Нил Раддок. Адская Бритва | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Нил Раддок. Адская Бритва

2
Фотография Нила Раддока © Premierleague.com

Глядя на Нила Раддока сегодня, довольно трудно понять, как это он умудрился заслужить прозвище «Адская Бритва»... Да кого я пытаюсь обмануть? Раддок всё такой же, каким был в бытность профессиональным игроком. О прибытии бывшего защитника «Ливерпуля» возвещает его громогласный голос, который, кажется, разносится на мили вокруг.

Самый большой вопрос, который мучает общественность, включая самого Раддока, это чего же всё-таки могла бы добиться команда Роя Эванса, если бы в ней присутствовал хоть намёк на дисциплину.

Только в той команде была возможна следующая забава, которая получила название «игры на пенни» - суть её состояла в том, что ближе к концу матча защитники «Ливерпуля» кидали монетку, выбирая «крайнего», который должен был купить всем выпивку после игры. Невозможно представить себе такое в командах Улье или Бенитеса, но при Рое Эвансе это было в порядке вещей.

Ещё до перехода в «Ливерпуль» карьера Раддока была довольно интересной. Первым клубом «Бритвы» стал «Миллуол», в который он пришёл в 12-летнем возрасте.

В школьные годы я был левым вингером и, не смейтесь, бомбардиром. В «Миллуоле» Джордж Грэм, в тренерской карьере которого этот клуб стал первым, перевёл меня на позицию центрального защитника, и с тех пор (с 16 лет) я им и остался. Грэм был очень дисциплинированным человеком и большим другом Терри Венейблса. Терри был отличным тренером, настоящим психологом. Они работали вместе ещё в «Кристал Пэлас».

Когда Раддоку исполнилось 17 лет, его купил «Тоттенхэм». В первый год пребывания в стане «шпор» Раддок играл под руководством Дэвида Плита, которого впоследствии сменил Терри Венейблс. Именно при Венейблсе Раддок дебютировал в первой команде «Тоттенхэма», когда в ноябре 1987 года вышел на поле против… «Ливерпуля». Раддок был счастлив, что Терри включил его в стартовый состав, однако сам матч обернулся для защитника настоящим бедствием.

Гари Гиллеспи так заехал мне по ноге, что я не смог продолжить матч. Тогда я ещё не знал, что нога сломана, и примерно неделю тренировался с этой травмой. В том матче у нас удалили Стива Ходжа, который врезал Рэю Хоутону локтем.

«Ливерпуль» выиграл тот матч со счетом 2:0, а Раддок на пару месяцев выбыл из игры. Впоследствии он долго набирал форму, что привело его обратно в «Миллуол». Раддок ещё полгода поиграл в Лондоне за «львов», после чего на четыре года перебрался в «Саутгемптон». Несмотря на решение отправить Раддока обратно в «Миллуол», Нил очень тепло отзывается о Терри Венейблсе, который в 1992 году вернул его в «Тоттенхэм». «Бритва» вспоминает случай, когда после одного из матчей, в котором Раддок был удалён с поля, Терри весьма оригинально позволил себе не согласиться с решением арбитра Филипа Дона.

Судья удалил меня в игре против «Кристал Пэлас». После окончания матча Терри подошёл к нему в подтрибунном помещении. «Мистер Дон, будут ли у меня проблемы, если я назову вас шлюхой?» - спросил Венейблс. «Да, безусловно», - ответил Дон. «А будут ли у меня проблемы, если я подумаю, что вы шлюха?» - не унимался Терри. «Нет, не будет», - ответил Дон. И тут Терри выдал: «В таком случае, я думаю, что вы шлюха». Потрясающе!» (Смеется).

В июле 1993 года «Ливерпуль» заплатил рекордные для себя 2.5 миллиона фунтов за защитника.

Тогда я проводил отпуск в Испании. Помню, как во время ланча ко мне подошел официант и сказал, что мне звонят. На том конце провода я услышал голос Сэмми Ли. Мы были знакомы, так как вместе играли за «Саутгемптон». Когда он сказал «Привет, это Сэмми Ли», я подумал: «Блин, ну ни фига себе». Ведь тогда он был тренером резервной команды «Ливерпуля». Он сказал: «Тебя хочет Сунесс». К моменту, когда я вернулся в Англию, меня ждали Сунесс в «Ливерпуле», Ходдл в «Челси», Клаф в «Ноттингеме», Киган в «Ньюкасле» и Кенни Далглиш в «Блэкбёрне». Я пообещал встретиться со всеми. В понедельник я встретился с Кенни, а во вторник с Сунессом. В среду я должен был поехать на встречу в «Ньюкасл», но этого не понадобилось. После встречи с Сунессом я сказал себе: «Вот оно». В пору моего детства «Ливерпуль» был великим клубом. Старый добрый Коп был всё ещё на своем месте. Нет ничего лучше, чем выбежать на поле под шум 25 тысяч скаузеров, заполнивших Коп и распевающих свои песни. Их пение обо мне запомнилось мне больше всего, и это самое большое мое достижение в футболе.

Как обычно в карьере этого игрока, неприятности стали преследовать его с самого начала. После того как он отыграл только пару матчей за свой новый клуб, «Ливерпуль» встретился с «Ньюкаслом» в матче, который стал юбилейным для легендарного капитана «красных» Ронни Уилана. Уже на второй минуте матча Раддок сломал лицевую кость бывшему игроку «красных» Питеру Бирдсли. Любопытно, что Нил не был удален, и даже забил единственный мяч в поединке. Впоследствии Бирдсли писал в свое автобиографии, что Раддок бессовестно сломал ему лицевую кость, чтобы набрать вистов у фанатов «красных». Нил не заставил долго ждать с ответом, написав в своей автобиографии, что «хрупкое личико Питера оказало ему услугу и уберегло от больших неприятностей». Да уж, не о таком начале карьеры в «Ливерпуле» мечтал Нил Раддок.

То был игровой момент, но несмотря на это Питер Бирдсли собирался подать на меня в суд. Однако его врач сказал^ «Погоди, пока сойдёт отёк». Что ж, мы до сих пор ждём.

К моменту покупки Раддока Сунесс уже два года возглавлял «Ливерпуль». И оба раза «красные» занимали 6-е место. От былых победных деньков остались одни лишь воспоминания. В начале сезона 1993/1994 «красные», в центре обороны которых играли Нил Раддок и Марк Райт, выиграли 4 из первых пяти матчей. Единственное поражение «Ливерпуля» было нанесено ему «Тоттенхэмом». Однако вскоре дела пошли хуже некуда, мерсисайдцы проиграли три матча подряд, последним из которых стал позорный проигрыш на своем поле в кубковом матче клубу Первого дивизиона «Бристоль Сити». Спустя всего полгода после прихода Нила Сунесс покинул свой пост.

Я думаю, что он должен был остаться. Он был честен со мной. На тренировках он оставался лучшим игроком нашей команды. Суи играл как в свои лучшие дни, рядом со своими старыми партнерами Гроббеларом и Уиланом. Он своей игрой пытался показать парням, чего от них хочет. Он пытался делать всё правильно. Но он был очень нетерпелив, и потому не мог увидеть всю картину происходящего. Игроки начали роптать за его спиной. Я видел, что происходит.

Наконец, в сезоне 1994/1995 Рой Эванс, который до этого работал в клубе на протяжении 28 лет, стал 14-м тренером в истории «Ливерпуля». В команде появились новые защитники Фил Бэбб и Джон Скейлз, а сам «Ливерпуль» перешёл на игру в пять защитников. В центре играли Раддок, Бэбб и Скейлз. «Бритве» будет сподручнее, если ему будут помогать двое этих парней», - говорил Эванс. А вам нравится расстановка 5-3-2?

Мне нравилось играть с Марком Райтом и Николом. С ними у нас никогда не было провальных матчей. А Скейлз и Бэббси… Я понятия не имел, чего блин ждать от них. Да, ёлки-палки, большую половину времени сам Бэбб не мог понять, чего он тут делает.

За время, проведённое в «Ливерпуле», Раддок выиграл только один Кубок лиги. Его мечта выиграть Кубок Англии так и осталась мечтой, так как «красные» проиграли финал «Манчестеру». Перед финалом Раддок узнал, что не будет участвовать в матче. «Оглядываясь назад, я только в одном могу упрекнуть Роя – перед игрой он подошёл ко мне и сказал: «Не знаю, как сказать тебе, но…» Вот так я и не сыграл в финале. Я был так расстроен, что послал его. Я был крут, и у меня была репутация настоящего мужика, но я плакал как ребёнок, когда узнал о том, что не сыграю в финале».

Я же хорошо играл. Позднее Рой признал свою ошибку. В то время я был одним из немногих, кто хорошо играл против Кантона, в свою очередь, он довольно плохо выступал в матчах против нас. Кроме всего прочего, это был день моего рождения. Мой день начинался просто блестяще. С днём рождения, блин. Спасибо, босс (смеется). В конце концов мы оба оказались в «Суиндоне» - он был главным, а я его помощником. Некоторые люди говорят, что он был слишком мягким, но этот засранец не был мягок со мной. Он очень умный чувак. У него был свой метод. Просто некоторые игроки не особо напрягались. Играли и думали, что всё у них получится, не прикладывая усилий. Коллимор мог стать великим игроком, если бы рядом с ним очутился человек, который дал бы ему по заднице в нужный момент.

Кого из игроков «Ливерпуля» Вы считаете самым одаренным?

Джонни Барнcа. Яна Мёльбю, блин, он был просто неподражаем, Раши, Стиви Макманамана, Робби, себя…

Кстати, отношения Фаулера и Раддока поначалу складывались не лучшим образом, о чём Нил пишет в своей книге.

После победы в одном из матчей у нас было отличное настроение, и по дороге обратно мы решили это дело отпраздновать. Мы выпили, и Стиви Харкнесс решил, что будет весело пописать в туфли Робби Фаулеру, молодому нападающему, который в это время спал. К тому моменту, как Робби проснулся, я уже вырубился. Он надел туфли и тут же понял, что произошло. Ясное дело, его это не обрадовало, и когда он спросил, кто это сделал, то парни показали на меня. Он взял мою сумку, и порезал мои новые туфли от Gucci, за которые я выложил 300 фунтов. Он-то думал, что отомстил чуваку, который нассал ему в ботинки. Не лучшее решение. Когда мы приземлились, и я проснулся, парни всё ещё ржали, и мне не составило труда узнать почему. Пока мы шли по зданию аэропорта, я сказал Робби, что ему придется купить мне новые туфли взамен тех, что он уничтожил. Мы поорали друг на друга, даже потолкались, чувак не на шутку разошёлся. Я решил преподать ему урок и схватил его за нос. К тому времени Робби разорался и довольно сильно вышел из себя, а потому я думаю, что многие из тех, кто стали свидетелями инцидента, посчитали, что он получает по заслугам. В конце концов он успокоился и мы помирились. Мы дружим, и даже сейчас нет-нет да и вспомним тот случай. Он лучший бомбардир, которого я встречал.

Кто был Вашим сильнейшим соперником?

На ум приходят трое. Кантона, Дзола и Деннис Бергкамп. Иан Райт пару сезонов в «Арсенале» был настоящим засранцем. Он подходил ко мне и говорил: «Привет, здоровяк», после чего начинал царапаться. Если же ты отвечал, то он начинал тебя подначивать: «Эй, здоровяк, твоя жена готовит отличный завтрак». Таким образом он пытался вывести меня из себя. В конце концов мы с ним сильно сдружились, особенно когда я играл за «Тоттенхэм», а он за «Арсенал». К тому же мы вместе заканчивали в «Вест Хэме».

Раддок стал первым, кто противостоял Эрику Кантона после того, как в октябре 1995 года француз вернулся в игру после 9 месяцев дисквалификации.

Обычно Эрик задирал воротничок на футболке. Один приятель, скаузер, посоветовал мне опустить его воротничок. Я решил, что это неплохая идея и во время игры опустил его воротничок. В первый раз он ухмыльнулся, во второй раз он улыбнулся, в третий раз он попытался меня ударить, но промахнулся, и только с четвертого раза он погнался за мной и дал мне подзатыльник.

(Смеется) Дело заключалось в том, чтобы вывести его из равновесия. И мне это удалось. Эрик был моего веса. Не многие это осознают.

Раддок рассказывает, как после матча Эрик подошёл к нему в баре для игроков и угостил пивом. Раддок отблагодарил Кантона тем, что попытался спустить с него штаны.

О Раддоке ходит масса невыдуманных историй, например, после того как в 1996 году в матче резервных команд Нил сломал обе ноги манкунианцу Энди Коулу, «Бритва» сказал: «Полагаю, он просто неудачно упал».

Раддок смеется: «Полагаю, он просто неудачно упааааал» (Смеется добрую минуту).

Само собой, Коулу не понравилась реакция Раддока, и он сказал следующее: «Он говорит, что играл в мяч, но как он мог сыграть в мяч, если я опережал его на пару-тройку ярдов? Я получил отличный пас от Пола Скоулза, когда неожиданно обнаружил себя летящим в воздухе. Если такие нарушения будут повторяться в каждой игре, то многие игроки могут получить серьезные травмы. Я шокирован травмой и разочарован его комментариями».

В сентябре 1996 года Нил Раддок попал на страницы полицейских сводок, угодив в историю из-за своего автомобиля Porsche.

Газетные полосы пестрели от скандальных заголовков.
«Игрок «Ливерпуля» Нил Раддок вчера был оштрафован на 300 фунтов за сопротивление полиции во время ДТП, в котором тот оказался на своем автомобиле марки Porsche. Судье было доложено, что один из полицейских обвинил игрока в «возмутительной лжи».

«Двадцативосьмилетний центральный защитник, который вчера играл против финского клуба «МюПа-47», призывает к справедливости. Заявление Раддока, которое зачитал в здании суда города Саутпорт его адвокат, гласит, что данное дело причинило самому игроку, его семье и всему клубу «Ливерпуль» большой ущерб и привело в замешательство».

«Суду было сообщено, что в день аварии Раддок находился в одном из пабов города Формби, где отмечался день рождения его друга. Некий Энтони Кларк намеренно отобрал ключи от автомобиля у Раддока для надёжности. Во время обратного пути Кларк не справился с управлением, и автомобиль врезался в дерево».

«Представитель мерсисайдской полиции Иан Барлоу рассказал, что Раддок дважды говорил полицейским, что его машина была украдена. Тем не менее, футболист был арестован по подозрению в вождении в нетрезвом состоянии. Представитель обвинения Дебора Биррел рассказала: «Полиция уверена, что за рулём был именно он». Первого февраля Раддок наконец рассказал полиции, что отдал ключи от машины Кларку, о чём ранее не говорил. «Я не хотел, чтобы у парня были неприятности», - сказал Раддок. «Не хотел быть доносчиком. Я знал, что не прав, но я ведь выпил всего-то пару бокалов пива». Иан Барлоу незамедлительно сообщил Раддоку, что его предыдущие показания являются возмутительной ложью. Раддок ответил: «Не возмутительной ложью, а я просто не рассказал Вам всего что знаю». Кларка обвинили в невнимательном вождении и вождении без прав».

В момент разговора в комнате присутствовал агент Раддока Энтони Кларк. Да-да, тот самый Кларк, который «замутил» всю эту давнишнюю историю.

«Тони Кларк всё замутил. Он самый», - показывает Раддок на своего приятеля.

«Всё, что я ответил на обвинения в возмутительной лжи, это то, что не было возмутительной лжи, я просто не рассказал всего, что знал», - произнёс Раддок, перечитывая статью.

«Мне это нравится. Эй, Кларки, погляди-ка», - и Раддок протянул статью Кларку, которому явно нравилось читать о «днях минувшей славы».

«Меня показывали в десятичасовых новостях», - вспоминает Тони.

В самом начале сезона 1997/1998 Раддок получил травму колена. Во время полугодового восстановления, по признанию самого Раддока, он вёл такой разгульный образ жизни, что на его фоне сам Газза показался бы святым.

С шестнадцати лет я вёл дисциплинированный образ жизни. В то время как твои сверстники пьют пиво и гуляют с девчонками, я был заперт на базе. Я очень рано женился. Короче говоря, это были просто сумасшедшие деньки. Девчонки, выпивка, девчонки и снова выпивка. Я был травмирован, а мой брак был… (показывает вниз большим пальцем). Да, я вёл себя очень глупо, но это были классные полгода.

Мне нравился такой образ жизни. Порой я шёл на поводу у своих друзей, но ведь это были мои друзья. Смотрите каким я стал (смеется). Мои друзья сделали меня таким… к счастью.

«Молотобойцы» предложили Раддоку перейти к ним. Харри Реднапп мечтал перевезти Раддока на «Аптон Парк», и последний этап восстановления Раддок проходил в клубе низшего дивизиона КПР. Раддок объясняет.

Мои дети уже подросли, и пришла пора переходить. У меня оставалось два года по контракту, а я уже играл в резервной команде «Ливерпуля». Я подался в КПР, который тренировал Рэй Харфорд. Сам-то я не хотел идти в КПР, но Рэй позвонил Харри, а Харри позвонил мне и сказал: «Иди туда, набери форму и тогда я тебя подпишу». В той команде мы играли вместе с Винни Джонсом и Ианом Доуи. Я пошёл туда за семь туров до конца первенства. Нам грозил вылет из дивизиона. Мы шесть раз сыграли вничью и остались. В матче против «Манчестер Сити» мы сыграли вничью 2:2, и самое смешное, что их игрок Джейми Поллок забил самый красивый автогол всех времён. Он перекинул мяч через кого-то из наших и головой послал мяч в свои ворота. В то время в наших рядах ходила шутка «Кто является человеком, который оказал самое большое влияние на историю мира?» Конечно же, Джейми Поллок, потому что за него голосуют фанаты КПР. Я набрал форму, мы остались, а я сам перебрался в ВХЮ, где провёл два отличных сезона.

А потом настал черед «Кристал Пэлас» и Саймона Джордана. К тому моменту колено беспокоило меня всё чаще и я понимал, что скоро закончу играть. Харри сказал мне: «Этот парень едет за тобой. Этот богатей купил «Пэлас» и у него водятся деньжата. Мы знаем о твоём колене, и понимаем, что тебе скоро заканчивать. Иди и заработай немного бабок». В то время я не особо знал, кто такой Саймон Джордан. Я перешёл туда, а через год наши пути с Саймоном Джорданом разошлись.

В августе 2001 года Раддок воссоединился со своим ливерпульским тренером Роем Эвансом в «Суиндоне», где Рой исполнял роль главного тренера, а Раддок стал играющим тренером, подписав с клубом трёхлетний контракт.

Один из моих приятелей, Дэнни Донеган, был президентом «Суиндона». Так вот он мне и говорит: «Мы тут Роя Эванса пригласили тренером…» Годик все шло хорошо, а потом кончились деньги, и обещания так и остались обещаниями. Тогда я сразу перешёл на тренерскую работу, хотя предпочел бы ещё пару лет побегать в качестве играющего тренера. Довольно печально было учить игроков «Суиндона» чему-то и осозновать, что они этого сделать просто не могут. Тогда Рой сказал мне: «Сынок, если бы они могли так играть, то не выступали бы за этот долбаный «Суиндон». (смеется)

Чем Вы занимались последние годы?

Ну, я что-то типа «свадебного генерала», и как говорит моя мама, я один из лучших в своём деле. Я принимаю участие во всяких телевизионных развлекательных программах, типа «Я звезда, заберите меня отсюда». Это программа, в которой берут десяток звёзд и забрасывают на необитаемый остров, где им приходится выживать. Вместе со мной в шоу принимали участие многие звезды. За первые 11 дней я сбросил 18 фунтов. Вот где мне следовало проходить «предсезонку». Поле шоу меня стали узнавать женщины, они видели меня и говорили: «Эй парень, да мы тебя знаем, ты же тот из джунглей». Прикинь, меня узнают не после 400 долбаных матчей на высшем уровне и 20 лет упорного труда, а после пары недель в джунглях.

Когда в июле 1998 года в команду пришёл Жерар Улье, который стал вторым главным тренером наряду с Роем Эвансом, Раддок был не особо впечатлён французом.

Улье вошёл в раздевалку и подошёл к Робби - «Ах, Робби Фаулер», потом он подошёл к Дэвиду Джеймсу - «Привет, Дэвид», потом он подошёл ко мне и сказал: «Простите, как Вас зовут?» Я ответил: «Должно быть, последние 15 лет ты был в коме?» Все посмеялись, кроме него. Спустя неделю меня в команде уже не было.

Скажите, кто такой Джеко?

Дома все называю меня Джеко. В детстве у меня была игрушечная обезьяна Джеко. Я таскал её повсюду лет до двенадцати. Спасибо, что напомнили. Спасибо вам, засранцы, что закончили этот долбаный разговор на столь высокой ноте.

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)