Шенкли: Моя история. Глава 10. Новая команда | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Шенкли: Моя история. Глава 10. Новая команда

3
Шенкли: Моя история (c) Иришка, Liverbird.ru

В конце шестидесятых, когда мы готовились к семидесятым, некоторое время у нас была весьма посредственная команда. Многие игроки были примерно одного возраста, и я установил для них период времени, как я думал, в течение которого они будут играть. Я сказал им: «Если вы - хорошие спортсмены, ваши лучшие сезоны будут в возрасте 28-33 лет. Я провёл свои лучшие сезоны именно в этом возрасте».

Я думал, что некоторые продержатся дольше благодаря опыту. Но, наверное, успех сократил их карьеры. Они выиграли чемпионат, Кубок Англии и снова чемпионат, и часто играли в Европе. Они сыграли со всеми противниками и всего добились. Возможно, они уже не были голодны до игры.

Поиск игроков не останавливался никогда, конечно. В 1967 мы купили Тони Хэйтли из «Челси» за 96000 фунтов, потому что он был великолепен в воздухе и казался решением всех наших проблем. Он прекрасно начал, приятный парень с хорошим характером. Он сразу полюбился болельщикам и отвечал им взаимностью. Но потом дела не задались. У него было несколько травм - пугающая медицинская карточка! - и они забрали у него всю остроту. Найти толкового игрока передней линии было нелегко, а здоровый Тони Хэйтли был на вес золота. Он неплохо за нас выступал, учитывая все обстоятельства, но мы отправили его через год в «Ковентри» за 80000 фунтов.

Нам не повезло и с некоторыми своими игроками. Альф Эрроусмит, играя в нападении с Роджером Хантом и с Ианом Сент-Джоном за спиной, серьёзно беспокоил защиту соперников, пока травмы не уменьшили его эффективность. Гордон Уоллэс, в свою очередь, был очень похож на Томми Финни, но был ужасно невезуч. У него были проблемы с хрящом, проблемы с рукой - проблемы со всем. Как-то он играл в матче лиги против «Бёрнли», когда Роджер Хант был травмирован. Мы выиграли 3:0 и, если честно, не ощутили отсутствия Роджера. В другой раз Гордон играл в матче с «Бирмингемом» на «Энфилде». Минут за двадцать до конца я закрыл глаза и подумал: «Господи, это точно Томми Финни на поле». Уоллэс обыгрывал соперников во вратарской. Он делал вид, что будет бить, а потом обводил их. Он постоянно угрожал воротам!

.
Билл Шенкли и Алан Эванс
.

В сентябре 1968 я заплатил «волкам» 100000 фунтов за Алана Эванса, ему тогда было восемнадцать. Он весил одиннадцать с половиной стоунов [73 кг - прим. перев.] и был очень силён. За два года до этого он играл за «Вулверхэмптон» на «Энфилде» и здорово усложнил жизнь Ронни Йейтсу. Алан тогда забил гол и наглядно продемонстрировал, что способен стать великим игроком. У него были все необходимые качества, вся техника. Уже в этом возрасте он был очень хитрым и умел провоцировать соперников на фолы против себя. Он был быстрым и очень смелым.

Алан был как глоток свежего воздуха. В первом же его матче мы забили четыре гола «Лестеру», один из них - как раз Алан. На следующей неделе мы поехали к «Вулверхэмптону» и обыграли их 6:0 с двумя голами Алана. Мы забили шесть и ещё три раза попали в штангу и перекладину. Болельщики «волков» мечтали о финальном свистке. Я слышал, как один из них сказал: «Слава Богу, это закончилось».

После матча я сказал Алану: «Не говори ничего, сынок, никому ничего не говори про „Вулверхэмптон“. Не ходи к газетчикам, не разговаривай с ними ни о чём, не говори, что „волки“ ошиблись, продав тебя, и всякое такое. Это может обернуться против тебя». Я хотел, чтобы парень не витал в облаках славы.

Для Алана всё шло хорошо, пока в одни выходные он не поехал домой. Вроде бы он сидел в клубе, когда произошёл инцидент. Его ударили в лицо стеклом, и он получил сильные порезы.

Этот случай, возможно, изменил всю жизнь Алана. Ужасные шрамы на лице молодого парня, такая досада. У него был сильный характер, но случившееся затормозило его карьеру. С этого момента у него всё пошло наперекосяк. Ему пришлось перенести операцию хряща после того, как он травмировался на каменном поле во время европейского матча в Бухаресте, были и другие неудачи. В некотором смысле он стал жертвой обстоятельств. «Ливерпуль» рвался к успеху, и на его месте легко мог оказаться кто угодно. Кто угодно мог травмироваться и вылететь. Мы отпустили его в «Астон Виллу», что значило, что он вернётся домой, и это было ему по душе.

Иногда, когда игрок уходит из клуба, остаётся какой-то осадок. Может, был виноват менеджер, может, был виноват игрок, и так далее. Дела Алана в «Ливерпуле» сложились не очень хорошо, но недавно я получил от него письмо. Оно начиналось с фразы «Дорогой босс!»

У Алана были кое-какие сложности, и он написал мне, чтобы попросить совета. У него была неопределённая ситуация с будущим, и я поговорил с ним по телефону. Потом он перешёл в «Уолсолл».

Я был очень рад и горд, что Алан обратился ко мне за советом. Это письмо много для меня значило. И я должен сказать прямо: я заплатил за Алана 100000 фунтов, когда ему было восемнадцать, и я сделал бы это снова.

Ещё был такой Тед Макдугалл. Тед перешёл в «Йорк Сити» за 5500 фунтов в 1966. Когда он числился у нас, в команде было полно хороших нападающих, и он всё никак не мог попасть в основной состав. Он был хорош, мы даже как-то взяли его на «Вилла Парк» запасным. Но у нас в это время было столько хороших игроков, что мы могли себе позволить отпустить Теда. «Можешь перейти в „Йорк“, если хочешь, сынок», - сказал я ему. Я никогда не говорил игрокам ничего в духе «Слушай, тобой тут интересуются, тебе надо уйти». И Тед ушёл. Он добился кое-каких успехов, и я рад за него, он опасный нападающий и отличный парень.

.
Эмлин Хьюз подписывает контракт с «Ливерпулем»
.

Я видел первый матч Эмлина Хьюза за «Блэкпул» в последней игре сезона 1965/1966. Это было на стадионе «Блэкбёрна». «Блэкпул» избежал вылета, а «Блэкбёрн» - нет. Мэтт Басби тоже был на той игре, ходили слухи, что он присматривает Майка Ингленда. Я спросил у Ронни Стюарта, менеджера «Блэкпула», кто играет. Он ответил: «Один паренёк из Бэрроу дебютирует».

В молодёжных командах «Блэкпула» Эмлин поиграл на всех позициях, не привлекая к себе особого внимания. Ронни же сказал: «Сегодня он играет левого бэка». И как он сыграл! Ему удавалось буквально всё, он даже добился удаления соперника. Тот игрок пытался свалить всё на Эмлина, который был прав, и я подумал: «Это выведет его из равновесия». Но нет! Он продолжил играть и пасовать как ни в чём не бывало.

Я предложил за него 25000 фунтов сразу после матча. Он сыграл всего одну игру, а директора из совета «Блэкпула» сидели радостные со своими сигарами, потому что избежали вылета. Я подумал: «Я получу этого игрока, потому что они сейчас довольные и добрые». Я должен был сказать: «Поблагодарите вашу удачу! Отдайте его нам. Вы что-то получили - отдайте что-то взамен».

К несчастью для нас, следующим летом «Блэкпул» продал Алана Болла в «Эвертон», и им не так уже были нужны деньги. Иначе я получил бы Эмлина раньше. Я сразу раскусил его, сразу сказал себе: «Это особенный игрок», и я следил за его успехами. Среди моих писем в то время было несколько от товарища из «Файлда», в которых он всё повторял: «Эмлин Хьюз станет хорошим игроком». Он не знал, что я уже и сам это знаю.

Следующий сезон я начал, снова просматривая Эмлина. В матче против «Челси», которых тогда тренировал Томми Дохерти, у Эмлина была стычка с Питером Осгудом. Эмлин задел Питера при отборе, в следующем эпизоде Питер попытался зацепить Эмлина, но тот был удачливее или хитрее и, к сожалению, сломал Питеру ногу. Но я всё равно считаю, что Питер был виноват в той же мере, что и Эмлин. Как бы то ни было, я продолжал следить за парнем и всё больше убеждался, что он нам нужен. В итоге я купил его за 65000 фунтов в феврале 1967, когда ему было девятнадцать. Эмлин стал одной из лучших покупок в истории.

Когда мы решили все вопросы с бумагами, мы забрали вещи Эмлина и повезли его в Ливерпуль. По дороге в нас въехала другая машина и разбила нам заднюю фару. Я вышел и спросил у водителя: «Какого чёрта вы делаете?» Он даже не успел ответить, как я сказал: «Ладно, не важно, это просто фара, главное у меня внутри машины». Через некоторое время меня остановил полицейский и сказал: «У вас горит только одна задняя фара». Я ответил: «Я знаю, в меня въехали тут по дороге. Дайте мне спокойно доехать до гаража!» Остаток дороги мы проехали без происшествий.

Следующим летом мы играли предсезонку в Германии, и в Кёльне Эмлин устроил трёпку Оверату. Хьюз получил такое же задание, как когда-то Гордон Милн против ван Химста. Я сказал Эмлину: «Смотри, сынок, Оверат неплохой игрок». Он и правда был неплох, потенциально - один из лучших игроков в мире. «Ты просто прикрывай Оверата», - сказал я. - «Но не избегай игры всё время. Когда мяч у нас, играй как обычно, а когда мяч у них, прикрывай Оверата».

Так Оверат попал в тень Эмлина и толком не касался мяча весь матч. В одном эпизоде Эмлин пошёл в отбор, Оверат подпрыгнул, и Эмлин слегка его зацепил, совсем ерунда. Арбитр отправился к ним, собираясь удалить игрока в товарищеском матче!

Боб Пэйсли тут же пошёл к Эмлину, а я сказал одному из запасных, Джеффу Стронгу: «Давай, Джефф, пошли». Джефф вышел со мной на поле, а хитрый Боб сказал Эмлину лечь и лежать.

«Носилки! Носилки!», - закричал Боб, который знал, что Эмлину грозит удаление.

Я сказал Джеффу: «Разминайся, а когда Эмлина унесут на носилках, выходи вместо него».

Эмлина унесли - хотя с ним всё было в порядке, конечно - ему вежливо похлопали, и Джефф вышел на поле.

Но Оверат сказал арбитру: «Замена…»

И арбитр сказал Джеффу: «Найн, найн, найн! Офф!»

Нам с Бобом почти удалось выпустить Джеффа! Я сказал Оверату: «Это товарищеский матч. Люди по два фунта заплатили, чтобы посмотреть. Вы хотите, чтобы мы играли вдесятером?»

«Не говорить английский, не говорить английский», - ответил он, хотя прекрасно мог говорить!

«Слушай, Оверат, ты знаешь чёртов английский! Не неси ерунды», - сказал я.

Тогда я пошёл на трибуну к президенту «Кёльна», воротиле мистеру Кремеру в большущем красном галстуке. «Мистер Кремер», - сказал я. - «Мы огорчили вас тем жребием в Роттердаме, и теперь вы пытаетесь отыграться. Это чёртово удаление в товарищеском матче! Вы могли бы спуститься в перерыве и сказать, чтобы нам разрешили выпустить Джеффа или кого-нибудь другого. Если не Джеффа, то хотя бы кого-нибудь другого. Вы лишаете зрителей развлечения. Люди заплатили по два фунта, а мы будем играть вдесятером».

«Очень сложно», - ответил он.

«Нет, это совсем не сложно», - возразил я. - «Мы можем уехать прямо сейчас. Можем сказать: „Нет, мистер Кремер, извините, мы больше играть не будем“. Ну вас к чёрту».

«О нет!», - ответил он.

Я сказал: «Я могу сделать одну простую вещь, мистер Кремер. Я скажу Томми Смиту, чтобы он травмировал одного из ваших игроков, и тогда мы будем играть в равных составах!» С этими словами я ушёл.

Забавно, что потом мы поехали в Ганновер, и Томми таки травмировал пару их игроков. Сразу трое хромали после стычек с ним, и в перерыве арбитр подошёл ко мне и сказал: «Номер десять, Шмидт. Полегче. Я удалять его».

«Шмидт?», - переспросил я. - «Шмидт немец. Вам нужен мистер Смит или Мессершмидт?»

В общем, мы заполучили Эмлина, но поиски продолжались. Я не мог покупать стотысячных игроков и мариновать их в резервах, так что мы начали шерстить нижние дивизионы. Между делом мы продали Гордона Милна в «Блэкпул» за 50000 фунтов и Вилли Стивенсона в «Стоук» за 50000.

Я смотрел на наших игроков и понимал, что некоторые уже совсем не те. После больших успехов бывает сложно мотивировать себя. Ты уже всего добился, и будто ходишь туда-сюда по одной и той же дороге. Я чувствовал, что именно это происходит с некоторыми игроками.

Процесс развала начался с «Уотфорда», когда мы проиграли в Кубке Англии. Это была важнейшая игра. Питер Томпсон и Томми Смит не играли. Если бы они были в составе, «Уотфорд» ни за что бы нас не обыграл. Я даже думаю, что Питер и Томми могли бы обыграть «Уотфорд» вдвоём! Как в той старой шутке про Чарли Тулли, который один из всего «Селтика» пришёл на матч против «Рейнджерс». Чарли сыграл один первый тайм, и счёт был ничейным. А потом пришли остальные игроки «Селтика», и «Рейнджерс» выиграли. Так и Питер с Томми вдвоём могли бы дать достойный отпор «Уотфорду». Если бы мы тогда выиграли, это была бы совсем другая история.

Я ручался за свою команду. Были матчи, когда я и ухом не вёл, я был уверен, что мы выиграем. Вопрос только в том, когда мы забьём и сколько. Иногда Томми Лоуренс играл целый матч, не касаясь мяча. Теперь же было очевидно, что некоторые игроки ещё голодны до побед, а другим лучше было бы играть в другом клубе.

После «Уотфорда» я понимал, что моя задача - изменить команду. Это была моя обязанность перед собой, семьёй, клубом «Ливерпуль» и болельщиками, которые привыкли к успеху после побед во втором дивизионе, первом дивизионе, Кубке Англии, снова в чемпионате и после полуфинала Европейского кубка и финала Кубка победителей кубков. Я должен был это сделать, иначе это было бы просто увиливание от своих обязанностей.

Джерри Бирну пришлось уйти из-за травмы. Мне нужно было оставить за бортом таких игроков, как Томми Лоуренс, Ронни Йейтс, Роджер Хант и Иан Сент-Джон. Крис Лоулер, Томми Смит, Питер Томпсон и Иан Каллахан были ещё достаточно молоды. Джефф Стронг - которому не повезло не иметь постоянного места в основа и не вызываться в сборную Англии - ещё мог играть свободного защитника типа Бобби Мура, Бобби Грэм замечательно играл, пока не сломал лодыжку, и у нас был Эмлин. А пробелы в составе нужно было заполнить.

Ту нашу первую команду в «Ливерпуле» называли величайшей, в честь игроков пели песни. Они всё это заслужили. Именно они сделали футбольный клуб «Ливерпуль» тем, какой он сегодня. Но шоу должно было продолжаться.

Постепенно мы приводили новых игроков. Некоторые из них могли похвастаться парой медалей лиги резервов до того, как получили шанс в большом футболе. Я имел возможность покупать молодых игроков, подростков из низких дивизионов и готовить их пару лет в резервах.

.
Билл Шенкли и Рэй Клеменс
.

Одним таким игроком был Рэй Клеменс. Я просматривал Рэя чаще, чем любого другого купленного мной игрока, потому что он был вратарём. Я ездил в Сканторп смотреть его игры, они проходили раз в две недели вечером в пятницу, без четверти семь. Я говорил о нём с другими менеджерами.

Можно приехать просматривать вратаря, а ему не придётся поймать ни одного навеса. Или приедешь - и не будет ни одного удара по воротам. А ведь нужно ещё проверить массу мелких вещей, например, как он бьёт по мячу. Поэтому я просматривал Рэя так часто.

Он левоногий, и я думал: «Надеюсь, он не левша». Мне не нравятся левоногие голкиперы, особенно если они ещё и леворукие. Я не говорю, что они недостаточно хороши, но мне всегда казалось, что им не достаёт баланса. Рэй был левоногим, но правшой, и это было хорошо. Мы подписали его за 18000 фунтов как-то в субботу летом 1967.

Мы усиливались постоянно. В 1969 мы купили Алека Линдси из «Бери» за 67000 фунтов и Ларри Ллойда из «Бристоль Роверс» за 50000 фунтов. Алеку потребовалось некоторое время, чтобы полностью раскрыть свой потенциал и найти свою лучшую позицию, левого бэка. Алек играл красиво и умел очень точно подать мяч в штрафную левой ногой. Потом он играл и за сборную Англии. Ларри Ллойда мне посоветовал Фредди Форд, один из моих тренеров из «Карлайла». Потом Фредди работал в «Бристоль Роверс», и я смотрел на Ларри в кубковом матче против «Эвертона» на «Гудисон Парке». Он был крупным и сильным.

.
Билл Шенкли и Джон Тошак
.

Я купил Джона Тошака из «Кардифф Сити» за 111000 фунтов в 1970. Джон, прекрасный игрок головой, слишком быстро рос, но он забил множество голов за «Кардифф», и его невероятный потенциал был очевиден. В «Ливерпуле» он стал сильнее и внёс значительный вклад в успехи команды. Самые лучшие его выступления случились после того, как в ноябре 1974 года по медицинским причинам сорвался его переход в «Лестер Сити» за 160000 фунтов. Я тогда уже ушёл, конечно, но я думаю, что Джон был зол из-за того, что «Ливерпуль» собирался его отпустить, и он показал себя с наилучшей стороны, продемонстрировав ту самую форму, на которую, как я знал, он был способен.

В 1970 году мы добавили в команду двух университетских студентов: Брайана Холла, который играл у нас в резервах, и Стива Хайуэя из «Скелмерсдейл Юнайтед». Брайан учился в университете Ливерпуля одновременно с игрой в наших резервах, должно быть, ему было очень сложно. Он был мелким, но хитрым, очень изобретательный игрок. Чтобы поговорить со Стивом, я ездил в Уорвикшир, где он учился в университете, и он совершил драматичный переход из любительской команды прямиком в Первый дивизион.

Ещё одно важное приобретение, конечно, было впереди.

Фотографии: liverpoolecho.co.uk

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)