворота. Нас с парнями распирала жажда мести, и случай был подходящий.

Вся команда веселилась на пути в Лондон в конце апреля. «Хорошо, что первый матч на выезде, - разглагольствовали мы с Каррой. - Съездим к ним, сыграем предельно собранно, увезем ничью и отделаем их на «Энфилде». В том сезоне у нас не очень-то получалось хорошо играть на выезде. А у меня неожиданно появилась проблема: воспалилась десна. Только этого не хватало. Как раз накануне матча у меня разболелось пол лица и есть было совершенно невозможно. «Док, мне пипец как больно!» - пожаловался я Уоллеру.

«Продержись до завтра, и после матча мы сразу же поедем к стоматологу», - обещал мне Док и дал пару таблеток. Я вернулся в свой номер и принялся поглощать парацетамол, болеутоляющие и антибиотики в промышленных масштабах. Спать я не мог, боль все усиливалась. Мне казалось, что внутри меня поселился чужой, и я очень хотел замочить его. Пришлось опять идти к доктору.
«Все, я не могу больше терпеть».

Док дал мне самые убойные таблетки: «Посиди пару часов, а там посмотрим».

Я последовал его совету, но лучше не стало. Боль была дикой, а челюсть готова была взорваться. Мы посоветовались с Бенитесом, и он велел срочно найти дантиста. Уже через нас я сидел в кресле у круглосуточного врача, а из моего рта торчали его инструменты. Я смотрел поверх них на доктора и хотел спросить его: «А не за «Челси» ли вы болеете, дружище?» Тогда он мог сделать что угодно с капитаном «Ливерпуля»! Он мог превратить меня в желе на ближайшие сутки. Когда он схватил бормашинку, в моей голове билось: «Пожалуйста, не будь фанатом «Челси»! К счастью, парень был профи и законопатил меня по высшему классу. Он снял воспаление, залатал десну и отправил меня, здорового, на «Стэмфорд Бридж». От страха перед болью я на всякий случай наглотался обезбаливающих перед игрой.

Что до матча, то он был непростым, и мы были довольны нулевой ничьей. Единственным разочарованием того вечера стала желтая карточка для Шаби Алонсо, показанная за мнимый фол на Эйдуре Гудьонсене. Из-за нее Шаби пролетал мимо ответного матча на «Энфилде». Мы жутко злились, ведь Гудьонсен обманул рефери, Алана Сарса - это был чистый «нырок». Век воли не видать!
«Я его не касался», - говорил Шаби в раздевалке. «Не переживай, - отвечал ему я. - Прорвемся. Мы отлупим «Челси» и отлупим Гудьонсена за тебя. И будем ждать тебя в финале».

Но Шаби был реально расстроен. Он всегда отдается игре, и симуляция Гудьонсена неприятно удивила его, как и всех нас. Шаби - важнейший для «Ливерпуля» игрок, и в таких матчах все хотят видеть классных игроков. Позже мы прочитали в газетах, как Гудьонсен признался, что он прекрасно знал, что Алонсо «висел» на карточках. Это здорово нас разозлило. «Челси» ждал «теплый» прием на «Энфилде».

Пресса тоже поддерживала накал страстей, с удовольствием подливая масла в огонь. Бенитес заявил, что я буду ключевым фактором в игре «Ливерпуля». Главный тренер сгущает давление на капитана команды? Спасибо большое! Босс думал, что поможет моему настрою, обозвав меня ключевым, но, лучше бы он вообще обо мне не говорил! Мне не нужна дополнительная мотивация, особенно в Лиге чемпионов, особенно на матч с «Челси» в полуфинале. Всех, кому в таких случаях нужна дополнительная мотивация, нужно отправить на пенсию. Бенитес знал о моем запале и сказал прессе: «В глазах Стивена я вижу полную готовность». Как же иначе? Я с нетерпением ждал шанса поднять «Ливерпуль» на его законное место - на вершину, шанса поднять над головой Кубок европейских чемпионов. Одна только мысль о том, что мы можем остановиться в шаге от финала в Стамбуле и позволить «Челси» выиграть этот турнир, вымораживала меня. Вряд ли в мире был человек, который хотел выиграть более, чем я. Никто не мог тогда встать между мной и финалом: ни Лэмпс, ни Джей-Ти, ни Макелеле, ни, тем более, этот обманщик Гудьонсен. Я не мог дождаться момента, когда вырвусь на поле, чтобы противостоять «синим».

«Челси» не преминули притащить на «Энфилд» изрядную толику высокомерия тогда, 3-го мая, и Бенитес блестяще этим воспользовался. «Наши соперники думают, что они уже выиграли. Идите и покажите им, как они ошибаются. И помните о Шаби». До нас дошли слухи, что «пенсионеры» заказали вечеринку в клубе «Москито» - видимо, отметить победу в матче. Они были уверены в успехе еще задолго до стартового свистка.

Лондонцам пришлось играть не только против одиннадцати футболистов «Ливерпуля»: на нашей стороне были более сорока тысяч скаузеров, обрушивших на «Челси» мощную эмоциональную волну. Болельщики срывали голоса как никогда, ведь они знали, что у нас есть отличные шансы на финал. Они до смерти хотели этой победы. Наши фанаты пережили многое за двадцать один год с последней победы в главном европейском турнире: испытание дисквалификацией после «Эйзеля», разочарование зрелищем Кубка в руках игроков МЮ... Болельщики «Ливерпуля» соскучились по Европе. Победить в турнире может любой, но только «Ливерпуль» доминировал на континенте: когда я смотрю на Коп, его баннеры напоминают мне о наших прошлых успехах в этом турнире. Кубок европейских чемпионов всегда будет снится каждому «красному», я видел мысли о нем в глазах каждого нашего фаната в тот вечер. «Подарите нам мечту» - развевался один из баннеров. Об этом пели песни. Выведи нас в финал, Стиви. Туда, где мы и должны быть.

Ребята с Копа также очень хотели напомнить Роману Абрамовичу, что не в деньгах счастье. Они видели этот матч как противостояние деньжищ с историей. Клуб миллиардера против клуба людей. Как всегда, Моуриньо начал отпускать разные комментарии до игры. А Матейя Кежман вообще заявил: «Я играл на «Энфилде» под Новый год и не заметил там особенных фанатов». Погоди, дружок, все впереди. Когда он вышел на поле, он испытал шок: наши болельщики дали просраться и ему, и остальным «пенсионерам». А потому что надо уважать других.

Такой атмосферы я никогда не чувствовал. Нечто похожее было на «Селтик Парке», но не настолько крутое. На предматчевой разминке я не мог поверить своим глазам и ушам: «Энфилд» был уже заполнен на две трети. Обычно, когда мы разминаемся, на трибунах почти никого нет - но не в тот день. Болельщикам не терпелось увидеть надранную задницу «Челси» и поддержать нас, поэтому они покинули пабы и заполнили стадион до отказа. И весь стадион пел. Я разминал мышцы, а Коп завораживал меня: фанаты распевали имена наших игроков, а потом покрывали позором футболистов «Челси». «Лэмпард чмо!» - слышалось с трибун. Наша поддержка не давала покоя сопернику, и мы чувствовали уверенность. «Мы не можем их подвести, - сказал я тогда Карре, - И не подведем».

Мы вернулись в раздевалку за последними инструкциями Бенитеса и чтобы нарядиться в игровую форму. По дороге все только и говорили о наших потрясающих фанатах. «Хочу туда, к ним», - признался я. Все-таки играть дома, где все за тебя горой - это нечто особенное.

Видя игроков «Челси» в туннеле я понимал, что на некоторых крутых парнях типа Лэмпарда и Терри «теплый» прием стадиона никак не отразится. Парни, что поиграли в сборных - тертые калачи - с давлением справятся. А вот как отреагируют их одноклубники из числа щеглов? Посыплются? Заскромничают? Каждому игроку «пенсии» в тот вечер предлагалось выслушать о себе с трибун немало прекрасного. Как только Гудьонсен получал мяч, раздавался такой свист, что уши закладывало. Как только игрок «Челси» терял мяч, то слышал такие поздравления, каких не было ни на одном его дне рождения. Когда я или Карра крошили соперника, раздавался одобрительный гул. Коп приветствовал каждое касание, каждый пас. Шум толпы действовал на меня как хороший укол адреналина, я был заведен до чертиков - как и каждый, кто был в красной футболке. Мы сминали «Челси», разрушая все их попытки соорудить что-либо - мы летали по полю.

Поэтому мы и смогли забить быстрый гол - за первые четыре минуты! Когда Риисе обвел Лэмпса, мы с Миланом [Барошем] рванули вперед, руководствуясь инстинктом. Я чуть задержался, чтобы создать пространство для маневра, а мяч, посланный Риисе, уже подлетал. Краем глаза я увидел бегущего Милана, и возможность пропихнуть ему мячик. Передо мной маячил Терри, и я переправил мяч Милану одним касанием, выводя его один на один. Барош успел подработать мяч кончиком бутсы, но тут в него смачно влетел вратать, Петер Чех, и уложил на газон. Я уже кричал: «Пенальти!» Чеха надо удалять! Железобетонный одиннадцатиметровый!

Дальше все случилось в доли секунды: как только Милан шлепнулся навзничь, откуда-то, как черт из табакерки, выскочил Гарсия и просунул мяч в ворота. Вильям Галлас выпихнул мячик обратно, будто бы ничего и не было, а что судья? Гол засчитан? Любош Михель утвердительно свистнул и показал на центр - один-ноль! Мы рванули к трибунам, празднуя гол, а «Энфилд» зашелся в экстазе. Игроки и болельщики «Челси» заметно приуныли. «Мяч не пересек линию!» - кричали они Михелю. Пересек или нет - я вам этого сказать не могу, до сих пор я не знаю этого наверняка. Словацкий судья засчитал гол, возможно, он сделал это из-за бурной реакции наших игроков и болельщиков - все фанаты радостно бушевали, и это могло убедить Михела, что Гарсия забил. «Пенсионеры» ныли как могли. Моуриньо, кстати, до сих пор ноет. А я смеюсь над ним. Все претензии «Челси» смешны - даже, если бы гол не засчитали, это был бы пенальти и удаление Чеха. Как бы матч сложился тогда? Всем известно, насколько важен Чех для «Челси»: без него, в меньшинстве, возможно, проигрывая 0:1 - чего бы они добились? «Ливерпуль» мог бы выиграть, например, 4:0, так что «пенсия» легко отделалась. Поэтому, лучше бы им молчать. Кого интересует нытье о том, что было бы... Судья так решил - и все тут.

Я отошел на нашу половину поля и принялся настраивать парней: «Дорожим мячом, просто так не выбиваем. Просчитывайте каждый подкат, каждый пас». Я знал, что «Челси» не подарит нам эту победу, Лэмпс и Джей Ти никогда не выкинут белый флаг. Моуриньо усиленно орал на своих, бегая у скамейки - им всем было обидно, и их кровь кипела в жилах. Вскоре нас осадили, заперев в обороне: игроки соперника были везде, будто их на поле вышло тринадцать или четырнадцать человек. Я и вздохнуть не мог, так как пауз в матче не было: слева летал Арьен Роббен, большой Роберт Хут подключался к атакам, и вообще, «Челси» тогда считались лучшей физически готовой командой мира. Они бомбардировали нас навесами.

Мы спаслись благодаря одному человеку - Джейми Каррагеру. Я смотрел на него и видел супермена, который не даст проскочить мимо никому. Он был готов отдать последние капли пота и крови за то, чтобы дать нам дорогу в Стамбул. Карра - знаток истории, он знает, что значат для «Ливерпуля» финалы еврокубков. Он сделал все, чтобы остановить «Челси»: летел в подкаты, отбирал мяч, выносил его. Если на «Стэмфорд Бридж» он был героем, но на «Энфилде» - просто титаном. Перед игрой он сетовал: «Получу карточку - пропущу финал». Но он отыграл чисто, собственно, он был прекрасен на протяжении всего турнира. Неслучайно его хотел подписать миланский «Интер» - он успешно справился с лучшими нападающими мира. Он выключил Златана Ибрагимовича в матче с «Ювентусом», Дидье Дрогбу он также спрятал в карман. А когда вперед пошел этот куинбус-флестрин, Роберт Хут, Карра без труда нейтрализовал и его.

Я в нетерпении поглядывал на резервного судью - сколько же он добавит? Три минуты, максимум, четыре? Электронное табло взмыло вверх, и... ШЕСТЬ?? Шесть сраных минут! Какого хрена? Честно говоря, мне сразу захотелось угостить арбитра хорошим тумаком. Мы и так еле держались, как простоять еще шесть минут? Я посмотрел на Карру и увидел, что он тоже был в полном ахуе. Мы были под страшным давлением, и даже он начал сдавать. Говоря, языком бокса, мы уже болтались на канатах в попытке выстоять на ногах до гонга, не пропустив нокаутирующий удар. Держаться! Выносить мяч подальше! Найти хоть каплю сил, чтобы бежать. Боже, эти шесть минут растянулись на добрый час! «Челси» сверлил и долбил нас, и, собственно, они были близки к цели.

За пару секунд до конца мяч на краю нашей вратарской нашел неприкрытого Гудьонсена. Нет, только не он! Это был верный гол, ибо он бил по воротам с пары метров, оттуда не промахиваются. Конец всем мечтам. Я даже закрыл глаза в момент его удара, а потом услышал жуткий выдох всего «Энфилда»! Он промазал! Удар от ворот! Я с нескрываемой радостью поглядел на Карру, а он шепнул мне: «Мяч меня коснулся - я уже готовился к угловому».

И тут Михель трижды свистнул - все! «Мы в финале! - закричал я и оседлал Карру. - И мы его выиграем!» «Ливерпуль» заслужил поездку в Стамбул, именно мы были лучшей командой за все 180 минут против «Челси». Пардон, 186 минут. До сих пор не могу понять, откуда они взяли эти шесть минут.

Мы обменялись рукопожопиями с «английскими» лондонцами. Джей Ти сохранил достоинство и буркнул: «Удачи в Стамбуле». Сначала я не поверил в его искренность, но потом понял, что он и правда имел в виду именно то, что сказал. Джон классный парень. Я видел, как он разбит и опустошен, я знал, как они хотели попасть в финал. Если бы они прошли, я бы тоже болел за английскую команду в финале, но вот хотел бы я видеть Терри с Кубком чемпионов в руках - это вопрос.

В раздевалке воцарилось настоящее безумие! Все танцевали, обнимались, махали руками и кричали! Стамбул! Финал! Охуенно! «А теперь – праздновать», - провозгласил я. Мы все отправились в город, взяв жен и подружек, и оказались в отличном пабе «Жилая комната». Карра пел и танцевал, от наших празднований тряслись стены. Даже после тяжелого матча мы держались на ногах на кураже. Мы еще ничего не выиграли, лишь право сразиться в матче за Кубок чемпионов, но все зажигали так, будто мы уже выиграли его.

Лишь следующим утром я смог осознать, чего мы добились: «Ливерпуль» вернулся в финал Лиги чемпионов. Пришел Карра, и мы долго обсуждали все это, смотрели обзор игры на SKY, в том числе и те шесть добавленных минут. «Там по-любому был угловой!» - смеялся Карра, увидев тот самый удар Гудьонсена.

Тем вечером мы с Йоном Арне Риисе выбрались посмотреть второй полуфинал, где ПСВ из Эйндховена играл с «Миланом». «Надеюсь, в финал выйдет ПСВ, - сказал я Йону. - У нас больше шансов обыграть их, чем «Милан». В составе итальянцев была куча звездных игроков - Андрей Шевченко, Кака, Андреа Пирло. «Не очень-то хочется с ними связываться». По итогам двух матчей ПСВ выглядел неплохо, но «Милан» смог дожать их. Когда я садился в машину, чтобы ехать домой, я уже знал, что в Стамбуле нам придется чертовски непросто.

Продолжение следует...

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)