Герой нашего племени. Ян Мёльбю | LiverBird.ru: Liverpool FC / ФК Ливерпуль: Сайт русскоязычных болельщиков «красных»

Герой нашего племени. Ян Мёльбю

2
Фотография Яна Мёльбю (с) BT.dk

Мы рады представить вашему вниманию новое интервью в рамках нашей традиционной рубрики. На сей раз на вопросы журналистов отвечает возможно лучший датский «дирижер» всех времен великий Ян Мёльбю.

Однажды Боб Пэйсли заявил, что вы были самым техничным игроком «Ливерпуля», какого он когда-либо видел. Такая оценка дорогого стоит.

Да уж. Он сказал это в самом начале моей ливерпульской карьеры. Принято считать, что когда игрок обладает физической мощью, то именно на это надо делать упор. Но моим сильным качеством была техника. Я вырос в Дании, которая славится своими техничными игроками, и нет ничего удивительного в том, что я тоже был техничен. Мне несказанно приятно, что самый успешный тренер в истории «Ливерпуля» работал со мной и говорил обо мне такие слова.

Ваш тренер в «Колдинге» Кнуд Энгедаль считал, что вы были одним из пяти лучших датских игроков, если не самый лучший.

Когда я только начинал играть за сборную Дании, она была одной из сильнейших команд мира. В распоряжении Зеппа Пионтека были такие игроки, как Франк Арнесен, Микаэль Лаудруп, Сёрен Лербю, да что тут говорить, вся команда была составлена из таких игроков. Тогда я не мог пробиться в состав, и хотя оправданием мне служило то, что мне приходилось конкурировать с великими игроками, я всё равно был разочарован.

В своём первом сезоне 1984/1985 вы хотели уйти из «Ливерпуля», потому что были вытеснены из состава новичком Кевином Макдональдом. Возможно вы были чересчур нетерпеливы для 21-летнего новичка?

Да, наверное вы правы. В те времена ещё не применялся принцип ротации, который сейчас используется в больших клубах. Я два года отыграл за «Аякс» и регулярно выступал за сборную Дании. Я понимал, что в «Ливерпуле» мне придется нелегко. При всем уважении к Кевину Макдональду и Джону Уорку я был уверен, что достаточно хорош для выступлений за первую команду. Но со мной поступили так же, как поступали в то время со всеми новичками «Ливерпуля» — меня купили и отправили в резервную команду, чтобы я «дозрел» до выступлений за «основу». Однако, тогда Дания пробилась на чемпионат мира 1986 года, и я очень волновался за свое место в составе сборной. Наш тренер был очень принципиален и считал, что игрок не имеет права играть за национальную команду, если не имеет игровой практики в своем клубе. В «Ливерпуле» всегда было принято с пониманием относиться к проблемам своих игроков, а потому они вошли в мое положение. Когда команду возглавил Кенни Далглиш, мои дела пошли на поправку.

Насколько трудно было адаптироваться в Англии после Голландии?

В первом сезоне было очень сложно. В самой команде были проблемы, в начале октября мы шли на предпоследнем месте. Кенни был травмирован, Иан Раш был только что прооперирован, Сунесс ушёл, а Фил Нил и Алан Кенниди уже были близки к концу своей карьеры.

Вы являетесь лучшим пенальтистом в истории «Ливерпуля» и всего лишь трижды промахнулись из 45 попыток.

«Шеффилд», КПР и «Челси» (выпалил Ян).

Ну, и почему вы не забили?

Это были три лучших сэйва в истории вратарей.

Т.е. удары были не плохими?

Удары были отличными, но сэйвы... Я всегда расстраиваюсь, когда люди говорят о том, как Гордон Бэнкс отбил удар Пеле, но забывают как отбивали мои удары с точки Мартин Ходж, Дэйв Бизант и Пол Баррон.

Промах в матче против КПР в марте 1986 года стоил «Ливерпулю» места в финале Кубка лиги.

Мы проиграли не потому что я не забил пенальти, а потому что Ронни Уилан и Гари Гиллеспи забили по автоголу.

Вы всегда наносили очень мощные удары. Это нарочно?

Нет. А вообще я и сегодня могу получить удовольствие от забитого мяча, но больше мне всегда нравилось отдавать голевые передачи. Я всегда хотел быть в гуще событий и участвовать в созидании.

Один из самых памятных головы вы забили в ноябре 1985 года в ворота «Манчестер Юнайтед». Тогда не велось телетрансляции, и потому ваш дубль в том матче сохранился только в памяти участников матча и зрителей. Говорят, что вратарь «Юнайтед» Гари Бэйли даже не видел момента удара.

Да, он не видел мяча, когда он влетал в ворота, но зато, возможно, успел его заметить, когда, тот вылетал в поле. В те времена Кубок лиги был важным турниром, и «Манчестер» пожаловал на «Энфилд» в качестве фаворита, так как выиграл свои предыдущие 11 матчей сезона. Игра была очень сложной, тем более ценным стал гол, забитый в матче, в котором мы были не очень хороши. Отличное воспоминание.

Помните майский матч 1985 года против ВХЮ, когда вы лишились пары зубов?

Я помню, что прыгнул, а потом помню, как приземлился на голову Алана Хансена, и ещё бутсу Суиндлхёрста на своём лице. Наверное, секунд на 10 я потерял сознание. Мне помогли покинуть поле, и ко мне подошёл Брюси. «Эй, Ян у меня тут пара твоих зубов», — сказал он. «Как приятно это слышать», — ответил я. Что ж, добро пожаловать в английский футбол.

В сезоне 1985/1986 вы забили 21 гол. А украшением того сезона для вас должно быть был финал национального Кубка.

Финал Кубка — это мечта любого футболиста. В Дании мы каждый год смотрели финалы Кубка Англии. Я хотел стать первым датчанином, который сыграет в этом матче, но никак не смог помешать Йесперу Ольсену опередить меня на 12 месяцев. Но я наверняка стал первым датчанином, который так много сделал для победы своей команды в финале. Я поучаствовал во всех трёх голевых комбинациях «красных». Это было великолепно.

Вы ждали, что с приходом Сунесса на тренерский мостик «Ливерпуля» ваша карьера пойдет по наклонной?

Нет. Потому что Сунесс ещё в «Глазго Рейнджерс» хотел меня подписать. Первым делом Сунесс перевёл меня на позицию либеро. Я провёл два матча на этой позиции, после чего он сказал мне, что я могу вообще уходить. Прошло около полутора месяцев, пока он понял, что игроки, призванные меня заменить, — Дон Хатчисон, Майк Марш и Джейми Реднапп не совсем готовы, а потому меня вернули в состав.

Но вы и при Далглише порой выступали в роли либеро.

А мне это разве нравилось? Я был не против, потому что мог играть на этой позиции, но я был полузащитником. Кенни Далглиш никогда не ставил меня в защиту потому, что я хорошо оборонялся, но только потому, что я владел отличным первым пасом и мог начать атаку своей команды.

Чем вы занимаетесь сейчас?

Работаю на датские телеканалы TV1 и TV2, комментирую матчи еврокубков и датского чемпионата.

Вы никогда не пробовали себя в роли тренера?

Пробовал и мне понравилось работать тренером, когда я возглавлял команду низшей лиги. Игроки были очень трудолюбивыми и не филонили. Я знаю, как добиваться успеха в низших лигах. Вам нужно создать крепкую, отлично организованную команду. У меня так не получалось, каждый раз у меня выходили «играющие» команды. Если я когда-либо решу вернуться к тренерской деятельности, то мне будут нужны лучшие футболисты.

Вам не предлагали тренировать в Дании?

Предлагали, но я уже больше 25 лет живу в Англии, которая стала мне вторым домом. Моя семья чувствует себя в Англии просто прекрасно, и я не собираюсь возвращаться в Данию.

Вы бываете на «Энфилде» во время матчей?

Я стараюсь не пропускать ни одного домашнего матча.

Где вы были, во время исторического стамбульского финала?

Я отдыхал на Барбадосе. Ну, как отдыхал, на протяжении всего матча я метался по пляжу. Это был лучший вечер, какой у меня был после ухода из «Ливерпуля».

У вас и самого была парочка отличных вечеров в «Ливерпуле».

Тогда это было иначе. Это было в кайф. У нас была отличная команда. Мы выигрывали, потом пропускали по кружке пива и снова выигрывали.

Сегодняшняя атмосфера изменилась? Стала ли слишком строгой?

Не знаю, какова она сейчас. Всё течёт, всё меняется, но в конце концов всё зависит от самих игроков. Если у вас есть классные игроки, вы победите. Но диеты и хорошее физическое состояние игроков также довольно важны.

В своё время вы бы могли быть более подтянутым, если бы использовали современный подход.

Да уж, у меня всегда были проблемы с весом. Я почти не получал травм, например как в сезоне 1985/1986, тогда я был в боевой форме, и вес меня не беспокоил. Но стоило мне пропустить пару матчей, и у меня возникали проблемы. Я выздоравливал и выходил на поле, но мой вес превышал норму.

Вы успели поиграть в «Ливерпуле» со своим соотечественником Торбеном Пехником.

Основной проблемой Торбена было отсутствие всякого желания прислушиваться к советам. У него было своё собственное мнение, как должен играть он сам и вся команда. У него возникли разногласия с тренером, который видел его в одной роли, но на поле Торбен действовал, совершенно игнорируя рекомендации наставника. Он оборонялся, резко выбрасываясь на соперника, в то время как «Ливерпуль» старался создавать давление по всему полю. Его уход из команды был всего лишь делом времени.

Сами Хююпия критиковали так же, как и вас в своё время, говоря что он слишком медлителен, но при этом все забывают о том, как здорово он читал игру.

Да, это правда. Вам не придется много бегать, если вы заняли правильную позицию. Я уверен, что он мог бы легко играть в клубах с континента, которые обороняются глубже. Его было невероятно сложно пройти в ближнем бою и одолеть в игре на втором этаже.

В своё время вы чуть было не оказались в «Барселоне».

Да, это было в 1990 году. Я был в шаге от перехода. Я думал, что уже сыграл свой последний матч за «Ливерпуль», когда 10 ноября мы схлестнулись с «Лутоном». Я забил гол, а по окончании поединка отправился в лагерь сборной, которой предстояло играть с Югославией. Я думал, что оттуда уже поеду в Барселону, но тут позвонил Кенни Далглиш и сказал, что клубы не смогли договориться. Я был не против вернуться, хотя, признаться, было бы интересно перейти в каталонский клуб. Испанцы предлагали мне четырехлетний контракт. Тогда они четырежды подряд выиграли чемпионат своей страны, а также завоевали Кубок чемпионов, так что это бы могло стать увлекательным путешествием. То была одна из лучших команд мира, в составе которой блистали Ромарио, Стоичков, Лаудруп и Куман. Фантастическая была команда.

Но у меня не было проблем. Я был игроком «Ливерпуля», а в 1990 году «красные» были ещё в большом порядке. Никто и не думал, что в 1990 году всё и закончится.

Кто был самым сумасшедшим игроком того «Ливерпуля»?

Брюс Гроббелар. Он был просто ненормальным. Он перепрыгивал через машины, переворачивал их. Я помню, как он двигал машины на стоянке перед стадионом «Фулхэма». Отличный парень, но тот ещё псих. И к тому же очень сильный.

Что можете сказать об обвинениях в сдаче игр, которые преследовали Брюса? Есть ли в этом хоть доля правды?

Он трижды отправлялся в суд, и дважды признавался невиновным. Думаю, тут нечего добавить. Но от ярлыков нелегко избавиться.

Как вы чувствовали себя в «Ливерпуле» после того, как в сезоне 1987/1988 года пропустили полтора месяца [в тот период датчанин начал выпивать и попал в автомобильную аварию, из-за которой на шесть недель оказался за решёткой — прим.ред]?

Это было сложно, потому что от меня все чего-то ждали. Это был один из самых сложных моментов в моей жизни. Я не горжусь этим, но это произошло. Я не отрицаю этого, но в этом было мало удовольствия и выходить из этого состояния также было нелегко. У меня ушло много времени на то, чтобы втянуться в ежедневную работу. Я постоянно ощущал на себе взгляды людей.

В клубе вас поддерживали?

Да, тренер меня поддержал. Но я не думаю, что клуб сделал всё, что мог. Я понимаю, что поступил дурно. Я отсутствовал 45 дней и не знал, что будет дальше. Они просто прислали мне письмо, что они оштрафовали меня на двухнедельную зарплату. Я не считал это проблемой, но потом я вышел на свободу и не знал, что будет дальше. В клубе собрали совещание, тренер встал на мою защиту и сказал руководству: «Если мы решим выгнать или прогнать Яна, нам понадобятся три игрока, чтобы его заменить». Думаю, что потому-то они и решили меня оставить.

Далглиш оказался единственным, кто за вас заступился?

Окончательное решение о моём будущем принимали президент Джон Смит и исполнительный директор Питер Робинсон. У меня с ними сложились отличные отношения. Я думаю, что они хотели, чтобы я понял всю серьёзность своего проступка. Откровенно говоря, я никогда не думал, что они всерьёз решат от меня избавиться, но, возможно, это уже мои домыслы.

Роq Эванс не был завален предложениями на тот момент, когда он возглавил «Ливерпуль». Не удивительно ли это, учитывая его огромный опыт?

Ему было сложно отказаться, не так ли? От таких предложений нелегко отказываться. Однако, Рою надо было поступить также как всегда поступал Ронни Моран, — сказать «нет». Но его можно понять, он так много лет был в клубе, и посчитал себя готовым к такой работе.

Предлагали ли Ронни Морану возглавить клуб после ухода Кенни Далглиша?

Да, да, это было в 1991 году. Руководство очень пеклось о преемственности. В этом есть смысл, но я думаю, что Рою не следовало браться за эту работу. Это была слишком серьёзная работа. У людей ушло слишком много времени на то, чтобы осознать насколько важным постом является должность главного тренера «Ливерпуля», и как далеко они отказались отброшены. Это не та работа, кандидатов на которую можно найти всего за полтора месяца.

Когда Рой покинул «Ливерпуль», он рассказывал, что ему предлагали поработать еще где-то, но он отказывался. У людей сложилось впечатление, что он устал от футбола. Я знаю, что он считает своё решение ошибочным. Через две недели после ухода ему поступали предложения, ему стоило рассмотреть их, но он отказывался. Он хотел отдохнуть и не хотел больше никуда уходить.

После ухода Кенни Далглиша «Ливерпуль» так и не смог оправиться

Мы понимали, что нам нужны новые игроки. В тот момент, когда Кенни ушёл, мы шли на первом месте в чемпионате и нас ждала вторая переигровка в кубковом противостоянии с «Эвертоном». Когда мы утром пришли на тренировку, то на базе было полно репортёров, и мы решили, что в клубе появился новый игрок. Нам нужно было подписать пару хороших игроков, и всё было бы отлично. Но дело было в другом — они пришли, потому что оказалось, что ушёл Кенни.

А смог бы он пригласить нужных игроков?

Кенни создал команду, которая оформила «золотой дубль». Да, в «Ливерпуле» не играли величайшие игроки за всю историю клуба, но в сезоне 1987/1988 годов у нас была, возможно, сильнейшая команда в истории «красных».

Вот, что сказал Иан Раш, когда мы попросили его сказать нам пару слов о старинном приятеле Яне.

Ян Мёльбю был выдающимся игроком. Мы с ним четыре года была соседями по номеру и стали лучшими друзьями. Ян и Ронни Уилан — самые близкие мои друзья по «Ливерпулю». Он крупный парень, но когда обладаешь таким мастерством, то ты и не обязан много бегать по полю.

Оригинал: LFCHistory.net

+100500 OFF

Работает на Drupal, система с открытым исходным кодом.
Хостинг предоставлен FastVPS, самым лучшим хостинг-провайдером ;)